«Woman.ru»: врач-онколог Шабанов раскрыл, почему Заворотнюк закончила свой земной путь в хосписе

За последние две недели актриса охватили очень плохо себя чувствовала, она потеряла вес и едва могла вставать с постели.

Скоропостижная кончина Анастасии Заворотнюк стала настоящим горем не только для ее поклонников, но и для коллег по цеху. Тысячи людей по всей стране и за ее пределами скорбят по актрисе.

Болезнь длилась у певицы целых пять лет. Диагноз – глиобластома, самая агрессивная форма рака. Большинство пациентов, столкнувшихся с этим недугом, живут лишь 1-2 года, но Анастасия продержалась намного дольше.

Все это время она скрывалась от посторонних, рядом была лишь ее семья. Актриса перенесла две сложные операции, дважды болезнь вернулась, пока спасением не стала особая вакцина, разработанная национальным медицинским исследовательским центром онкологии имени Н.Н. Петрова.

Ее создали на основе раковых клеток актрисы, и организм ее благополучно отреагировал на высокотехнологичное лечение.

Некоторое время стало легче, возникла ложная надежда, что страшное удастся предотвратить, однако врачи были честны: глиобластому победить невозможно.

В последние две недели жизни ей стало чрезвычайно плохо. Болезнь изнуряла актрису, практически не давала встать с постели, ее состояние ухудшилось значительно. Заворотнюк ушла из жизни в хосписе, где ей оказывали паллиативную помощь.

Дома на нее ожидали мама Валентина, проживавшая с Анастасией и Петром Чернышевым и помогавшая ухаживать за их дочкой Милой. Из ОАЭ прибыла старшая дочь Анна, сын Майкл также поддерживал контакт.

Петр Чернышев провел все дни в больнице с женой, до конца обеспечивая любимой достойный уход и лечение. Весь этот трудный период болезни Заворотнюк он старался работать без праздников, брал все проекты, чтобы оплатить лечение.

Когда заговорили о хосписе, многие были удивлены: «трудился без выходных», и хоспис представляли каким-то непосильным испытанием, особенно когда речь идет о близком человеке.

Однако онкологи признают, что часто люди, не имеющие надежды на выздоровление, выбирают именно такой путь.

«Это совсем не означает, что человека бросают. Нет! Существуют специализированные учреждения и паллиативные отделения в больницах, где ухаживают за тяжелобольными пациентами.

Им оказывают помощь врачи, медицинский персонал, имеется специальное оборудование для предоставления помощи, что сложно обеспечить в домашних условиях.

Кроме того, такие пациенты, как Заворотнюк, часто нуждаются в наркотических анальгетиках. Боль такая, что облегчить ее можно только с помощью таких препаратов. Дома это сделать невозможно.

Поэтому хоспис – это не предательство. Это форма поддержки, помощи и заботы о пациенте и его близких, включая психологическую поддержку», – пояснил онколог и специалист по паллиативной помощи Дмитрий Шабанов в интервью Woman.ru.

SmolNarod.ru