Про руководящие кадры, здравоохранение и тайных последователей доктора Менгеле на Смоленщине

Как реализуется в регионе национальный проект «Здравоохранение».

29.08.2019 08:46
Автор новости: Шеф-редактор
Мы часто критикуем товарища Сталина. Но, как показывает современная российская действительность, кое в чем Иосиф Виссарионович был прав. Он, конечно, тысячу раз был прав, когда изрёк банальную, но актуальную во все времена истину: «Кадры решают всё!».

И раньше к кадровой политике относились крайне серьёзно. Кадры, т.е. специалисты, выращивались. Они годами приобретали знания и опыт, а только потом попадали в управленческое кресло. Конечно, и в СССР по-всякому было, но тогда в основном с руководящими кадрами все было нормально. Не то, что сейчас.

Один бывший директор крупной советской птицефабрики, которую специально обанкротили, однажды горько сказал про судьбу своего предприятия: «Пришли менеджеры, которые думают, что, не зная производства, можно им управлять». И так, к сожалению, нынче везде – и в сельском хозяйстве, и в промышленности, и в медицине.

Вот о кадрах в здравоохранении, а также о плодах их деятельности на Смоленщине, мы и будем сейчас говорить. Ведь, если от специалистов в сельском хозяйстве и в промышленном производстве зависит выпуск той или иной продукции, то от кадров в здравоохранении зависит самое главное – ЖИЗНЬ людей.

Шесть лет – с 2012 по 2018 год – департамент Смоленской области по здравоохранению возглавлял Владимир Степченков, который не имел медицинского образования и был обычным торговцем лекарствами, а не профессиональным медицинским работником. Причем, торговцем Степченков был плохим и вороватым. Когда он руководил ОАО «Смоленск-Фармация», его махинации попали в поле зрения правоохранительных органов. В результате в 2011 году Степченков стал фигурантом уголовного дела.

002

Почему смоленское здравоохранение возглавлял человек, не имевший никакого медицинского образования с, мягко говоря, подмоченной деловой репутацией? Как можно было доверить смоленское здравоохранение и миллиарды бюджетных средств сомнительному деятелю, в отношении которого велись расследования о финансовых махинациях? 

Естественно, результаты деятельности такого «кадра» оказались просто плачевными. В рейтинге эффективности системы здравоохранения в регионах РФ за 2016 год Смоленская область оказалась почти в самом конце – на 73-м месте (из 85).

При этом Смоленщина показала в здравоохранении катастрофическое падение – 24 пункта вниз по сравнению с 2013 годом! Таким образом, здравоохранение региона под руководством Владимира Степченкова рухнуло в рейтинге с 49-го места на 73-е! К тому же, при этом «руководителе» в смоленском здравоохранении почему-то постоянно возникали различные финансовые и коррупционные скандалы. 

Диагноз смоленскому здравоохранению в 2017 году поставил директор Фонда независимого мониторинга медицинских услуг и охраны здоровья человека «Здоровье», член Центрального штаба ОНФ Эдуард Гаврилов, который сказал: «Похоже, что проблемы в здравоохранении смоленского региона приобрели системный характер. Это подтверждают и результаты анализа качества и доступности медпомощи в Смоленской области, проведенного экспертами нашего Фонда».

И вот в марте прошлого года сбылась мечта многих смоленских медиков – г-н Степченков ушел со своего поста. А в августе 2018 года злосчастный департамент здравоохранения возглавила Елена Войтова.

voitova-640x439

Прошёл ровно год, как она рулит почти всей медициной в Смоленской области. А это значит, что пришло время подводить итоги. Что изменилось за год в отрасли? Как реализуется в регионе национальный проект «Здравоохранение»?

И вот тут-то и наступает момент истины, ибо если даже весьма бегло изучить сообщения о здравоохранении из Смоленска и разных районов Смоленщины, то картина вырисовывается какая-то совсем безрадостная. Прямо ужас-ужас-ужас…

При г-не Степченкове почти все смоленские учреждения здравоохранения оказались фактически на грани банкротства! У них не было денег, чтобы оплачивать коммунальные услуги и закупать нужные лекарства. Многомиллионные задолженности перед поставщиками лекарств и коммунальных услуг сложились почти у всех медучреждений области – в 70 из 73. На начало апреля 2018 года у смоленских учреждений здравоохранения в общей сложности сумма долга перевалила за 1,2 млрд рублей.

За прошедший год под руководством Войтовой ситуация с долгами не только не улучшилась, но и стала гораздо хуже. Что вполне логично – если тяжелую болезнь не лечить, то сама она не пройдет. А областные чиновники не хотят признавать наличие системной проблемы. В результате общая сумма долга за год практически не уменьшились и до сих пор находится в районе одного миллиарда рублей! 

Материал по теме:
Смоленское здравоохранение продолжает все глубже залезать в долговую яму, однако областные чиновники делают вид, что… →
Вот вполне характерный пример: в начале лета были заблокированы счета Дорогобужской ЦРБ, где не оплачивались коммунальные платежи, а работники не получали зарплату. Потому что ЦРБ – банкрот, денег нет. А другую ЦРБ, по тем же причинам, собирались отключать от электричества.

Также за прошедший год на Смоленщине заметно ухудшилась ситуация со скорой помощью. А ведь от работы скорой помощи зависят жизни тысяч людей! И, кстати, региональные показатели смертности населения тоже.

Например, в марте этого года в Дорогобуже была закрыта единственная станция скорой помощи, а ближайшая находится в соседнем поселке Верхнеднепровский в семи километрах. Нам неизвестно кто отдал распоряжение ликвидировать эту станцию «скорой», но точно можно сказать, что те чиновники, кто это сделал, по-настоящему опасны для общества, почти как серийные убийцы.

Кстати, Дорогобужская ЦРБ (как и большинство других учреждений здравоохранения области) находится в многомиллионных долгах перед поставщиками медикаментов и коммунальных услуг. 

Катастрофическая ситуация сложилась со скорой помощью и в Гагаринском районе Смоленской области, который граничит с Подмосковьем. В этом районе проживает более 44 тысяч жителей и много дачников из Москвы, но работает всего две бригады скорой помощи, хотя положено – пять.

Врачи гагаринской «скорой» вынуждены ездить на старых «буханках» УАЗ. Единственный в районе реанимобиль неисправен и простаивает в гараже. У работников «скорой» не хватает препаратов для оказания неотложной помощи и необходимого медицинского инвентаря.

В начале августа фельдшеры и водители гагаринской скорой помощи объявили, что начинают «итальянскую забастовку». Основными причинами протеста сотрудников гагаринской «скорой» стали – неисправные автомобили, низкая зарплата, нехватка бригад, которые не укомплектованы полным составом медработников (в бригадах один медик вместо двух). Правда, потом, поддавшись уговорам властей, от каких-либо протестных действий отказались. По крайней мере, до конца текущего года.

С зарплатами в смоленском здравоохранении происходит вообще что-то странное, напоминающее фокусы-покусы Амаяка Акопяна.

«Ахалай-махалай-ляськи-масяськи» и средняя зарплата врача в Смоленской области, по данным Смоленкстата, составляет 53 793 рубля, или 198.3% от средней по региону. Зарплата младшего медперсонала составляет в среднем 25 802 рубля, или 95.1% от средней, среднего медперсонала – 27 281 рублей или 100.5 от средней по региону.

Но почему-то врачи и медперсонал говорят, что практически никто из них таких зарплат не имеет. Вот вполне характерные примеры.

0034Любовь, врач-терапевт Гагаринской ЦРБ (средняя зарплата по данным Смоленскстата – 53793 рубля):

– Нам говорила главный экономист, что средняя зарплата у нас составляет 51 тысячу рублей. Но, работая на полторы-две ставки, мы таких зарплат не видим. В течение двух лет, что я здесь работаю, я не видела ни одной премии. Доплат за то, что мы работаем по другим участкам (в связи с нехваткой кадров врачам приходится брать по несколько участков – прим.ред.), тоже нет. С учетом «президентской» доплаты в этом месяце у меня была зарплата 31 тысяча рублей. Это в поликлинике. По стационару зарплаты еще меньше. Канцтовары, ручки, одежда, фонендоскоп – это тоже все за наш счет.

0034Марина, фельдшер Гагаринской ЦРБ (средняя зарплата по данным Смоленскстата – 27 281 рубля):

– По трудовому договору ставка – 7668 рублей. У водителей – 5600. На руки, если работать на ставку, плюс 30% стажевых, то в месяц выходит 18-19 тысяч. Чтобы получить достойную зарплату, приходится работать с переработкой. Чтобы получить на руки 25-26 тысяч нужно брать две смены, иногда четыре.

И так почти во всех поликлиниках и больницах области, в том числе и в Смоленске. Что происходит? Почему в статистических отчётах – одно, а в реальности – совсем другое?

Почему сами работники реальной медицины считают, что на Смоленщине национальный проект «Здравоохранение» провален, так как им по-настоящему профессионально никто не занимается? Почему чиновники департамента по здравоохранению не слушают главных врачей, которые уже несколько лет почти кричат о том, что идет разворовывание средств ФОМСа и деньги оседают в частных структурах? И главврачи предупреждают чиновников, что если ничего не поменяется в отношениях с ФОМСом и тарифами, то скоро смоленскому здравоохранению наступит полный кирдык…

Поэтому совсем неудивительно, что во время последней прямой линии президента России Владимира Путина смоляне в прямом телеэфире жаловались только на ужасное состояние региональной медицины – на большие очереди и на отсутствие профильных специалистов.

1114-640x474

Подытоживая, хочется сказать руководству департамента Смоленской области по здравоохранению: ребята, так жить, рулить и лечить нельзя! Вы же с таким управлением всех смолян в гроб раньше времени вгоняете! И ведь это заметно уже не только смолянам, но и совершенно посторонним людям.

Вот, что недавно написал московский Центр научной политической мысли и идеологии (Центр Сулакшина) о катастрофической ситуации с здравоохранением и демографией в Смоленской области: «Смоленщина вымирает. И это всё, что вам нужно знать о реальном состоянии медицины в Смоленской области. Без болтовни и пиара. Врачей нет, медсестёр нет, аппаратуры нет, денег на ремонт нет, денег на зарплаты нет. Одни долги… А потому и результаты «впечатляющие»: смертность превысила рождаемость в два раза!

Так за 2018 год в Смоленске рождений 3603, смертей 4497; в Вязьме рождений 637, смертей 1172; соответственно в Гагарине 332 и 632; в Десногорске 228 и 382; в Рославле 525 и 1062; Сафоново 400 и 892; Ярцево 391 и 902. По районам ещё более жуткая статистика. Смертность там иногда в ПЯТЬ РАЗ превышает рождаемость».

И ведь с этим диагнозом не поспоришь… Дорулились… Может уже хватит ставить такие эксперименты над смолянами? Или вы являетесь тайными последователями доктора Йозефа Менгеле, а потому нацелены исключительно на кладбищенские результаты?

Дмитрий ТИХОНОВ

 



Теги записи:

Комментарии

css.php