Обновлено:
8.12.2021 15:26
USD73.85-0.29
EUR83.36-0.35
16+
.ru

Крик души медиков гагаринской скорой помощи: «Мы теряем пациентов»

Крик души медиков гагаринской скорой помощи: «Мы теряем пациентов»
Автор фотографии: Григорий Калачьян
Медики скорой помощи Гагаринской больницы жалуются на то, что работают в нечеловеческих условиях: неукомплектованность бригад, нехватка машин, водителей, фельдшеров, нехватка кислорода, смерти пациентов. Что стало последней каплей в этой череде изматывающих событий?

Изнемогая физически от сумашедшей перегрузки, они вынуждены еще и видеть уходящих на их глазах людей из-за банально необорудованной машины скорой помощи. Добавьте ко всему этому и копеечную зарплату за нечеловеческий труд. Фельдшеры, водители, диспетчеры скорой помощи Гагаринской больницы не выдержали и присоединились к заявившим о забастовке вяземским медикам. Да и можно ли их за это винить?

«Нехватка кислорода привела к летальному исходу»

Александр работает в скорой помощи 2,5 года. Но здесь каждый месяц идет за три, беря в учет перегрузку. На население Гагаринского района численностью 40 тысяч человек на дежурство должно выходить 5-6 бригад скорой помощи. По факту их две-три. Но одна из них может «застрять» на 2-3 часа, пока стоит в очереди с пациентом на КТ. Вторую могут отправить доставлять выписавшегося из больницы пациента домой или же на доставку лаборанта в приемное отделение больницы. В итоге на дежурстве оказывается действующей одна бригада на весь Гагарин. Но и этого мало. Машины скорой помощи неукомплектованы. В связи с этим, за небольшой стаж работы Александру пришлось столкнуться с трагическими случаями.

При осуществлении транспортировки нехватка кислорода привела к летальному исходу пациента. Все баллоны заправляемые. Но непосредственной подачи кислорода хватает только на 10 минут! Мы успели довезти… Но уже в грузовом лифте больницы наш пациент скончался из-за того, что закончился кислород. Спасти его не удалось, — вспоминает горький случай  наш собеседник.

Фельдшер, естественно, писал служебную записку, уведомил руководство о случившемся. Но в ответ он получил докладную записку о том, что якобы он осуществлял выезд без кислородного баллона. Самое печальное, что это не единственный случай. Еще одна смерть случилась при транспортировке пациентки с инфарктом миокарда.

Не хватало именно оборудования в карете скорой помощи. Тогда только-только начали закупать кислородные баллоны. В нашей машине кислорода не было. Существовал и ряд проблем с медицинским оснащением. Не было элементарных вещей! И тогда мы не молчали: обратились в профсоюз «Действие».

«Я не прошу чужого и не лезу ни в чей карман!»

Диспетчер Елена, которая работает в скорой помощи с 2005 года, считает, что ситуация в гагаринской медицине всегда была плачевная. Но раньше спасали кадры. Теперь и их нет. При этом каждый раз медики пытались достучаться до руководства. Из департамента даже отправляли комиссии. Выдавали две-три машины и на этом все затихало. То, что происходит последнее время стало уже последней каплей. При всем нечеловеческом труде, медики скорой получают мизерные зарплаты и угрозы от населения.

Продолжительность ожидания вызовов увеличилась многократно. Наши пациенты ждут скорую помощь по 5-6 часов. Иногда и больше. Естественно, что люди кричат. И кричат в грубой форме, угрожают жизни и здоровью. И их можно понять. И нас. Мы все это выслушиваем. После некоторых угроз, закрываю дверь и никому не открываю… Потому что, страшно. И ведь люди, не дождавшись скорой помощи, везут своих пациентов сами. Всё бывает. И мне, несмотря на то, что я диспетчер, приходится оказывать помощь. Если я вижу, что он не тяжелый, то все, что могу сделать, делаю — меряю давление, даю, если необходимо, таблетку. Дальше смотрим, куда направить — в приемное отделение или поликлинику. Я же не знаю в этот момент, страдает он ковидом или нет. Все мы в зоне риска.

Фельдшеры, диспетчеры, водители работают вплотную с ковидом. Но оплачивают лишь те случаи, где диагноз официльно подтвержден. А ведь бригады скорой помощи работают с пациентами, которые зачастую не знают еще о том, что у них ковид. На данный момент два водителя на больничном с коронавирусом. Были в тяжелем состоянии. Одна фельдшер умерла от ковида.

К слову, диспетчер скорой помощи в среднем зарабатывает 18-20 тысяч рублей.

У меня двое детей. Нам тоже хочется и покушать, и одеться. Я не прошу чужого и не лезу ни в чей карман! Я всего лишь хочу получать то, что я заработала своим честным трудом, — с дрожью в голосе говорит Елена. 

Перерасчет с отсрочкой исполнения

Напомним, 33 сотрудника скорой медицинской помощи Гагаринской больницы выдвинули 17 требований. В противном случае они присоединятся к забастовке, о которой предупредили вяземские «скоровики».

Ранее мы сообщали, что по факту нарушения прав работников скорой помощи назначили проверки прокуратура Смоленской области и региональный СУ СК.

2 ноября вяземские медики заявили о готовности начать «итальянскую забастовку» в связи с мизерными зарплатами и тяжелыми условиями труда. Администрация больницы продемонстрировала квитки с «достойной зарплатой» фельдшеров. Разбирались, как дела обстоят на самом деле.

Позднее стало известно, что в департаменте по здравоохранению Смоленской области после проведенной проверки заверили, что всем медицинским работникам Смоленской области пересчитают социальные выплаты за предыдущие периоды с 1 000 рублей до 2 500 рублей за смену. Сегодня руководитель департамента Ольга Стунжас встретится с сотрудниками скорой помощи в г.Гагарин по коллективному обращению сотрудников Гагаринской ЦРБ. Обратите внимание на дату обращения медиков: 10 сентября 2021 года. Но пока видно в публичную сеть проблема не выплывает, реакции быстрой от чиновников ждать не стоит. Теперь нарушаемые с ноября 2020 года права медиков обещают восстановить и выплатить им все причитающиеся и заработанные «кровью и потом» выплаты.



Свои новости, фото и видео вы можете прислать на WhatsApp редакции по номеру +79107850457
Теги

Сегодня

SmolNarod на Яндекс.Новости
Наш сайт использует файлы cookie.
ok
Политика конфиденциальности