«Бабушка надвое сказала»: эксперты усомнились в вине пограничников, оказавшихся на скамье подсудимых

18.11.2019 08:23
Автор новости: Главный редактор


Три экспертизы были заслушаны в ходе судебных заседаний по делу сотрудников ПУ ФСБ России по Смоленской области, обвиняемых в превышении должностных полномочий в Смоленском военном гарнизонном суде. Смогли ли эксперты определенно установить вину подсудимых?

Как уже сообщалось, эпизод, который инкриминируют пограничникам, произошел 28 февраля 2018 года. Дамир Б. и Николай Г. отправились в Рославль, чтобы доставить из отделения пограничного управления в отдел СУ СК России по Смоленской области гражданина Белоруссии. Егоров (фамилия изменена) подозревался в даче взятки сотруднику ведомства за пропуск на территорию России пяти фур с санкционным грузом. За свою услугу он ранее перевел на банковскую карту одному из пограничников 50 тысяч рублей. Об этом стало известно сотрудникам отдела собственной безопасности, ныне находящихся на скамье подсудимых. Егоров был задержан за дачу взятки в одном из кафе Шумячского района рядом с границей и доставлен в Рославль.

Материал по теме:
Чтобы скостить срок за контрабанду гражданин Белоруссии дал заведомо ложные показания, обвинив сотрудников ПУ ФСБ… →
В фокусе следствия оказался путь от Рославля до Смоленска. Сторона обвинения настаивает на том, что поздним вечером 28 февраля Дамир Б. и Николай Г., доставлявшие Егорова в Смоленск, остановили машину в укромном месте и начали его избивать, требуя деньги за то, чтобы закрыть уголовное дело о даче взятки. Затем Егоров дважды признался суду, что оговорил подозреваемых, аргументировав это линией защиты, навязанной адвокатом, чтобы скостить срок. Потерпевший сообщил следствию и суду иную версию происхождения телесных повреждений: их нанесли неизвестные на стоянке на территории РБ. Обе версии сопровождались детальным описанием произошедшего самим потерпевшим, и экспертам предстояло выяснить, которая из версий лучше «стыкуется» с результатами его медосвидетельствования.

Медики, исследовавшие характер перелома ребер, не смогли определенно ответить на вопрос, какие из показаний Егорова больше подходят под клиническую картину телесных повреждений. Влияние на них могли оказать сразу несколько факторов – зимняя одежда, которая «амортизирует» удары, руки, скованные наручниками и защищавшие ребра груди от повреждений. Кроме того, согласно обвинительным показаниям потерпевшего, пограничники нанесли только один сильный удар в область груди. В таком случае, не понятно, откуда взялся еще один перелом со стороны спины?

7

В ходе исследования была предпринята попытка установить места и продолжительность остановок (если таковые были) подозреваемых в определенный период времени с помощью анализа данных сотового оператора. «Сразу уточню, что по детализации, по биллингу невозможно определить остановку абонентов. Никоим образом сотовым оператором это не предусмотрено. Чем лучше сигнал – тем ближе абонент к базовой станции, чем хуже – тем дальше. И вот только по этим параметрам можно хоть как-то определить, насколько далеко в зоне действия базовых станций находится абонент. Иного понятия «остановки» – не установить», – сообщил суду один из экспертов.

По результатам экспертизы была установлена средняя скорость движения подозреваемых от одного отрезка дороги к другому, однако эксперт заключил, что установить факт остановки не представляется возможным. Более того, как следует из анализа данных трафика, подозреваемые перемещались по трассе в разное время и с разной скоростью. Согласно данным экспертизы почти в одно и то же время один из подсудимых въезжал в Рославль, а другой – выезжал из него. Этим, в частности, и объяснялось то, что на «подозрительном» участке дороги в районе Голоёвки пограничники ехали гораздо медленнее средней скорости движения по трассе. В итоге даже судья признал тот факт, что все сведения, изложенные в ходе экспертиз и исследований, носят субъективный характер. В том числе, и заключения психологической экспертизы.






Теги записи:

Комментарии




css.php