Обновлено:
2.12.2020 11:26
USD76.32+0.12
EUR91.31+0.11
16+
.ru

«Это неисправимо лживый человек, который не признает нанесенного вреда и не пытается его исправить»

«Это неисправимо лживый человек, который не признает нанесенного вреда и не пытается его исправить»
Автор фотографии: Максим Захаров

Сегодня, 7 августа, состоялось второе судебное заседание по делу «главного юбилейного строителя» Смоленска Кирилла Огаркова. Ему инкриминируется совершение двух преступлений, которые квалифицируются по ч.4 ст.159 УК РФ — «Мошенничество в особо крупном размере». Свою вину Огарков не признает. По версии следствия, Огарков похитил 78 миллионов рублей бюджетных средств и еще 14 миллионов – личных средств предпринимателя Вадима Бурханова. Эксклюзивные подробности из зала суда.

В ходе сегодняшнего заседания планировалось допросить потерпевших. В суд пригласили представителей областной и городской власти, а также предпринимателя Вадима Бурханова, который к моменту начала заседания был единственным потерпевшим в зале.

Бурханов рассказал суду свою версию того, при каких обстоятельствах произошла передача денег Кириллу Огаркову. Летом 2014 года на набережной Днепра планировалось начать строительство ресторана. Такие планы озвучил первый вице-губернатор Смоленской области Михаил Питкевич в ответ на вопрос журналистов, зачем возле моста по ул.Дзержинского установлен строительный забор и появилась тяжелая техника. «Земельный участок разыгран по аукциону. Насколько мне известно, организация будет строить ресторан и помещение развлекательного профиля, которые, в перспективе, станут “точками притяжения” для самой набережной. Проект предполагает автостоянку и облагораживание прилегающей территории с красивым спуском к Днепру», — заявлял Питкевич 15 июля 2014 года.

Сегодня стали известны закулисные подробности этой истории. Летом 2014 года земельный участок, на котором планировалась стройка, находился в долгосрочной аренде у смоленского предпринимателя Александра Картавенко. Однако Картавенко потерял интерес к проекту и сосредоточился на производстве керамической плитки. В деле появились другие интересанты, в том числе, некий Константин Шевченко, который представлялся посредником между Картавенко и органами власти, заинтересованными в скором появлении на набережной роскошного ресторана с видом на Днепр, набережную и Успенский собор. Именно в таком качестве Шевченко и начал переговоры с предпринимателем Вадимом Бурхановым, у которого на тот момент уже был успешный бизнес в сфере общественного питания.

В ходе переговоров с Бурхановым Шевченко предложил ему сотрудничество с главой группы компаний «Трансстрой» Кириллом Огарковым. К лету 2014 года Огарков, начавший свою деятельность в Смоленске весной 2013 года, продолжал оставаться на хорошем счету, часто появлялся в СМИ в сопровождении руководителей города и области, раздавал интервью как ключевое лицо, ответственное за завершение юбилейных строек. В приватных разговорах Огарков бравировал своими связями, подкрепляя слова имеющимися у него на тот момент контрактами, в числе которых была и набережная реки Днепр. По всему было видно, что Огарков — на хорошем счету.

«Производил впечатление серьезного предпринимателя. Правильно и грамотно рассуждал, выглядел образованным человеком. Шевченко это впечатление подкреплял», — вспоминает Вадим Бурханов.

В ходе встреч с Бурхановым и Шевченко, Огарков рассказал, что готов включиться в реализацию проекта строительства ресторана – уладить формальности с земельным участком, подготовить проектную документацию, осуществить строительство, помочь уладить административные вопросы с вводом комплекса в эксплуатацию. Серьезным аргументом было и то, что цена за квадратный метр строительства, которую предлагал Огарков, была заметно ниже рыночной. Это не вызвало подозрений, ведь в тот период компания «Трансстрой» закончила работы на самой набережной. Оборудование и людей достаточно было перебросить на другую часть набережной и казалось, что работа закипит. Главное, на чем настаивал Огарков, что «начальство» хочет реализовать проект оперативно, до наступления холодов, а потому деньги под него нужны как можно быстрее.

Как следует из материалов дела, в общей сложности Бурханов передал Огаркову 14 млн рублей. Деньги передавались наличными в ходе нескольких встреч.  Взамен Бурханов получал долговые расписки и устные обещания того, что работы вот-вот начнутся. Никаких документов, подтверждающих договоренность с владельцем участка Александром Картавенко, на руках у Огаркова не было. Как не было вообще никаких документов, кроме жгучего желания оперативно реализовать проект, который так хотят увидеть на набережной Днепра его «покровители». Единственное, что показывал Огарков своим бизнес-партнерам – эскиз будущего ресторана, выполненный смоленским дизайнером Павлом Бобовниковым. Как вспоминает сам Бобовников в разговоре с корреспондентом Smolnarod.ru, речь шла всего лишь о рисунке от руки.

После того, как деньги оказались у Огаркова, на земельном участке, казалось бы, началась работа. Участок был огорожен строительным забором, въезд на него устлали бетонными плитами. Как выяснилось позднее, и забор и плиты Огарков привез с какой-то другой своей стройки, т.е. денег на это потрачено не было. Затем деятельность по строительству ресторана остановились. Вадим Бурханов начал требовать от Шевченко и Огаркова предоставить ему документы о завершении сделки по оформлению участка с Картавенко и продолжить работы на объекте. Однако радушный и обаятельный прежде Огарков сменил тон общения. Он либо вообще не отвечал на телефонные звонки, либо разговаривал холодно и неохотно.

«Я попросил его закончить проект или отдать деньги. Но тот начал говорить со мной грубо и сказал, что ничего не отдаст. Я ему пригрозил, что обращусь в правоохранительные органы и у него будут проблемы. На что он мне ответил, дословно помню его слова: “Вы, Вадим Сергеевич, преувеличиваете свои возможности”. И бросил трубку», — вспоминает Бурханов.

К тому моменту Огарков уже был в Австрии, где у него имелось три отеля в курортном городе Гозау. Весь бизнес был оформлен на жену Любовь Огаркову. «Никаких попыток рассчитаться он не предпринял. Даже по-человечески поговорить попыток не было. Он считает, что все сделал правильно», — рассказывает Бурханов. На вопрос прокурора о том, какое наказание заслуживает Огарков, потерпевший ответил: «Наказание должно быть максимально строгое. Это неисправимо лживый человек, который не признает нанесенного вреда и не пытается его исправить».

В разгар судебного заседания в зал явилась представитель юридического управления Смоленской области. Однако вместо того, чтобы дать показания по уголовному делу, чиновница ходатайствовала об отложении ее допроса в связи с необходимостью ознакомиться с материалами дела. Представитель юридического управления мэрии на заседание не явился вообще, хотя был извещен о нем надлежащим образом. Судя по всему, 78 млн рублей, похищенных из бюджета Смоленска, уже никого не волнуют. Вторая попытка получить показания потерпевших намечена на 12 августа.



Свои новости, фото и видео вы можете прислать на WhatsApp редакции по номеру +79107850457
Теги

Сегодня

SmolNarod на Яндекс.Новости