Обновлено:
21.06.2021 22:23
USD73.2+0.98
EUR86.89+0.90
16+
.ru

«Мы находимся на стадии, когда 10% заболевших – это люди, которые не знают, где заразились коронавирусом»

«Мы находимся на стадии, когда 10% заболевших – это люди, которые не знают, где заразились коронавирусом»

Смоленская область продолжает бить антирекорды по приросту больных коронавирусом. Только за минувшие сутки прирост заболевших составил 127 случаев, а общее число инфицированных с момента выявления первого случая превысило 2,5 тысячи. Результатом чего стал этот прирост, и как организована работа по выявлению COVID-19? Эти и другие вопросы мы задали руководителю территориального управления Роспотребнадзора, главному государственному санитарному врачу по Смоленской области Ларисе Сидоренковой.

— Накануне со ссылкой на Роспотребнадзор мы сообщали о том, что в Смоленской области насчитывается восемь очагов распространения коронавирусной инфекции, из которых пять – локализованы. Можете их назвать?

— По очагам. Сняты с медицинского наблюдения в связи с истечением инкубационного периода Вяземский дом-интернат, поликлиника Вяземской ЦРБ, общество с ограниченной ответственностью Транснефть-Балтика из Починковского района, Смоленский перинатальный центр, и одна ведомственная структура, о которой у нас нет информации. Действующие очаги – это Геронтологический центр «Вишенки», Ярцевский дом-интернат, и Починковский психоневрологический интернат. В Голынках – стадия инкубационного периода, ее нет в действующих очагах. По Гедеоновке начато эпидрасследование. Что касается больницы РЖД – то она ведомственная. В системе железнодорожного транспорта есть свое управление Роспотребнадзора, и все мероприятия проводят они.

— Уточните, что подразумевается под локализацией очага?

— Очаг считается закрытым, если в течение инкубационного периода не возникают новые случаи заболевания. При коронавирусе две недели инкубационный период. Как локализуется очаг, поясню на примере Вяземского ДИПИ. Это был первый очаг на территории нашей области. Весь алгоритм действий при возникновении очага в закрытом коллективе он и определил — куда двигаться и какие мероприятия проводить. Когда это все случилось, это были выходные, у нас две лаборатории начали работать – ФБУ «Центр гигиены и эпидемиологии» и «Центр СПИД». Они работали реально круглосуточно для того, чтобы всех обследовать. Были выявлены люди, у которых не было симптомов, но с положительными тестами на ковид. Было организовано разделение на «чистую» и «грязную» зоны, разделили потоки персонала для того, чтобы не было пересечения между этими зонами. Те, у кого появлялись симптомы, были госпитализированы в инфекционный госпиталь на базе Вяземской ЦРБ, либо их привозили в Смоленск. После лечения проводили двукратное обследование всего персонала, всех больных, и таким образом очаг был закрыт, дальнейшего распространения мы не получали. К настоящему времени там мероприятия уже закончились. Такой же алгоритм действий и во всех других очагах.

В каждом очаге мы проводим эпидрасследования – мероприятия, которые выявляют причинно-следственные связи и определяют наши дальнейшие действия. При появлении хотя бы одного положительного результата в любом социальном, медицинском, образовательном учреждении, поступает экстренное извещение, и по нему отдел эпиднадзора нашего управления сразу определяет перечень противоэпидемических мероприятий. Есть четкое понимание, что нужно сделать, кого обследовать, какие проводить тест-мероприятия, как распределять потоки персонала и пациентов. Все это четко прописано в постановлениях главного санитарного врача.

В результате все крупные очаги заболевания — Вишенки, Вязьма, Голынки, где работает и живет много людей, дали небольшой прирост заболевших, около 400 человек. Это не много.

— И так, в очагах заболевших не много. А кто тогда остальные заболевшие, которых насчитывается около 2,5 тысяч человек? Мы часто слышим об очагах, но ничего не знаем о том, откуда берутся остальные заболевшие? В Москве, например, есть карта распространения коронавируса с улицами и даже домами.

— Я тоже хочу ее сделать. Я ее хотела сделать, когда работала в ФБУ («Центр гигиены и эпидемиологии в Смоленской области»). Но сил моих программистов не хватило. Имеются данные поулично.

И так, откуда эти люди. Мы по каждому человеку имеем информацию. Началось у нас тестирование с 20 февраля. Первый положительный результат мы получили 25 марта. Месяц у нас никого не было. Потом это были единичные случаи. Иногда люди говорят, что мы, мол, уже давно болели. Если бы это было так, то вот в этот первый месяц мы бы все равно кого-то ловили. А так – ну не было у нас коронавируса, он не подтверждался тест-системами. Мы проводим ретестирование с помощью других тест-систем для подтверждения наших тест-систем, чтобы четко знать, что они работают.

В течение недели после первой находки у нас тоже все было чисто. Этот первый случай был человек, вернувшийся из-за границы. Потом стали добавляться все, кто возвращался из Москвы. Это были наши жители, те, кто приехал в гости, была четкая взаимосвязь. После этого болезнь распространялась в семейных очагах. Т.е. если взять 2,5 тысяч человек, то из них 400 человек – это очаги (соцучреждения). Остальные 2 тысячи – это зараженные в семейных очагах. Т.е. люди заражаются друг от друга.

Любой эпидпроцесс имеет несколько стадий. Сейчас мы находимся на той стадии, когда процентов 10 заболевших – это люди, которые не знают, где они могли заразиться. Там где семейный очаг – там понятно. Там если один заходит с заболеванием, то еще один-два человека, в зависимости от численности семьи, заражаются. За последние две недели – 422 человека заболевших в городе Смоленске. Это пошел эпидпроцесс не среди организованных коллективов. Он пошел циркулировать среди населения. И эта цифра постоянно растет.

— В этом, как я понимаю, и кроется смысл последних ограничительных мер, связанных с приостановкой работы в Смоленской области парикмахерских и салонов красоты?

— Есть методические рекомендации по выходу из этой ситуации, которые имеют определенные этапы. У каждого этапа есть критерии, которые определяют, какие ограничения можно снимать. Но этими же методическими рекомендациями, в зависимости от эпидситуации, предусматривается и ужесточение мер. В силу самой процедуры обслуживания в парикмахерских и салонах красоты невозможно соблюдать дистанцию. Делать маникюр на расстоянии полтора метра невозможно. Известен пример из Челябинска, где мастер заразила более 20 человек. Это достаточно длительная процедура тесного контакта между клиентом и мастером. И с этой точки зрения, с учетом распространения заболевания в городе, было принято решение ужесточить меры и на две недели приостановить деятельность таких заведений.

Из того, что добавляли, это и репетиции в объектах культуры. Культурно-массовые мероприятия были запрещены давно. Но если брать большие репетиции в театрах, там собирается большое количество человек. Поэтому этот момент мы тоже добавили. Потому что они вышли на работу.

— А с чем связано то, что с начала мая данный вид деятельности был разрешен, но -потом их снова закрыли?

— Вышли методические рекомендации по выходу из режима повышенной готовности, в котором прописали, на каком этапе какие учреждения могут быть открыты. И этим документом было регламентировано как смягчение ситуации, так и ужесточение при необходимости.

— Мы часто слышим, что половина инфицированных – это бессимптомные носители. Не получается ли так, что инфицированных не 2,5 тысячи, а в несколько раз больше?

— Здесь логика прямая, потому что мы видим увеличение количества больных в четкой связи с количеством проводимых тестов. У нас добавилась еще одна лаборатория, и тут же произошел рост количества заболевших. Оно растет и так, и оно выросло одномоментно, когда появилась новая лаборатория.

— Кто у нас сейчас занимается тестированием?

— В данный момент в Смоленской области шесть лабораторий. ФГУП «Центр гигиены и эпидемиологии», Центр СПИД, Первая клиническая больница, противотуберкулезный диспансер, кожвердиспансер и лаборатория медицинского университета.

— Каковы показания для жителя города Смоленска, чтобы он пришел в эти лаборатории и ему сделали тест?

— На данный момент есть постановление главного санитарного врача РФ о проведении тестирования. Там есть пункт, который определяет контингент тех, кто подлежит обязательному обследованию. Это и вернувшиеся из-за границы, это лица контактные в очагах, это с определенной периодичностью проходящие проверку медицинские работники и работники социальных учреждений.

Проверяют больных, контактных в очагах, у которых есть симптомы. Все пневмонии, которые выявляются, сейчас подлежат обязательному тестированию. Это тяжелые случаи ОРВИ, это ОРВИ у лиц, которые старше 65 лет. Т.е. обследуются те, кто либо связан с коронавирусной инфекцией, либо те, кто наиболее уязвим. Вот их мы и обследуем. После получения положительного результата мы сразу же отправляем результат в лечебное учреждение, направившее нам эту пробу. И результат является поводом для них подать нам экстренное извещение о случае инфекционном заболевании.

Как только высеяли [обнаружили заболевание – прим.ред.], сразу же начинается комплекс мероприятий. Мы уже смотрим контингент, где человек работает, он сразу берется в учет. Сразу по нему определяется круг мероприятий, передается сюда в управление, и управление выписывает предписание о назначении ограничительных мероприятий.

— Если у человека выявлен коронавирус, кто направляется в больницу, а кто лежит дома и находится на самоизоляции? И кто это решает?

— Этот вопрос решает лечащий доктор. На данный момент порядка 700 человек находится в больнице. Порядка 600 находятся дома на домашней изоляции. В самом начале абсолютно все, и симптомные и бессимптомные, находились на стационарном лечении. Но это когда были единичные случаи.

— Те 600 человек, которые проходят на дому карантин. Какая работа с ними ведется и как государство и надзорные органы регулируют этот вопрос? Чтобы человек не стал разносчиком заболевания случайным людям, в магазинах, общественном транспорте, на улицах?

— Ежедневно проводится мониторинг силами здравоохранения. Кроме того, когда мы выдаем постановление о самоизоляции, то мы совместно с органами внутренних дел контролируем людей, выезжаем по адресам. У нас есть бригада, которая вместе с полицией выезжает и контролирует.

— Что можно и что нельзя делать людям, которые находятся на карантине? Им из дома вообще нельзя выходить?

— Вообще нельзя.


А продукты питания, бытовые нужды?

— Для этого у нас и существует стационарное лечение, ситуации ведь всякие могут быть. Человек может оставаться в домашних условиях, при условии, если есть возможность эту самоизоляцию организовать и соблюсти. Если у него большая семья и пожилые родители, и все это в двухкомнатной квартире, режим самоизоляции невозможно соблюсти, и таких людей мы помещаем в стационар. У кого есть родственники, которые могут соблюдать режим дезинфекции, со средствами индивидуальной защиты, одноразовой посудой, те могут находиться на самоизоляции. Все рекомендации о том, как ее организовать, есть у нас на сайте.

— По поводу тестов для всех желающих. Есть клиники, которые начали делать их платно. Есть ли такие клиники в Смоленске? Насколько вообще целесообразно их делать и насколько они точны?

— Работают у нас три лаборатории, которые проводят исследования на платной основе — «Хеликс» и «Гемотест». Они давали отчет о том, что они проводят исследования. «Инвитро» нас уведомлял о том, что они проводят тест на наличие антител. Т.е. любой желающий может сдать. У них нет своей лабораторной базы, они отправляют все это в Москву, но здесь организуют забор материала.

— Приходили ли из этих частных клиник положительные тесты?

— Да. Они работают в точно такой же системе. При получении положительного теста они дают нам экстренного извещение, и мы начинаем работать.

— Долгое время бытовала точка зрения, что у нас выявляемость ковида хромает по той причине, что врачам не хватает тестов. Так ли это?

— Такой проблемы у нас нет. 20 февраля у нас появились первые тесты в нашем учреждении, и после первых поступлений у нас не было ни одного дня недостатка в тест-системах. Мы еженедельно делаем заявки на тест-системы, и эти заявки удовлетворяются в полном объеме. Мы начинали с 24 тестов в день, потому что в большем объеме не было необходимости. Сейчас мы дошли по региону до 850 – 1000 тестов в день. Несмотря на увеличивающиеся объемы у нас никогда их дефицита не было.

— Насколько точны тесты? Ранее появлялась информация о том, что они распознают только каждого второго.

— Что касается нас, то мы каждый результат подтверждали дважды. Если у нас результат положительный, это является поводом провести ретестирование в другой лаборатории. Так же мы работаем и с другими коллегами. У них положительный результат, они везут пробу к нам, мы проверяем на своей тест-системе, он и у нас положительный. Причем система работает так, что лаборант, проводящий исследование, не видит, чья проба. Она сразу кодируется и поступает просто под номером. Это делается для объективности и беспристрастности.

У нас по области с анализами работает около 300 человек. И если бы были какие-то махинации, это бы давно стало известно. Т.е. если мы с разными тест-системами получаем один результат, это означает, что работаем мы качественно. Что касается случаев, когда есть все симптомы, но тест оказался отрицательным – такой информации у меня нет.

— По поводу внебольничных пневмоний, ОРВИ и других вирусных инфекций. Если сравнивать 2020 год с предыдущими годами, у нас происходит их всплеск? Потому что есть мнение, что ковид маскируется под другие респираторные заболевания, хотя тестами не выявляется.

— Что касается пневмоний, то по мнению эпидемиологов сравнивать эпидситуацию с прошлым годом по ряду причин не корректно. Это связано с тем, что сейчас настороженность ковидная повышенная, и поэтому проводится лабораторная диагностика в увеличенном объеме, и обследования. Те, кто раньше болел дома и не обращался к врачу, сейчас идут на обследование.

— По поводу средств защиты и масочному режиму. Насколько целесообразно носить защитные маски на улице?

— В указе губернатора прописано, где их надо носить. Это места массового скопления людей – магазины, учреждения, офисы, общественный транспорт и это остановки общественного транспорта. Чтобы сделать заключение, сколько вирус живет на той или иной поверхности, нужно проводить исследования. В составе Роспотребнадзора есть научно-исследовательские институты, которые занимаются этими проблемами. Нам выдается решение о применений средств индивидуальной защиты, основанное на проведенных исследованиях. Маски, перчатки, дезинфицирующие средства. Эффективность всех этих средств нам озвучена, и они являются обязательными условиями для профилактики коронавирусной инфекции. Это те мероприятия, которые надо делать.

— Есть ли какие-то прогнозы относительно того, когда ограничения будут сняты?

— Следующий этап – мы ожидаем плато, но сроки определить пока не представляется возможным. Пока вы видите динамику, и происходит очередное увеличение.



Свои новости, фото и видео вы можете прислать на WhatsApp редакции по номеру +79107850457
Теги

Сегодня

SmolNarod на Яндекс.Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности