Обновлено:
2.12.2021 22:11
USD74.06+0.09
EUR83.81-0.03
16+
.ru

«Он сказал Володе: «Ты мне нужен» — и начал избивать его ногами»

«Он сказал Володе: «Ты мне нужен» — и начал избивать его ногами»
Очередная история о том, как подозреваемые в преступлениях становятся жертвами. И наоборот, жертвы становятся фигурантами уголовных дел по весьма серьезным статьям Уголовного кодекса. Об одной из таких историй мы уже рассказывали в конце октября 2016 года. Речь идет о двух оперуполномоченных УМВД России по Смоленской области, которых подозревают в том, что они выбивали признательные показания. В свою очередь, «жертва» правоохранителей — тоже не лыком шит. Его подозревают в нанесении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть жертвы. Ранее был судим за нанесение побоев.

Криминальная история, которая произошла 19 августа 2015 года, не попала в объектив камер видеонаблюдения, фактически вся доказательная база строится на свидетельских показаниях и протоколах очных ставок. Одна из свидетелей — Надежда Сидоренкова. Женщина обратилась в нашу редакцию и пожелала рассказать, как все было. Надежда Сидоренкова убеждена: виновника гибели ее сожителя пытаются обелить, чтобы теперь уже на его свидетельских показаниях «закрыть» двух оперов.

Итак, Надежда Сидоренкова проходит свидетелем по уголовному делу по факту происшествия, в результате которого погиб ее сожитель Владимир Семенов. Она видела, как трое молодых людей избивали ее гражданского супруга, а показания женщины были запротоколированы следователями СУ СК России по Смоленской области. На основании свидетельских показаний и процедуры опознания А. Г. Сысак был привлечен к уголовной ответственности по части 4 статьи 111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего».

Картину происшествия Надежда Сидоренкова помнит в деталях. «Все произошло 19 августа 2015 года в районе 18 — 19 часов.  Мы шли к роднику с отцом Володи. Там стояли трое, пили пиво. Володя спросил, что вы тут делаете? Они — а нам что, нельзя пива попить? После этого двое подошли ко мне и Володиному папе и начали нас держать. В это время Андрей Сысак сказал Володе: «Ты мне нужен». Ударил его по ногам, Володя упал, а Андрей начал бить его ногами по животу и голове. Потом, когда Андрей закончил, он крикнул тому, что меня держал: «Кирюха, пошли». Тот меня оттолкнул, и я упала. И все, они убежали.

После того, как они убежали, я побежала звонить в полицию и в скорою помощь. Они приехали, потом на опознание меня возили. Когда мы сидели в машине с Андреем, он попросил у меня прощения. Андрея Сысака я знаю лет десять, он мой сосед по даче. Сказал: «Извините, я не подрасчитал свои силы». А на очной ставке он предлагал оплатить все лечение. Я говорю: «Ну оплатишь ты лечение, а если он умрет?». Ну тут это и произошло. Володя умер, так и не придя в сознание в реанимации. Такие были нанесены ему увечия. 21 августа мы его хоронили».

Казалось бы, обычная криминальная драма, какие регулярно попадают в сводки новостей. Однако летом 2016 года женщину снова пригласили в Следственное управление СК РФ по Смоленской области, где просили изменить показания в отношении главного подозреваемого А. Г. Сысака, который и наносил побои ее сожителю.

Рассказывает Надежда Сидоренкова: «Следователь просто попросил меня, чтобы я поменяла показания. Чтобы Сысака вообще не было на месте происшествия. И мне нужно было сказать, что те двое, что избивали моего мужа, были, а Андрея там не было. Зачем он просил меня изменить показания, я не знаю. Я сказала: «Зачем мне что-то менять, если это все было на моих глазах?».

Факт просьбы изменить показания запротоколирован со слов Надежды Сидоренковой. На тот момент Андрей Сысак оказался в фаворе у Следственного комитета: теперь он уже не только подозреваемый, но еще и жертва. Жертва избиения оперативников, которые якобы «выбивали» у него признательные показания.

izm

7 сентября 2016 года, спустя больше года после инцидента, оперуполномоченный ОП №2 УМВД России по городу Смоленску Д. И. Иваничкин и его коллега Е. В. Горанский были задержаны сотрудниками Следственного комитета по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 п. а ст. 286 УК РФ — «Превышение должностных полномочий с применением насилия или с угрозой его применения». Сысак настаивает на том, что его на месте преступления не было, а сотрудники УМВД выбили у него признательные показания. Более того, Сысак оценил материальный ущерб от действий полицейских в размере 500 тысяч рублей.

sysak

Получается, что алиби Сысака — решающий фактор в деле, по которому привлекаются сотрудники полиции. Если будет установлено, что он на самом деле не принимал участие в избиении Семенова, а Сидоренкова обозналась, то тогда на пути обвинения оперуполномоченных Иваничкина и Горанского не будет никаких препятствий. Если же следствие установит, что Сысак действительно избивал Семенова, доказательная база под обвинением оперов рухнет, иначе о каком «выбивании показаний» вообще может идти речь?

Как мы уже сообщали, родственники оперативников жалуются во все инстанции, в том числе президенту России В. В. Путину, они просят провести объективное расследование и настаивают на том, что Следственный комитет фабрикует «резонансное» уголовное дело. В свою очередь, в Следственном комитете smolnarod.ru пояснили, что следователем было получено достаточно данных, свидетельствующих о причастности сотрудников полиции к совершению тяжкого преступления, в связи с чем 8 сентября 2016 года в суд было направлено ходатайство об избрании в отношении подозреваемых меры пресечения в виде заключения под стражу.

Также smolnarod.ru стало известно, что в настоящий момент подозреваемые в выбивании показаний опера отпущены под домашний арест. Однако на этом точка в этой истории не поставлена.

Максим ЗАХАРОВ



Свои новости, фото и видео вы можете прислать на WhatsApp редакции по номеру +79107850457
Теги

Сегодня

SmolNarod на Яндекс.Новости
Наш сайт использует файлы cookie.
ok
Политика конфиденциальности