Обновлено:
8.07.2020 17:35
USD71.24-0.93
EUR80.41-1.06
16+
.ru

«Массовая раздача денег создаст нагрузку на дефицитный бюджет. Но адресная поддержка необходима»

«Массовая раздача денег создаст нагрузку на дефицитный бюджет. Но адресная поддержка необходима»

Коронакризис, который разразился в мире, породил множество практик по поддержке граждан и бизнеса. Одним из предметов дискуссии является практика сплошных выплат населению (т.н. «вертолетных денег»), которые правительства ряда стран используют для помощи гражданам и стимулирования спроса. О том, почему эта мера не вводится в России, что должен сделать но пока не сделал экономический блок правительства РФ, и чего ждать от курса доллара – в интервью с руководителем департамента политологии и массовых коммуникаций Финансового университета при правительстве РФ Сергеем Белоконевым.

— Сергей Юрьевич, почему государство не хочет перейти к прямым выплатам людям, пострадавшим от шатдауна в экономике? Ваша точка зрения, может ли государство себе это позволить, в каких объемах, и если может — почему не делает?

— Ответа на этот вопрос простого нет, здесь множество факторов. Во-первых, у государства есть резервы и они будут использоваться для выполнения социальных обязательств и некоторого стимулирования российской экономики. Здесь надо отдать должное министру финансов Антону Силуанову, его грамотная политика не даст стране серьезно провалиться и испытать экономический кризис, сравнимый с тем, который был в начале 1990-х или 1998 году.

Во-вторых, есть и второй центр экономической политики, который оказывает еще большее влияние — Центробанк. Традиционно ЦБ РФ очень либерален и не отвечает за экономический рост в стране (в отличие от передовых и самостоятельных экономик мира). Поэтому там финансовые власти кредитуют правительства и прибегают к «вертолетным» деньгам. У нас этого сегодня не будет. Но если ситуация ещё сильнее ухудшится и эпидемия затянется в июне-июле, то, может быть, придется прибегнуть к этой мере. И это будет отчасти оправдано.

В-третьих, «вертолетные деньги», на мой взгляд, тоже могут нанести вред. Прежде всего, потеря резервов для страны резко подрывает устойчивость экономическую, и как следствие политическую. Не уверен, что мы готовы вернуться в 1990-е годы, а наши «партнёры» хотели бы ослабления России. Они наверняка попытаются воспользоваться ситуацией. «Слабых бьют» — очевидная политэкономическая теорема.

— Сторонники прямых выплат утверждают, что объема Фонда национального благосостояния достаточно для того, чтобы треть всех денег направить на помощь населению, и это не ослабит экономику. Вы с ними не согласны?

— Не совсем. Поскольку непонятно, что делать после того, как эта помощь закончится. И я не считаю, что помогать надо всем подряд. Есть богатые люди, которые в этой помощи, к счастью, не нуждаются. Тем более, как я уже отметил, не стоит переоценивать ФНБ и его размеры. В России недостаточно эффективно работают финансовые центры (ЦБ и банковская система) и фонды рискуют быстро закончиться для выполнения основных задач по социальным обязательством правительства. 

— Какие меры поддержки граждан должно было предпринять, но не предприняло государство с момента вхождения в режим повышенной готовности? Насколько активен в этом отношении был наш экономический блок?

— Конечно, экономическая политика государства в период кризиса должна быть более активная. Безусловно, ЦБ РФ мог бы создать условия (через льготное кредитование бюджета РФ) когда в мае российским регионам на карантине были представлены выплаты на питание нуждающимся слоям населения: многодетным, неполным семьям, инвалидам, безработным и т.д. В мае-июне государство могло бы взять на себя оплату коммунальных услуг жильцам многоквартирных домов в регионах, где продолжается в это время карантин.

— Насколько бюджет России зависит от финансового самочувствия среднего класса, малого и среднего бизнеса? Может ли государство позволить себе не обращать внимание на его проблемы? Считаете ли вы достаточными те меры поддержки, которые ему оказываются?

— В этом вопросе есть противоречия и нет простого ответа. Во-первых, взнос МСП в бюджет России не такой высокий, как в европейских странах. И здесь, как не парадоксально, слабость малого и среднего бизнеса в России, который связан со сферой услуг и наиболее страдает от карантина, становится меньшим из зол.

Во-вторых, в сегодняшнем коронокризисе, который мы реально ощутим во втором полугодии 2020 и в 2021 году, более существенное значение имеет мировая конъюнктура — падение цен на нефть. И это будет большим испытанием для российского бюджета. Цены на нефть предсказать невозможно, но я согласен с прогнозом министра Силуанова в недавнем интервью «Ведомостям». Там он озвучил цифру по году в 30$ за баррель. Надеюсь, что даже 35 может быть.

Вы спрашиваете о поддержке малого и среднего бизнеса, но автоматически адресуете запрос к правительству. Я считаю это недальновидным. Да, правительство должно поддержать остановившиеся предприятия субсидией на компенсации сотрудникам. Но прежде всего, стимулировать экономику должен Центробанк и банковская система. А государству стоит проконтролировать льготный режим кредитования и его доступность (5-6% годовых). Таким образом, прямая раздача денег малому и среднему бизнесу сегодня только создаст серьезную нагрузку на все более дефицитный российский бюджет.

Самое главное, что должны сделать экономические власти России (правительство и ЦБ) — подготовить массированное кредитование (в первую очередь льготное) экономики и МСП на выходе из коронокризиса. Именно тогда, на мой взгляд, и есть смысл стимулировать потребление, а также производство, организовав доступный кредит. Для этого потребуется снижать ключевую ставку до 4% и следить за тем, чтобы кредит был не выше 6% для бизнеса. Произойдет это или нет в достаточном объеме? Скорее всего нет, к сожалению, но это возможно, если врио правительства РФ А.Р.Белоусов сможет продавить это решение. 

— А что мешает сейчас заняться стимулированием потребления и, как следствие, производства?

— Стимулировать потребление вряд ли получится сегодня с максимальным эффектом. Во-первых, когда большинство торговых предприятий не работает, потребление очевидно ограничено. Во-вторых, в условиях нахождения значительной части людей в условиях самоизоляции на дому, сложно ожидать активные покупки. В-третьих, потребление растет не тогда когда человеку сегодня «упали с неба» некоторые деньги, а когда растет его зарплата и уверенность в том, что завтра и послезавтра она будет выше и выше.

Поэтому, мое мнение, нужно готовиться к выходу из кризиса через месяц-другой и тогда увеличивать потребление, повышая доходы. Для этого есть МРОТ, который мог бы составить 15-18 тыс руб. При этом государство могло бы также повысить пенсии на 15-25% в течение какого-то времени. Эти меры были бы логичнее.

— По поводу ситуации с курсом доллара. Считается, что он относительно стабилен и не падает вниз вслед за ценами на нефть по той причине, что на валюту в условиях кризиса нет спроса. Так ли это? И что будет, если спрос возникнет, а цены на нефть по-прежнему останутся низкими?

— Курс доллара в целом стабилен и связан прежде всего с критически низкими ценами на нефть. И даже несмотря на нефть по цене 24-30$/баррель курс держится в диапазоне 72-76 руб/$. Это оптимально в данных условиях. ЦБ РФ проводит взвешенную политику и сдерживает рост. Несмотря на давление на рубль, связанное с развивающимся «коронакризисом».

Почему сегодня нет скачков курса доллара?  Потому что российский валютный рынок более защищен от спекулянтов, чем в 2014 году и ранее. И потому что российская экономика более развита и диверсифицирована, чем в кризисы 1998 и 2008 годов. Ну и мне кажется, действует положительный эффект от нашей большей изолированности от мировых экономических процессов. Это последствие санкционных войн посткрымского мира.

Таким образом, в случае, если эпидемия в ближайший месяц пойдет на спад в России вслед за всем миром и мировая экономика оживет и восстановится в 2020 году, то курс доллара будет зависеть только от цены на нефть. Мой прогноз, что цена во втором полугодии будет 32-38 долларов за баррель в среднем, а это означает, что курс стабилизируется в диапазоне 70-75 руб/$.

— Ваш прогноз дальнейшего развития событий в российской экономике, и в целом, в мире.

— Самый сложный вопрос, что стоит ожидать в мире и России в 2020-2021гг. Ситуация с короновирусом показывает, что мир становится менее предсказуемым и более турбулентным. Важнейшим фактором для мировых процессов будут выборы президента США и сможет ли Дональд Трамп переизбраться на новый срок. Вторым по значимости будет развитие противоречий между мировыми лидерами США и Китаем.

‌Для российской экономики, на мой взгляд, ключевым вызовом на ближайшее десятилетие станет дальнейшая диверсификация экономики и развитие энергетического/несырьевого экспорта. Задачи майских указов 2018 года абсолютно верны, важно двигаться вперёд в их реализации, а не топтаться на месте и не полагаться лишь на либеральные подходы к развитию экономики. Успешный опыт передовых стран (Китая, Сингапура, Германии, Кореи и других) показывает, что для каждой страны и конкретной ситуации комплекс мер должен быть подобран оптимальный без оглядки на чужой опыт и указания. Тем более, что в России достаточно ученых-экономистов, понимающих ситуацию.

Ну а в краткосрочной перспективе России необходимо преодолеть эпидемию, восстановить экономику и активизировать выполнение экономических параметров майских указов 2018 года. В числе приоритетов там отмечается продолжение развития сельского хозяйства и агропереработка, а также интенсивное развитие IT-сектора, цифровых технологий, фармацевтики и медицинского оборудования.  Продвижение в этих секторах придаст еще больше устойчивости нашей стране, тем более, заделы уже имеются. Мы видим сегодня в продуктовых магазинах, несмотря на то, что мир лихорадит, товары на полках есть и существенного роста цен практически не наблюдается.



Комментарии

Теги

Сегодня

SmolNarod на Яндекс.Новости