Обновлено:
24.01.2022 10:59
USD76.69+0.25
EUR86.91+0.09
16+
.ru

«Разные бумаги – с ошибками». В Рославльской ЦРБ умершему полтора месяца назад пациенту не могут выписать точный эпикриз

«Разные бумаги – с ошибками». В Рославльской ЦРБ умершему полтора месяца назад пациенту не могут выписать точный эпикриз
Автор фотографии: smoloblduma.ru
Smolnarod продолжает следить за трагической историей пациента, который умер в Рославльской ЦРБ. Родные Александра Воронцова не могут получить на руки официальный эпикриз. Им уже выдали три бумаги, и все они разные.

Напомним, что 12 октября врачи из Рославльской ЦРБ, где 60-летнего Александра Воронцова лечили от коронавируса, сообщили родным, что он умер. Позднее было возбуждено уголовное дело по статье 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности». Пока компетентные органы разбираются в причинах смерти пациента, жена и сестра рославльчанина продолжают обивать пороги больницы.

Сестра Елена Ковалькова рассказала редакции, что в медучреждении выписали уже два посмертных эпикриза.

«И все они разные, и все – с ошибками. Кроме того, еще при жизни Александра 12 октября была выдана бумага – тоже эпикриз. Мы думали этот документ понадобится… Верили и надеялись, что он не умрет; рассматривали возможность перевода в другую больницу.

Уже после похорон, 20 октября, я набралась сил и официально запросила детальный посмертный эпикриз, а также выписку из амбулаторной карты. Оставила контактный номер телефона, мне никто не перезвонил. Все сроки вышли, и 23 ноября я сама поехала в ЦРБ в Рославле. Документы так и не подготовили. Да и внятно ответить на вопрос «почему», никто не смог. Отмахнулись от меня со словами: «Доктор не успел». Но я требовала, грубо говоря, здесь и сейчас мне всё показать. Вместо официальной бумаги мне в итоге предоставили рукописный листок, который, как я подозреваю, писали «на коленке». Бумага – без печатей и не «по форме». К тому же она якобы случайным образом нашлась после моих требований, и доктор ее принес начмеду.

29 ноября я приехала очередной раз в больницу за выпиской, которую обещали выдать к 25 ноября. За подписью заведующего отделения в этом документе стояла дата – 20 ноября. Началась путаница: то есть 23 ноября ничего не было готово, а от 25-го числа доктор ставит то же самое число – 20 ноября, а это еще к тому же выходной день. Как можно допускать такие грубые ошибки?», – удивляется Елена.

По словам жены и сестры Александра Воронцова, при детальном сравнении эпикризов есть масса несостыковок.

«Если даже ссылаться на то, что заведующий – лечащий врач Саши – пишет, что 2 октября у брата началось развитие сердечной недостаточности, то почему не были предприняты меры по оказанию медицинской помощи?

О сердечной недостаточности пациента родственникам не сообщалось, хотя жена каждый день была на связи с врачом. Он говорил, что всё под контролем. А в выписке от 12 октября – самой первой бумаге – о сердечной недостаточности и вовсе не было речи.

Врач также не пишет название антибиотиков, кроме цефтриаксона. Полагаю, что пациента не могли лечить три недели одним и тем же антибиотиком. Тем более данный препарат «кололи» еще дома – по назначению участкового врача. В выписке нет информации о дозах антибиотика. Нет сведений о капельницах, которые вводили: какие именно лекарства и дозы, сколько раз в день. В выписке из амбулаторной карты точное лечение тоже не указано.

Нет дат обследований рентгенографии органов грудной клетки. По УЗИ – не указано количество жидкости брюшной полости, хотя даже маленькое количество обязательно пишут в документах. Даже в дате, когда заболел пациент, – снова ошибка. И таких несостыковок масса (документы есть в распоряжении редакции)», – говорит Елена.

В итоге родные запросили очередную бумагу, которую им снова пообещали предоставить.

Все подробности о том, что произошло в стенах медучреждения, читайте в материале нашего автора — «Жизнь разделилась на «до» и «после».



Свои новости, фото и видео вы можете прислать на WhatsApp редакции по номеру +79107850457
Теги

Сегодня

SmolNarod на Яндекс.Новости
Наш сайт использует файлы cookie.
ok
Политика конфиденциальности