Обновлено:
21.01.2020 19:14
USD65.65 ₽+0.05
EUR74.58 ₽-0.14
16+
.ru

«Сердце остановилось, мы не боги – бывает». Очередная жертва кризиса смоленского здравоохранения

«Сердце остановилось, мы не боги – бывает». Очередная жертва кризиса смоленского здравоохранения
 
Три дня молодая женщина пыталась победить смоленскую медицину, не понимая, что с ней происходит и что могло подкосить ее, как она полагала, крепкое здоровье. Мать двух замечательных девочек умерла в прошлый понедельник, 25 ноября, в Холм-Жирковской ЦРБ. 38-летнюю Наталью хоронили почти всем поселком… Местные жители убеждены в том, что во всем виноваты медики, которые не поставили верный диагноз и не обеспечили необходимое лечение.

В маленьком поселке Холм-Жирковском Наталью знали многие. Она работала фармацевтом в местной аптеке. Неделю назад у нее остановилось сердце. У женщины остались двое детей и муж. Старшая девочка учится в 11-м классе, младшая – в пятом.

11

«Добрая, отзывчивая, улыбчивая, жизнерадостная, искренняя, солнечная, интересная женщина», – так теперь ее вспоминают близкие, родные, коллеги.

 Рентгенолог в запое

Как нашему изданию рассказали близкие Натальи, она никогда на здоровье не жаловалась. Болела, как и все – то простуда, то еще какая-то мелочь. Проблем с сердцем у нее не было, твердят в один голос родные.

«Чтобы Наталью наблюдали по сердечным делам – никогда. И года не прошло, как она полностью обследовалась. Была медкомиссия, все врачи поставили – «Здорова», – рассказал Smolnarod.ru собеседник, знакомый с ситуацией.

Как нам стало известно, с 23 ноября Наталья ушла в отпуск, во время которого она планировала ездить в Сафоново – к стоматологу. 22-го был ее последний рабочий день. Именно тогда ей стало в первый раз плохо. У нее сильно охрип голос, разговоры ей давались всё сложнее и сложнее. Она думала «отлежаться» за выходные (23-24 ноября). И в тот момент, казалось, ничто не предвещало беды.

В распоряжении редакции оказалась переписка Натальи со знакомой. Это были последние в ее жизни выходные.

 23 ноября:

«Я сегодня попала в больницу… Меня капают (ставили капельницу – прим.ред.). На ночь домой пришла – утром опять пойду (в больницу – прим. ред.)… В понедельник только снимок (рентген – прим.ред.) сделают, но дышу через раз).

1

У Натальи была температура – 38 градусов и выше. Ей делали уколы, от которых, как ей казалось в тот момент, становилось лучше.

«Накололи, накапали, прям легче, и жить уже хочется», – писала она.

Знакомые ей предложили отправиться в Смоленск, но Наталья была против. Она верила, что в понедельник будет всё хорошо.

«В понедельник будет видно. Наш, кто делает снимки, в загуле, сказали только к понедельнику в адекват придет», – писала Наталья.

2

24 ноября:

«Да, так себе (состояние – прим.ред.). Сегодня (воскресенье – прим.ред.) температуры нет, но дышать не могу. Жду завтрашнего дня, узнать анализы (чтобы взяли (!!) анализы и узнать их результат, никто их ранее не назначил – прим. ред.), сделать снимок. У меня и сахар сегодня 9,9, и давление то вниз, то вверх… Не пойму, что со мной. Пульс только меньше 120 не бывает», – рассказывала знакомой Наталья.

3

В тот момент женщине только и оставалось, что «гадать на кофейной гуще»: может, грипп атаковал, может пневмония. Снимка не было, потому что рентгенолог находился в запое, анализы должны были быть готовы только в понедельник, который так ждала Наталья.

25 ноября.

В этот день Наталья написала свое последнее сообщение:

«Вчера легла и больше не вставала. Если честно, ничего толком не назначено. Но ночь сегодня – ужас, одно желание выжить. К 9 пойду в больницу».

IMG-8c50f17592c23cff1bfbadcaeda0f6d2-V

В 15:00 ее не стало.

Антибиотик из личных запасов

По факту смерти Натальи уже организована доследственная проверка. Следователи выясняют, действительно ли она несколько дней не могла попасть на прием к врачу.

Smolnarod.ru связался с родными и близкими умерший. По их словам, Наталья в субботу обратилась за помощью к дежурному врачу. Поселок – маленький, выходные…

«Никто теперь и поверить не может, что ситуация была настолько серьезная. Наталья пришла в больницу. Да, ее прокапали, чем — неизвестно. Возможно, снимали чем-то спазмы. Ведь она реально задыхалась. Ей даже пришлось надеть кислородную маску. Также знаю, что ей ввели антибиотик, причем из «личных запасов». То есть – в больнице есть запасы, которые нужно было потом пополнить за свой счет. Ну, хорошо, что хоть так выделили лекарство. И насколько я знаю, ей не делали комплексное обследование. Да и рентгенолог – в запое. Ей предложили подождать, пока он оклемается. Это как вообще?», – рассказывает наш собеседник.

«Дальше ситуация только усугублялась. Да, Наталье пытались снять спазм с бронхов. Но, вероятно, тромб «отслаивался», закрывая легочную артерию… Как можно было ее отправить домой? Да еще и пешком? На другой конец поселка…», – добавляет еще один наш собеседник, знакомый с ситуацией.

В воскресенье на «скорую» Наталью привез муж. Но сказали, что лекарств нет. И посоветовали обратиться на прием в понедельник: сегодня врачей нет. Даже дежурного специалиста не нашлось. Отвезти задыхающуюся женщину, например, в больницу в Сафоново не предложили.

«Сердце остановилось, мы не боги – бывает»

– Это было для нас неожиданно, как снег на голову. Она буквально сгорела за три дня. Всё это время она не сдавалась, ходила и выпрашивала помощи в больнице. В понедельник случилось «чудо»: ее наконец-то решили положить в палату. Но она была уже никакая. Мы ее привезли в больницу, вели под руки, она падала в обмороки, волочила ноги. На третий этаж нас отправили со словами: «Идите, посмотрим». В 15:00 наша любимая Наталья покинула нас. «Сердце остановилось, мы не боги – бывает» – так сказали родным.

Изначально, по словам самой Натальи, ей якобы говорили о «психосоматики» (но в медицине – это лишь направление). Поэтому, что имела ввиду на тот момент Наташа, не совсем понятно. Врачи же указывали на тот факт, что несколько лет назад у нее умерла мать. И на этом фоне, скорее всего, начала развиваться одышка. Медики даже выписали рецепт на специальные успокоительные препараты, которых не было в аптеке в Холм-Жирках. Их покупать уже не пришлось…

Кстати, при личной беседе с родными речь вообще шла об инфаркте, который якобы перенесла Наталья. Но итоговое заключение после смерти – легочная эмболия.

22

«Пытались уговорить Наталью поехать, например, в Смоленск. Но она, видимо, надеялась, что помогут местные врачи. Возможно, здесь ее останавливала и финансовая сторона вопроса, хотела сэкономить деньги, лишний раз не тратиться.  Но если посмотреть на всю эту ситуацию, то по факту – Наташе изначально не оказали необходимую медпомощь в родной больнице. Уверены: если бы сделали вовремя анализы, снимки, то ее можно было бы спасти. Принять решение – ехать в другую больницу, в другой город. Хотя мы понимаем, что в этой больнице – как и в любой другой в глубинке – нет ни нормального оборудования, ни людей, которые могли бы на нем работать», – говорит наш собеседник.

«Медспециалист должен понимать, что при легочной эмболии есть определенные симптомы: низкое давление, высокий пульс, «синюшность», чувство нехватки воздуха (одышка), эпизоды потери сознания. В этом случае должны сделать УЗИ вен нижних конечностей (УЗДГ), УЗИ сердца (ЭхоКГ), назначить компьютерную томографию легких (желательно с внутривенным котрастированием). Поймите, что при должном обследовании диагноз смертелен всего в 13% случаев. Трагедию можно было хотя бы попытаться предотвратить, если бы пациентку осмотрел соответствующий специалист. Просто, видимо, на симптомы никто не обратил должного внимания», – пояснил нам смоленский эксперт, кардиолог Анжела С.

Похороны

В одно мгновение две чудесных девочки осиротели. На похоронах Натальи был почти весь поселок. Было много цветов и венков…

«Это страшная трагедия. Мне так без нее плохо… Ее дети держатся. Но что было с ними на похоронах – жутко. Старшая – очень быстро повзрослела. Ее глаза нужно видеть – в них столько боли, – рассказывает близкая Натальи.

«Она так любила своих деток. Замечательная мама. Помню, как она постоянно спешила на рынок. В поселке – это же целое событие, когда «приезжает» рынок один раз в неделю. Наталья старалась туда всегда успеть, бежала хотя бы ненадолго «поводить носом», чтобы обязательно что-то купить и порадовать своих чад. Она всё наряжала девчонок. Бедные дети! Как им теперь жить с такой психологической травмой», – добавляют знакомые.

Смерть Натальи наделала много шума в соцсетях. В больницу уже нагрянули «ревизоры».

«Телефоны отключены за неуплату«

 Проходят проверки. Началась показуха.

«Стоило Наталье умереть – теперь скорая возит больных в Сафоново – по два раза на день. Почему нельзя было изначально относиться к человеку нормально? Что за халатность? Получается, нужно было ей умереть, чтобы хоть как-то зашевелились? И медики резко начали исполнять свои прямые обязанности… Даже алкоголиков, видимо, начали спасать», – рассказали нам местные жители.

Редакция Smolnarod.ru попыталась дозвониться до руководства Холм-Жирковской ЦРБ. Мы хотели выяснить, кто работал 24 ноября, в воскресенье. Обращалась ли Наталья на скорую сама и почему ее не госпитализировали?

В регистратуре нам сказали следующее: «С руководством связаться нельзя. Телефоны отключены за неуплату. Мы находимся на окраине поселка, руководство – в центре. Ищете сотовые номера, звоните им. Мы никак не можем прокомментировать случившееся».

Об отключенных за долги телефонах, нехватке машин скорой помощи, «запивших» врачах и отсутствии лекарств мы уже не раз рассказывали нашим читателям. Это типичные проблемы системы здравоохранения Смоленской области, которые, почему-то, предпочитают не обсуждать публично. Ограничиваясь лишь «дежурными» увольнениями отдельных главврачей, превращая их в «козлов отпущения». Кто понесет ответственность за очередную трагедию? Мы будем следить за развитием событий.

Если вы хотите высказать слова поддержки родным и близким либо оказать какую-то помощь, можно связаться с Еленой (сестрой мужа Натальи) по телефону: 8-920-667-14-51.

33

Фото: страница Натальи в «Одноклассниках»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Смолянке пришлось самой спасать своего ребенка. У «скорой» не было ни капли бензина в баке

(Не) скорая помощь в Смоленской области: как государство уничтожает медицину на местах

Гагаринский район Смоленской области, в котором проживает более 44 тысяч жителей, обслуживает всего две бригады скорой помощи. Когда бригаде, которая колесит по району на старом УАЗике-буханке приходится возить пациентов в Вяземский район (например, на прием к кардиологу), в самом Гагаринском районе остается одна бригада. На месте событий побывал корреспондент Smolnarod.ru. Выпавшая гласная буква перед -Й- в названии отделения «Скорой помощи» – не самое страшное. Но это явно говорящая ошибка. На весь Гагаринский район, в котором проживает 44 тыс. человек, не считая дачников из Москвы и Подмосковья, приходится всего две бригады «Скорой помощи». Ситуация, которая сложилась в Гагаринском районе, наверное, типична для всей Смоленской области. 



Теги

Комментарии

Сегодня

SmolNarod на Яндекс.Новости