“Горько от того, что Смоленщина сегодня представляет собой запустение и разруху”

3.05.2015 11:15
Автор новости: редактор

В интернет-журнале “Столетие” недавно было опубликована беседа со Старшиной Московского купеческого общества Александром Коншиным-Рачинским. Его родственники жили до революции на Смоленщине и были очень известными людьми. Предлагаем вниманию наших читателей это интересное интервью. 

– Александр Дмитриевич, в каком духовном настрое застигло вашу семью революционное время? Какими, по воспоминаниям ваших предков, предстали перед ними последние дни Российской империи?

– У моих родственников были не одинаковые взгляды на происходящее, а порой и противоположные. Слава Богу, большевиков в семье не было, но сочувствовавшие были. Были кадеты, эсеры, представители Торгово-промышленной партии, а позже – октябристы. Большинство из близких не входили ни в какие партии и с ужасом созерцали происходящее.

Мой прадед Борис Петрович Рачинский, много сделавший для Смоленска, был мировым судьёй, уездным предводителем дворянства, а потом и главой Смоленска.

001

Он и некоторые другие родственники были кадетами, такие, как двоюродный брат моей прапрабабушки – известный юрист-правовед, профессор Сергей Андреевич Муромцев – либерал, Председатель I Госдумы, человек, который много сделал для развития гражданского права в России. Многие из наших родственников перешли в партию октябристов. После захвата власти большевиками, увидев истинное их лицо – полное попрание законов, права, жестокость, – большинство прекратили всякую политическую деятельность, вынуждены были эмигрировать, а некоторых выслали насильно. Семья раскололась, рассыпалась на мелкие кусочки. Моя прабабушка Ольга Фёдоровна Рачинская (Дерюжинская), глубоко верующая, православная, наотрез отказавшись от соблазна эмиграции, говорила так: “Я – русская, мой народ выбрал себе этот неправедный путь, но я останусь с ним и пройду его до конца, как бы горек он ни был”. С ней остались и её дети, в том числе мой дед – Н.Б. Рачинский, остался и её младший брат – юрист, присяжный поверенный П.Ф. Дерюжинский, которому в начале 1930-х гг. пришлось побывать и в застенках Лубянки. Уехавших моя мама называла “предателями” и считала, что они нам больше не родственники…

– Как ваш род Коншиных вырос из посадских людей до крупнейших промышленников России?

– По отцу мой род Коншиных – серпуховских купцов-промышленников – известен с середины XVI века. Он прошёл путь от простых посадских мастеровых города Серпухова – кузнецов, сапожников, бортников, мелких лавочников в конце XV в. до фабрикантов-текстильщиков России в начале XX века. “Товарищество мануфактур Н.Н. Коншина в г. Серпухове”, созданное в 1877 г. на основе собственных фабрик прадеда, входило в тройку крупнейших текстильных производств в государстве. Наивысшего расцвета и известности в мире оно достигло при Николае Николаевиче Коншине (1833–1918) благодаря его кипучей энергии, новаторству, целеустремлённости, неустанному труду. Он стал пионером в создании и развитии плантаций высокосортного хлопка и хлопкоперерабатывающей промышленности в Туркестанском крае, его проект был поддержан царём и стал одной из важнейших государственных программ. В реализации этой программы приняли практически все ведущие фабриканты-текстильщики: Морозовы, Карзинкины, Хлудовы, Прохоровы, Барановы… В результате, в Туркестанском крае появились новые железные дороги, города, орошаемые поля, заводы по переработке хлопка, оживилась торговля. Это расширяло и обогащало не только внутренний рынок страны, но и снимало зависимость в поставке хлопка по импорту, укрепляло авторитет и границы самой империи. По рассказам моих предков по женской линии – Рачинских – этот же результат достигался царским правительством в Грузии и Армении. Об этом хочется говорить сейчас, как о примере правильной национальной политики царского правительства в присоединённых к империи окраинах: создание там рабочих мест, развитие местной промышленности, улучшение социальной сферы, образования, медицины при сохранении национальной культуры края, уклада, языка и менталитета коренного народа.

Коншины также занимались угольной и химической промышленностью, нефтедобычей и её переработкой, золотодобычей, устройством стекольных, кирпичных, механических, литейных заводов, лесозаготовительными и деревообрабатывающими предприятиями, строительством Северокавказской железной дороги, речным пароходством, снаряжательными (военными) заводами. Кроме всего прочего, Коншины входили в тройку крупнейших коннозаводчиков России, на их конезаводах выращены были лошади-рекордисты и создана русская рысистая порода.

Но всё же основным семейным Делом было производство мануфактур, и Н.Н. Коншин всегда зорко следил за всеми новинками текстильного производства в России и за рубежом. Его фабрики были оснащены самым современным оборудованием, на них постоянно внедрялись технические новинки, более прогрессивные технологические процессы. Всем этим на выставках восхищались английские специалисты – основные поставщики оборудования. Из Москвы в Серпухов приезжали перенимать опыт по механизации пекарен Товарищества, в которых все процессы были автоматизированы, выполнялись на электрических машинах. Из-за начавшейся в 1914 г. войны не был до конца реализован уникальный проект с подвесной дорогой, связывающей все четыре текстильные фабрики между собой в единый автоматизированный комплекс.

– Ваш прадед применял прогрессивные технологии на своих фабриках. А создавал ли он социальную инфраструктуру для рабочих?

– В каждой волости находился государственный фабричный инспектор, который жёстко следил за соблюдением капиталистами прав рабочих на заводах и фабриках. Но для русских предпринимателей забота о своих рабочих была естественной, так как они сами совсем недавно были крестьянами, в большинстве своём – староверами. Для староверческих предприятий вообще типичны были семейные отношения между предпринимателем и работниками. В среде предпринимателей постоянно шло соревнование не только за производственные показатели, но и за предоставление лучших социальных условий для рабочих. Поэтому они всегда перекрывали регламентируемый государством минимум социальных гарантий, а часто опережали законодательство, то есть решённая социальная проблема на их предприятиях становилась основой для закрепления её в законодательных нормативных документах. Примеры решения социальных проблем на фабриках, наряду с продукцией, экспонировались на регулярных торгово-промышленных выставках. Фабриканты за это получали ордена, медали. Так, например, Н.И. Прохоров, участвуя в 1900 г. на Всемирной торгово-промышленной выставке, получил французский орден Почётного легиона “За заботу о быте рабочих и санитарную сферу” на знаменитой “Трёхгорке”.

“Товарищество мануфактур Н.Н. Коншина в г. Серпухове”, стараясь быть в лидерах, уделяло много внимания социальной инфраструктуре и социальному обеспечению рабочих. Для постоянных квалифицированных рабочих предоставлялись на основе беспроцентных ссуд жилые дома с небольшими участками земли, а для сезонных рабочих – 26 казарм-спален, отвечающих всем требованиям санитарии и гигиены (за что получена была большая серебряная медаль на той же выставке), комфортные дома с квартирами – для инженерно-технических специалистов. Товарищество имело первую в России частную железную дорогу протяжённостью 54 версты, которая обеспечивала доставку топлива на фабрики и проезд рабочих к месту работы и домой. Семьи рабочих отоваривались в пекарнях, магазинах и харчевнях, как в кредит, так и за наличные по ценам ниже городских. Работали бани, прачечные, почта, водопровод, освещение.

При фабриках были: стадион с футбольным полем и футбольная команда, теннисный корт, парк для гуляний с игровыми и спортивными площадками, оркестр, театр со своей труппой, в которой большинство артистов были из рабочих, хор из рабочих, который выступал даже в Московской консерватории, библиотеки, читальни, шахматные кружки. Для детей рабочих и их семей были открыты бесплатные школы, при каждой фабрике детские сады и ясли, ремесленные училища. Для всей семьи каждого рабочего бесплатным было медицинское обслуживание, лечение в больнице, в родильном отделении. Нуждающиеся в санаторном лечении отправлялись на курорт, в том числе и за границу за счёт благотворительного фонда имени С.Н. Коншина – сына Николая Николаевича. Помимо этого, на фабриках действовали больничная касса, страховое общество, пенсионное обеспечение, богадельни и приюты для одиноких людей на полном обеспечении и при фельдшерском надзоре. По годовым балансам видно, что 46% прибыли расходовалось на содержание рабочих, остальное шло на модернизацию производства, благотворительные учреждения. Пайщики общества получали до 6% дивидендов на свои паи при благоприятном раскладе.

Такая культура труда и ныне признаётся мировым образцом, поскольку в ней найден компромисс между требованиями рыночной экономики и созданием здорового уклада жизни народа. В 1913 г. из 20 тысяч населении Серпухова 14 тысяч работало на предприятиях Н.Н. Коншина. Помимо них, в городе были ещё предприятия А.В. Мараевой, И.П. Рябова, Н.Т. Каштанова и других. После 1920-х гг. эти фабрики стали ведущими предприятиями текстильной промышленности СССР.

Сегодня многие достижения наших предков утрачены и продолжают уничтожаться. В Серпухове одно из красивейших зданий, в котором размещался до революции ясли-сад при ситценабивной фабрике Коншина, в августе 2014 г. намеченное к реставрации, “случайно” сгорело. В этих условиях очень трудно сохранять память о прошлом…

– Коншины занимались благотворительностью?

– Благотворительностью и меценатством занимались все известные поколения и всё многочисленное семейство Коншиных, по крайней мере, с XVII века. Это было их семейной традицией, как, впрочем, и для всех русских предпринимателей. За существенные вклады в Высоцкий монастырь в Серпухове на протяжении многих поколений семейство Коншиных получило право на земельный участок при нём и возведение усыпальницы-склепа, над которым Н.Н. Коншиным в 1896 г. была выстроена Всесвятская церковь (архитектор Р.И. Клейн). Женская половина Коншиных участвовала в благотворительных делах не только своими личными вкладами, но и непосредственно – в качестве врачей, педагогов, воспитателей или руководителей приютов, библиотекарей…

– Принимал ли промышленник Н.Н. Коншин участие в общественной деятельности?

– Он входил вместе с сыном Сергеем и зятем В.С. Баршевым в ЦК Промышленно-торговой партии России, возглавляемой Г.А. Крестовниковым, являлся соучредителем газеты “Русское Дело”, а также крупным благотворителем. В 1858 г., будучи церковным старостой, получил от Калужской епархии благодарность и награду. Был попечителем Пречистенского приюта о бедных, многих учебных заведений, приютов Москвы и Серпухова, директором лечебницы благотворительного Общества имени М.Ф. Сологуб. Дважды избирался головой города Серпухова. Головой города также был и отец Н.Н. Коншина – Николай Максимович Коншин, а их пращур – именитый гражданин Тимофей Григорьевич являлся первым бургомистром серпуховского посада после отмены института воеводства.

– Александр Дмитриевич, выходит, Н.Н. Коншин, наряду с другими промышленниками, вывел Российскую империю в мировые лидеры по многим показателям?

– Безусловно. Существуют реальные экономические показатели того, что в начале XX в. Россия входила в число пяти высокоразвитых мировых держав, а по темпам развития была в тройке ведущих мировых лидеров. С Россией в тот период по способам и темпам решения проблем индустриализации и социальных вопросов не могла сравниться ни одна страна мира, хотя русским промышленникам приходилось подчас перенимать передовой опыт на заграничных предприятиях, имеющих более давнию историю. Благодаря активной деятельности Н.Н. Коншина установились торговые отношения со многими странами на Балканах, с Северной Европой, Персией. Он сумел открыть свою факторию в Тегеране, существенно потеснив на рынке англичан. За свою деятельность на этом поприще в 1890 г. он был награждён Алексеевской медалью.

Коншин состоял членом Президиума Комитета “Содействия развитию промышленности и торговли”, выборным Биржевого комитета и руководителем хлопковой секции, Генеральным консулом королевства Сербии и княжества Болгарии. Его труды на этом поприще отмечены шведским орденом Вазы, сербским орденом – Такова…Он был удостоен многих высших государственных наград, в том числе св. Анны, св. Станислава, св. кн. Владимира различных степеней, многими медалями.

– Столь же славен и род Рачинских?

– По женской линии я принадлежу к выходцам из польской шляхты, к древнейшему дворянскому роду Рачинских, известному с XIII века. Это род рыцарей, дворян. Мамин отец Николай Борисович, участник Первой мировой войны, много лет проработал главным механиком киностудии “Мосфильм”. Он – сын Бориса Петровича Рачинского – последнего головы Смоленска с 1905 по декабрь 1917 годы.

002

Недавно мне удалось побывать в Смоленской области, в городе Поречье (ныне Демидов). Рядом с городом находилось имение Заборье, которым до 1918 г. более 300 лет владели Рачинские. Последним владельцем был брат моего прадеда Виктор Петрович Рачинский. Его хозяйство статистические справочники отмечали как образцовое и высокоэффективное, где все отделения были связаны между собой и с городом телефонной связью. На его молокозаводе производились масло, швейцарские сыры. Яблоки разных сортов из его огромного сада, зерно с его полей поставлялись как на внутренний рынок, так и на экспорт, в том числе в Англию, к королевскому двору.

– Вам горше, чем кому бы то ни было видеть сегодняшнее разрушение отечественной промышленности…

– Разрушение коснулось не только того, что создано моими предками, но и того, что совсем недавно составляло мою личную гордость за вложенную частичку собственного труда в подшипниковой и автомобильной промышленности. Нет уже многих предприятий, высокоэффективных производств и прогрессивных технологий, автоматических линий, созданием которых я занимался.

Горько от того, что Смоленщина, которую мои предки защищали от захватчиков, облагораживали и превращали в райский уголок, сегодня представляет собой запустение и разруху. В этом ещё раз меня убедила недавняя поездка в Демидов и в Духовщину – родину Г.А. Потёмкина, светлейшего князя Таврического, созидателя России. Ныне от двух усадебных домов можно найти лишь следы фундаментов, липовую аллею, ведущую к школе, а от молокозавода осталось одно кирпичное здание, используемое под магазин, нет кожевенного завода. Даже постройки советского периода некогда совхоза-миллионера, практически превращены в руины. Многие, к сожалению, спиваются от безделья…

004

005

– Это на земле, где С.А. Рачинским было создано знаменитое Общество трезвости, в котором очно и заочно состояли десятки тысяч (!) человек по всей России… Главным показателем процветания предреволюционной России можно отметить невероятный рост населения. В России на рубеже XIX и XX вв. невиданными темпами шло развитие науки, было завершено строительство самого протяжённого в мире нефтепровода длинной 835 км, Россия располагала лучшей в мире нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленностью и 94% всей нефти перерабатывалось внутри страны, а продукция славилась высоким качеством и дешевизной. Как при этом могла произойти трагедия 1917 года?

– Это был продуманный, многоходовый проект уничтожения России. Под воздействием внешних факторов и либерально-демократических веяний с Запада Николай II поддался этим преобразованиям. Ведь такой широкой демократии, которая была в Российской империи в конце XIX – начале XX вв., не было ни в одной стране того времени, да нет и в нынешнее время, в том числе и в самой России. Николай II поздновато и полумерами начал исправлять реформы Петра I и патриарха Никона, расколовшие Россию. Поэтому ему не удалось в начале XX в. привлечь на сторону самодержавия староверов, которых было довольно много среди купечества. Именно этим, на мой взгляд, объясняется тот факт, что многие купцы ссужали деньгами партии, боровшиеся против царизма, а не только желанием либерализации общества, расширением свобод для предпринимательства.

– С 1917 до конца 1920-х гг. проходили массовые крестьянские выступления против большевиков, но ведь многие крестьяне действительно надеялись, что будут полными хозяевами земли?

– После 1917 г. народ, соблазнённый посулами большевиков, ждал, что ему дадут и землю, и фабрики. В результате разрушения помещичьих усадеб фонд земли у крестьян увеличился всего на 12% и то только в Центральной России, да и в руки крестьян он так и не попал. Конечно, большинство не помышляло, что ими манипулируют другие силы. Выступления рабочих в 1905 г., в том числе на “Красной Пресне”, были спровоцированы интернационалистами, которые выводили рабочих на баррикады под дулами пистолетов, спаивали их. Против Прохоровых рабочие не могли выступить по определению, чего и не было фактически. Рабочие встали на защиту своего хозяина, который во время событий 1905 г. так и не покинул рабочее место. Впрочем, этот же сценарий реализовался и в 1917 г. в Петербурге, лишь при большем числе сбежавших с фронта люмпенов и сагитированных пьяных солдат резервного полка.

– Возможно, плоха была система воспитания и образования простого народа?

– Наш народ был ничуть не хуже образован, если не лучше, по сравнению с любым европейским при сопоставлении в адекватных условиях. П.А. Кропоткин, К. Вентцель, Л.Н. Толстой и другие мыслители искали разумное гуманное построение государства, общества. Они считали, что каждый человек должен быть широко образованной, гармонично развитой личностью, а для этого ему необходимо 50% своего времени тратить на физический труд и 50% – на умственный. Мой дед А.Н. Коншин не только разделял их точку зрения, но и пытался собственным опытом доказать правильность этих идей. Будучи членом Педагогического общества при Московском университете, он предпринимал попытки создать систему воспитания гармоничной личности в опекаемых им школах. Эти же идеи он пропагандировал в издаваемом им с 1907 по 1918 гг. ежемесячном журнале “Свободное воспитание и свободная трудовая школа” и в созданном совместно с С.Т. Шацким и А.У. Зеленко “Сеттльменте” (прообраз Домов пионеров в СССР, только с более широким спектром деятельности), в летних детских колониях, например, “Бодрая жизнь” и других.

– Другими словами, то, что Советская власть выдавала за свои достижения, проводилось в общественную жизнь ещё в царское время?

– Именно. Интересно отметить, что мой дед А.Н. Коншин в начале 1900-х профинансировал поездку Шацкого для изучения зарубежного опыта дошкольного и школьного воспитания и обучения детей в Европе с целью последующего его применения в России. Многие интересные идеи по детскому воспитанию, в частности, по скаутскому движению, по системе “Сеттльмент”, дед сам привёз из поездки по Северной Америке в 1899–1900 годы. Педагогические наработки Шацкого, Зеленко, Вентцель легли в основу организации советской системы школьного образования, ФЗУ, ПТУ, пионерлагерей.

В правление последнего нашего государя в год создавалось столько школ, сколько не создавалось в год в Советском Союзе. Государство с 1908 г. ежегодно выделяло на образование и строительство школ 20 миллионов рублей. Помимо государственных денег в образование вкладывался огромный частный капитал. Так же, как и в медицину. Купцы давали деньги на строительство, содержание и оснащение больниц, на зарплаты врачам, на изобретение медицинских препаратов. И венец николаевского правления – это высочайшее увеличение населения, которое мы не знали за всю нашу историю. Прирост численности населения составил более 50 млн человек за 20 лет. Это ли не показатель успешного развития государства?

В конце XIX в. социальная поддержка крестьян не была ещё повсеместной системой, но её зарождение в виде школ, медицинских пунктов было практически в каждой помещичьей усадьбе. Так, например, знаменитая Татевская школа и ещё 26 школ, открытые С.А. Рачинским в Бельском уезде Смоленской губернии, а также школы, основанные его учениками в Центральной России – это типичное социальное предпринимательство, слившееся с благотворительностью.

Это я рассказываю только о своих предках. А сколько ещё вокруг было помещиков и крестьян, которые своим трудом влияли на развитие Российской империи в различных областях. В своём имении Воробьёво Калужской губернии лейб-хирург Николая II знаменитый медик-уролог, профессор С.П. Фёдоров – мой двоюродный дед построил школу в Суходреве, которая функционирует до сих пор, открыл лечебный пункт и аптеку. В летнее время на каникулы с Фёдоровым приезжали его ученики, аспиранты, которые также занимались лечебной практикой в округе. А сам он любил ездить по деревням на велосипеде и лечить крестьян. В селе Ахлебинино Калужской губернии, в своём имении Коншиной Ириной Яковлевной, женой брата моего деда, была организована лечебница и лазарет с самого начала Первой мировой (Великой) войны, она часто сама ходила по деревням округи и лечила крестьян. Помимо этого, поселившись в начале 1890-х в имении, Ирина Яковлевна, объединив более 500 крестьянок-вышивальщиц из 57 Приокских деревень, создала промысловую артель, тем самым обеспечив им дополнительный заработок. Это типичное социальное предпринимательство! Она же создала приют, несколько школ, восстановила храм и после гибели мужа построила часовню. При школе были ферма, огород, столярные мастерские, станы для ковроткачества, на которых работали мальчики. Дети сами приучались трудиться и зарабатывать деньги, распределять их на свои школьные нужды, чувствовать себя хозяевами на своей земле и быть ответственными за своё благополучие. Кроме того, И.Я. Коншина организовывала благотворительные концерты в пользу учеников и студентов, обучала пению и ставила голоса многим нашим московским знаменитостям.

– Неужели эти же крестьяне жгли барские усадьбы в 1917 году?

– Нередко крестьяне защищали своих помещиков, прятали их от погромщиков. Так, И.Я. Коншину в Ахлебинино спасли её крестьяне. Поджоги крестьянских усадеб во многом были спровоцированы засланными, пришлыми людьми.

– Кто-то помогал вашим родственникам в годы гонений?

– М. Горький, И.П. Павлов и другие дважды вытаскивали из-под ареста выдающегося хирурга проф. С.П. Фёдорова – моего двоюродного деда. С.Т. Шацкий, И.И. Горбунов-Посадов и В.Д. Бонч-Бруевич, знавшие моего деда – А.Н. Коншина, не испугавшись, в 1930-е гг. выступили в защиту моей бабушки С.Д. Коншиной и её сына, моего отца, когда на них были написаны доносы и начался прессинг со стороны ОГПУ. В доносе говорилось, что она является женой, а отец – сыном крупнейшего фабриканта-текстильщика Коншина. В 1932 г. моих троюродных братьев и других родственников арестовали и сослали в лагеря, старшего брата Николая расстреляли на Соловках, в лагерях погибла их мать Е.П. Коншина – моя двоюродная тётка, да и другие родственники хлебнули лиха…

– Для чего мы изучаем прошлое?

– Мой род Рачинских, известный с XIII в., из Польши и Смоленской губернии разросся до Дальнего Востока, потомков Рачинских я сейчас нахожу на севере и на юге страны. Многие из наших родных жили до 1917 г. в Малороссии, Белоруссии, Латвии. Наши имения были в Киеве, в Харьковской губернии, в Чернигове, Юрмале… Это было единое русское, славянское поле, единый язык. Снижая эрудицию, уровень знаний, в том числе и знания о своей семье, разрывая семейные традиции, мы обкрадываем молодое поколение. Сегодня необходимо изучать местное краеведение и фольклор, создавать, а не закрывать музеи по краеведению, где бы размещался материал о созидателях России, и её военно-исторической славе, о выдающихся личностях в разных областях науки и искусства, что мы с вами и пытаемся делать.

Если раньше разбирали старую деревянную церковь, то на её месте ставили новую каменную – более красивую, а сегодня у нас уничтожают замечательные особняки XIX в. и ставят безликие новоделы. Например, уничтожен в Молочном переулке дом 5 (дом, в котором до 2005 г. жила семья художника Е.М. Филатова – правнука последнего владельца этого дома – купца З. Таля). Все дома и дворы по Молочному, Бутиковскому, Коробейникову, Первому и Второму Зачатьевским переулкам либо снесены и на их месте красуются в стиле “а-ля консерватизма” современные железобетонные домины, либо старые дома перекроены до малой узнаваемости. 29 марта с.г. в Серпухове начали снос фабрики Н.М. Коншина, в комплекс которой входят памятники федерального значения XVIII и XIX веков, а сами здания вполне могли бы служить по назначению еще десятилетия…

Будущее не возникает из ниоткуда. Оно должно отталкиваться от базы, фундамента, традиции, опыта, от того, что было. Не зная своего прошлого, отрываясь от него, мы теряем свои корни, которые нас питают, помогают преодолевать трудности. Наши корни – это духовные и нравственные традиции, наша память. 

Беседу вела Ирина Ушакова,

журнал “Столетие”, Stoletie.RU

Наша справка.

Сергей Александрович Рачинский (1833 – 1902) – российский учёный, педагог, просветитель, профессор Московского университета, ботаник и математик. Член-корреспондент Императорской Санкт-Петербургской Академии Наук.

Родился и впоследствии работал в селе Татево Бельского уезда Смоленской губернии. Его мамой была сестра знаменитого поэта Евгения Баратынского – Варвара Абрамовна.

Рачинский переписывался с обер-прокурором Священного Синода К. П. Победоносцевым. Был знаком с Л. Н. Толстым, П. И. Чайковским, сблизился с братьями Аксаковыми, семьёй В. Ф. Одоевского, историком В. И. Герье и другими известными людьми своего времени. Струнный квартет № 1 Чайковского (Квартет № 1, ре мажор), в четырёх частях (сочинён и инструментован в феврале 1871 года в Москве) посвящён С. А. Рачинскому, с которым Чайковский познакомился в Артистическом кружке в Москве.

Сергей Александрович Рачинский – строитель первой в России сельской школы с общежитием для крестьянских детей в селе Татево. Здесь же он работал учителем.

В Татево до сих пор существует школа, основанная С. А. Рачинским и теперь носящая его имя. Кирпичное здание школы построено в 1907 году, но уже после смерти учителя.


Теги записи:

Loading...

Комментарии