«Спасибо пленным немцам», или 8 Марта и барак № 13

24.10.2019 12:53
Автор новости: Шеф-редактор
Фото: Григорий КАЛАЧЬЯН


Неделю назад Фонд содействия реформированию ЖКХ опубликовал отчёт о реализации программы по переселению граждан из аварийного жилья в федеральных округах на 1 октября 2019 года.
По данным отчёта, 39 регионов, в том числе и Смоленская область, выполнили план по переселению людей из аварийного жилья на 0%, то есть фактически провалили реализацию программы по расселению.
При этом в Смоленске и Смоленской области все ещё много аварийных домов и послевоенных бараков, которые требуют расселения. В одном только областном центре домов и бараков подобной категории около 100. Наша редакция постоянно пишет об этом. Вот ещё одна подобная история.

Любят смоленские чиновники лукавить и обманывать. Вот, например, все строения барачного типа, построенные в послевоенные 1947-48 годы, как временное жилье, наши чиновники почему-то именуют «домами». Хотя во всех словарях русского языка указывается, что «барак (от итал. baracca – хижина) – временное, быстро возводимое, дешёвое строение, как правило, деревянное. Легкая постройка, предназначенная для временного жилья».

То есть барак – это не дом. Но смоленские чиновники все равно упорно продолжают называть послевоенные бараки домами. Но это, как говорится, полбеды. Настоящая беда в том, что работники смоленской городской администрации почему-то не торопятся расселять эти временные строения, в которых до сих пор мучаются люди. Об одном из таких бараков и пойдёт дальше речь.

005

Уверен, что почти у всех россиян (и особенно у россиянок) 8 Марта вызывает приятные ассоциации, связанные с Международным Женским днём. Первый весенний праздник красоты – цветы, конфеты и другие подарки, хорошее настроение. Но, увы, не у всех смолян такие радужные ассоциации связаны с 8 Марта.

В Смоленске у жильцов старого послевоенного барака № 13, который расположен почти в самом центре города на улице 8 Марта, совсем другие чувства и ощущения от этого праздника. Вот, что они нам рассказали.

02Екатерина, жительница барака № 13 по улице 8 Марта:

– Этот послевоенный барак в 1947 году построили пленные немцы. Живу здесь более 30 лет, а муж тут живёт всю свою жизнь. Вообще же здесь восемь квартир. У всех уже взрослые дети, которые тоже здесь родились и выросли. Мы много писали писем с жалобами в разные инстанции, поэтому в августе этого года наш дом признали аварийным. Нам прислали ответ, что снос дома и его расселение планируются в 2026 году. Хотя дом этот собирались сносить, как аварийный, еще в 70–80-е годы. Но началась перестройка, потом СССР развалился и про нас забыли… Капитальный ремонт у нас никогда не делался. Косметический ремонт за 30 лет я не видела ни разу.

008

В 90-е сделали кое-как ремонт крыши. Но шифер старый и крыша в нескольких местах уже протекает. И мы сами вынуждены её периодически латать. Фундамента в доме практически нет – кладка в два кирпича. Это же были временные щитовые бараки, в которых не делали серьезный фундамент с подвалом. И вот теперь, судя по всему, фундамент где-то дал трещину и покосился. Из-за этого в некоторых квартирах повело полы, двери и стены. Дворников и уборщиков у нас нет. Хотя мы платим за их как бы работу.    

03Людмила Ивановна, жительница барака № 13 по улице 8 Марта:

– Живу в этом доме-бараке с 1989 года, то есть уже 30 лет. И хочу сказать большое спасибо тем пленным немцам, которые его строили сразу после войны. Они этот временный барак построили на совесть, добротно. Поэтому он до сих пор и стоит более 70 лет. Хотя немцы его строили лет на 10-15. И они совсем не думали, что в этом бараке люди будут жить и в XXI веке. Раньше этот барак принадлежал Всероссийскому обществу слепых (ВОС). После войны в стране слепых было много. Естественно, спустя столько лет, дом наш стал ветшать и разрушаться – он же не был рассчитан на такой срок эксплуатации. Перекрытия и стены во многих местах уже сгнили. И теперь вполне возможно со второго этажа провалится к соседям на первый. Крыша в очень плохом состоянии. Поэтому во время дождя не чердаке мокро, а зимой там лежит снег. Мы постоянно пишем жалобы в на ЖЭУ №5, но совершенно безрезультатно.

006

При этом мы платим за общедомовые нужды (ОДН), но совершенно не ясно за что платим: дворника – нет, уборщицы – нет. Поэтому убираем территорию и в подъездах сами. За освещение с каждой квартиры берут по 24 киловатта, лампочки в подъездах мы сами меняем. Железные двери на оба подъезда нам местный депутат сделал, а когда мы ЖЭУ попросили отремонтировать лестничный пролёт, то они нам прибили какие-то хлипкие планочки. Косметический ремонт в подъездах делаем тоже своими силами. За что деньги платим ЖЭУ – непонятно. Наш дом никому не нужен. В соседнем подъезде у женщины межподъездная стена рухнула! Сгнила и обрушилась! При этом дом признали аварийным только этим летом, хотя по документам он был аварийным еще в 1975 году.

04Константин, житель барака № 13 по улице 8 Марта: 

– В этом доме живу всю свою жизнь с 1965 года и теперь – самый старый жилец здесь. Раньше дом принадлежал ВОС, никаких удобств в доме не было. Только в середине 70-х ВОС нам сделали удобства – провели отопление, газ и сделали канализацию. Шифер на крыше меняли только один раз на моей памяти, где-то в начале 90-х. И когда делали, проломали в моей комнате потолок. Залезли на чердак, а там же все уже гнилое. Только встали – и провалились ко мне в квартиру. Долго потом мой потолок восстанавливали. При этом почти все работы по дому жильцы делают сами. Например, как-то на крыше на коньке оторвался лист железа и хлопал при сильном ветре. Обратились в ЖЭУ, а там нам говорят, что не могут ничего делать на такой высоте, так как нет оборудования. Тогда мы с соседом полезли на крышу, он меня веревкой страховал, а я пять гвоздей вбил и всё стало нормально – лист перестал хлопать. Щели заткнул технической ватой, чтобы дождь и снег не попадали. И так во всём.

007

В подъездах стены штукатурим и красим сами, что можем, конечно. Некоторое время назад мы сбросились по 300 рублей, закупили то, что надо, и я, во время своего отпуска, сделал косметический ремонт в нашем подъезде. Но дом старый и это не решает проблемы. Все равно он разваливается. А за содержание и ремонт мы платим по 600 рублей с каждой квартиры. Скажите, зачем нам ЖЭУ, если они простейшую работу сделать не могут? Почему мы плати ОДН по холодной воде, если дворника и уборщицы у нас нет? Никто из ЖЭУ в наших подъездах не моет, наши женщины самостоятельно лестничные площадки и пролёты убирают. А городские власти нас обещают расселить в 2026 году, если, конечно, ничего не поменяется и дом раньше не рухнет.

Подготовил Дмитрий ТИХОНОВ

Фото: Григорий КАЛАЧЬЯН





Теги записи:

Комментарии




css.php