Реконструкторы рассказали, как Соколов пропорол бок лошади шпорой

10.11.2019 21:58
Автор новости: Главный редактор


Был крайне жесток, но считался серьезным профессионалом. В Смоленск и другие города, где проходили военно-исторические реконструкции, приезжал с «группой поддержки» молодых девушек. Эти и ряд других любопытных подробностей нам удалось выяснить об историке Олеге Соколове, который сознался в убийстве и расчленении своей аспирантки.

Как уже сообщалось, 9 ноября, в Петербурге было раскрыто жуткое преступление, которое совершил известный историк, реконструктор, преподаватель СПбГУ, член научного совета Российского военно-исторического общества (РВИО) Олег Соколов. Со Смоленском Соколова связывает участие в военно-исторических реконструкциях.

Олег Соколов бывал в Смоленске 4-5 раз, начиная с 2010 года. Во время реконструкции сражения при Лубино Соколов изображал наполеоновского маршала Мишеля Нея. Smolnarod.ru взял комментарий у Святослава Ясинского, участника реконструкторского движения, и его отца Игоря Ясинского, который, вместе с Владимиром Шаргаевым является организатором фестиваля «Битва при Лубино»:

z_7d1ddee2

Материал по теме:
Вчера, 9 ноября, в Петербурге было раскрыто жуткое преступление, которое совершил известный историк, реконструктор, преподаватель… →
«В Смоленске с ним чуть не подрались в 2012 году, когда он на Лубино лез в камеру и всем рассказывал, что это он тут все сорганизовал. Человек был реально неприятный, амбициозный. Его окружение четко делилось на прихлебателей, которые смотрели ему в рот и называли сир, и тех, кто его откровенно терпел. Терпели его, потому что он имел медийный вес и, что нельзя ни признать, был хорошим спецом по Франции 1812 года, – рассказывает Святослав Ясинский. – Он один из основателей реконструкции наполеоники в России, и это факт. 30 лет назад он был очень интересным историком, энергичным. Заставлял своих подкомандных участников говорить по-французски. Пел за столом песни тех времён тоже в оригинале. Книги читал тамошние.

Что касается его участия в Лубино, то он был в Смоленске несколько раз. Помогал тем, что если он давал команду и собирались его почитатели и просто уважающие его люди – это было минимум человек 300-500. Его слово весило, особенно в вопросах собирания людей. Но это не умаляет того, что знал о теме много и мог что-то делать кроме открывания рта, а это дорогого стоит.

Ходили легенды, что основу тех работ, за которые он получил Орден почетного легиона, он украл у другого человека, в чем его неоднократно уличали и это его всегда заводило. Не это были только разговоры. В 2010 году перед реконструкцией на Лубино у него отобрали коня, потому что он его так шпорами в бока бил, что даже серийные маньяки плакали. Потом после долгого скандала лошадь вернули».

z_df62f796

А вот как вспоминает о совместной работе с Олегом Соколовым Игорь Ясинский:

«Человек он был жестокий, и это было заметно даже по отношению к животным. Очень грубо обращался с подчиненными, хотя подчиненность в реконструкции игрушечная. Кто во французской форме ходил, побаивались его горячего нрава. Однажды он умудрился пропороть бок лошади шпорой, потому что ему показалось, что она ему не подчиняется. Это крайняя жестокость и в этом нет необходимости в принципе.

Его преклонения перед Наполеоном и наполеоникой я никогда не понимал. Он почему-то считал, что Франция намного выше, чем Россия. Прекрасно знал французский язык. Но человек он был несколько странноватый, на что реконструкторы обращали внимание. Когда он надевал форму, эмоции перехлестывали через край. Понятно, что реконструкция дело серьезное, но все-таки это игра, символика, и входить в образ до какого-то умопомешательства, когда он переставал понимать, что делает, становился просто неуправляемым… Приходилось людям его останавливать, когда он начинал махать саблей. Она хоть и тупая, но все равно это оружие.

Мы с ним несколько раз об этом говорили, потому что реконструкция идет по сценарию, и он несколько раз ломал этот сценарий. Когда он начинал вытворять какие-то непонятные маневры, приходилось все это как-то поправлять. Пишут, что он выпивал. Да, он выпивал немного, но чтобы сильно – я такого за ним не замечал. Любил молодых дам с собой возить, привозил их сюда на реконструкцию, и все обращали на это внимание».

001

Как сообщают ria.ru, Александр Почуев, адвокат подозреваемого в убийстве аспирантки СПбГУ Олега Соколова, рассказал о признательных показаниях своего подзащитного.

По словам Почуева, его клиента уже выписали из больницы и доставили к следователям, которые его допрашивают.






Теги записи:

Комментарии




css.php