Обновлено:
19.01.2020 12:12
USD65.65 ₽+0.05
EUR74.58 ₽-0.14
16+
.ru

О проблемах смоленского онкодиспансера рассказали в «Новой газете»

О проблемах смоленского онкодиспансера рассказали в «Новой газете»
Наша редакция уже неоднократно сообщала, что бывший главный врач Смоленского областного онкологического диспансера Сергей Гуло обвиняет чиновников смоленской областной администрации и ФОМСа в злоупотреблениях.

На прошлой неделе смоленский онколог выступил с критикой областных чиновников от здравоохранения на телеканале «Дождь«. На днях медик в «Новой газете» рассказал о недостаточном финансировании смоленского онкодиспансера, а также о проблемах, которые возникли из-за областных чиновников и ФОМСа.

По мнению профессионального онколога, который был уволен за отстаивание интересов медучреждения, ситуацию с финансированием со стороны ФОМСа и департамента здравоохранения на протяжении многих лет можно классифицировать «как сговор и коррупцию». Кредиторская задолженность за медикаменты и изделия медицинского назначения из средств ОМС превысила 120 млн рублей. Причиной этого, по словам Сергея Гуло, стало то, что с 2013 года обязанность по финансированию расходов на оплату лекарств и медикаментов для смоленских онкобольных была передана территориальному фонду ОМС, который всячески экономил на препаратах для онкобольных и оборудовании для медучреждения.

Итак, вот что рассказал «Новой газете» бывший главный врач Смоленского областного онкологического диспансера, специалист, который ранее занимал должность главного врача Центрального НИ рентгенорадиологического института в Санкт-Петербурге (ЦНИРРИ), Сергей ГУЛО:

0031– Я руководил онкодиспансером 7 лет. До 2013 года мы не сталкивались с неразрешимыми проблемами, хотя общая ситуация тогда была сложнее: препараты стоили в десятки раз дороже, их труднее было достать. Но находились правильные решения. Проблемы начались после смены руководства в департаменте здравоохранения.

Надеюсь, что Смоленский регион – наихудший вариант, что у него нет аналогов. Другие города, с которыми связывался, и финансируются в должном объеме, и как-то находят взаимопонимание с чиновниками.

Позиция смоленских управленцев – «не пущать» деньги в онкологию, бессмысленно их тратить, если человек все равно погибнет. Я говорю об областном департаменте здравоохранения и ФОМС.

ФОМС – абсолютно лишняя структура, позволяющая футболить докторов, главврачей и пациентов. Фонд исполняет те решения, которые принимает департамент здравоохранения. Когда он не хочет финансировать те или иные законченные клинические случаи, те или иные услуги, ФОМС начинает отправлять ваши просьбы и просчитанные с экономической точки зрения рекомендации обратно в департамент здравоохранения.

Полгода вы пытаетесь доказать, как надо лечить пациентов, а территориальный ФОМС отвечает: «Нет, ребята, мы здесь специалисты. Мы будем решать».

Наверное, есть счастливые регионы, где представители Фонда понимают, что такое человеческие трагедия, страдания, смерть, и пытаются продлить жизнь пациентов.

В Смоленске чиновники не обращают внимания на нужды онкодиспансера. Я отправил в департамент, ФОМС и другие инстанции порядка 50 писем. Из департамента пришел один ответ – в апреле 2016 года: средств для вас мы выделить не можем. ФОМС отвечал 3 или 4 раза, но не нам, а экономическому отделу департамента.

Сейчас в моде частно-государственное партнерство, каждый регион пытается разными уловками перевести здравоохранение (и онкологию тоже) на платную основу. И дело не только в прямом платном оказании услуг, которые навязывают департаменты, а и в том, что деньги из онкологической, как у нас, службы уводятся в другие медицинские структуры.

Ищутся инвесторы под те или иные медицинские учреждения и ищутся средства для возврата этим инвесторам: считается население в районе, считается тариф. Приходит инвестор из Москвы, ему предлагаются поликлиника и сумма на год, которая покроет все затраты, – те средства, что отрезаются от онкослужбы.

В октябре мы получили из ФОМС бумагу об объемах финансирования онкодиспансера – на 148 млн рублей. А нам и пациентам на год нужно как минимум 320–350 млн. В том же списке ФОМС перечислялись поликлиники Смоленска. Поликлинике №4 определено 134 млн рублей, еще одной – 127 млн. Цифры у нас почти одинаковые. Онкодиспансер приравняли к поликлинике с минимумом диагностической аппаратуры и минимумом инвазивных мероприятий.

Руководство здравоохранением региона постоянно обвиняло нас в том, что мы превышаем «объемы медицинской помощи, финансируемой из ОМС» – пролечиваем столько больных, сколько обратилось за помощью, а не сколько хотелось бы начальству. Мы не получали средства на проведение исследований на компьютерном и магнитно-резонансном томографе с применением контрастных веществ, на лечение в радиологическом отделении.

0111

У онкодиспансера не было задолженности по коммунальным услугам и зарплате. Укомплектованность сотрудниками в среднем звене – 50% и 68% по врачебному персоналу. Кредиторскую задолженность диспансера (120 млн рублей) создали департамент здравоохранения и ФОМС – лечение не подкреплялось адекватным денежным содержанием.

Материал по теме
Вместо того чтобы вкладываться в онкодиспансер, чиновники переводят 50% химиотерапевтических коек в больницу РЖД с целью проведения закупок дорогостоящих химиотерапевтических препаратов у единственного поставщика, минуя аукцион. Выгоняют экономистов, снижают зарплату ряду специалистов. В феврале 2016 года здание эндоскопического отделения было признано негодным, но новое помещение так и не предоставили. Врачей принуждают не использовать ряд препаратов, включенных в «стандарты» и «протоколы» лечения онкологических больных, но без их применения повысится риск смерти после тяжелых травматических операций или сократится продолжительность жизни получающих химиотерапевтическое лечение. Врачей подталкивают к нарушению профессиональной этики и деонтологии.

Весной я встречался с директором федерального ФОМСа и лично докладывал о ситуации в Смоленске. Мои письма в Министерство здравоохранения РФ, Росздравнадзор, прокуратуру РФ и Смоленской области, губернатору региона пересылаются в департамент здравоохранения, где и зарождалась проблема. Борьба за пациента происходит лишь на уровне врача поликлиники и врача онкологического стационара. Ответственность за онкобольных ложится на плечи докторов. С чиновников взятки гладки. И это «небожительство» приводит к помутнению сознания, безнаказанности в поступках и действиях по отношению к пациентам и врачам. Они уверены, что наверху их защитят.

От редакции. В распоряжении «Смоленской народной газеты» оказался интересный документ – письмо председателя ФФОМСа Н.Н. Стадченко аудитору Счетной палаты РФ А.В.Филипенко «О рассмотрении обращения Общероссийской общественной организации «Лига защиты пациентов».

В этом письме руководитель ФФОМСа пишет, что «Федеральный фонд в рамках своих полномочий по контролю за соблюдением законодательства об обязательном медицинском страховании и за использованием средств обязательного медицинского страхования при проведении контрольных мероприятий в субъектах Российской Федерации особое внимание уделяет вопросу соответствия устанавливаемых тарифов на оплату медицинской помощи законодательству Российской Федерации.

Проверка в Смоленской области по итогам 2015 года была проведена Федеральным фондом с 8 по 19 февраля 2016 года, в ходе которой акцентировалось внимание на установление тарифов для медицинских организаций, включая Смоленский онкологический клинический диспансер.

Проведенная проверка выявила грубые нарушения законодательства об обязательном медицинском страховании, в том числе, отсутствие системного подхода к формированию тарифов на оплату медицинской помощи в 2015 году, что создало риски несбалансированного финансирования медицинских организаций в Смоленской области. Обобщенные итоги проверки в начале марта 2016 года были направлены Губернатору Смоленской области А.В. Островскому для принятия мер по их устранению». Судя по всему, губернатором никаких мер принято не было.



Теги

Комментарии

Сегодня

SmolNarod на Яндекс.Новости