Забота о братских захоронениях должна стать государственной задачей

Реконструкция и содержание братских воинских и гражданских захоронений времен Великой Отечественной войны должна стать солидарной заботой всей России, а не только тех 20 регионов и их муниципалитетов, по которым прокатился фашистский смерч в 1941-1945 годах

10.04.2015 11:50
Автор новости: редактор
Реконструкция и содержание братских воинских и гражданских захоронений времен Великой Отечественной войны должна стать солидарной заботой всей России, а не только тех 20 регионов и их муниципалитетов, по которым прокатился фашистский смерч в 1941-1945 годах. В этом убежден депутат Государственной Думы, смолянин Алексей Казаков, который свое сегодняшнее выступление на пленарном заседании нижней палаты Парламента страны посвятил вопросам, связанным с предстоящим 70-летием Великой Победы.

– 9 мая – это наш бессмертный праздник, венчающий бессмертный подвиг советского народа.- подчеркнул народный избранник. – И главное тут, ни кто из зарубежья приедет и покрасуется на нашей Красной площади, а какую жизнь мы обеспечиваем для своих граждан, переживших военное лихолетье, поднявших страну из руин. И как мы чтим павших за Родину.

Вот тут, скажем честно, еще очень много вопросов, требующих материальных затрат, немалых организационных и законодательных усилий разных эшелонов власти. Но мы должны понимать, что 70-летний юбилей Победы – это не венец, не окончание наших общих дел в оздоровлении военно-патриотического сознания ныне живущих поколений, в создании благоприятных условий жизни ветеранов, в увековечении памяти тех миллионов, что положили головы на полях сражений, погибли в рабстве на оккупированной территории. Предстоящий юбилей призван дать новый, скорее даже более мощный импульс дальнейшей работе в указанном направлении.

И тут очень важно как можно оперативнее, быстрее и эффективнее устранить явную несправедливость.
Посмотрите: непосредственные боевые действия Великой Отечественной войны огненным смерчем прошлись по чуть более 20 сегодняшним регионам Российской Федерации. Именно ЭТИ российские земли приняли в себя всех погибших. Сегодня только на территории моей родной Смоленщины насчитывается 850 братских захоронений, из них 540 – воинские кладбища. На моей малой родине полегло около 80 дивизий, скомплектованных в разных городах Советского Союза. Прибавьте к этому десятки тысяч уничтоженных мирных жителей. Только в 212 селах Смоленской области фашисты и бендеровцы сожгли всех жителей, включая детей, женщин и стариков, и эти деревни не возродились!
Сбережение печального некрополя памяти, уход за ним, содержание, ремонт и реконструкция – все возложено на органы местного самоуправления, где практически нет ни достаточных средств, ни даже нередко просто активных рабочих рук. На это нельзя больше закрывать глаза, нельзя не видеть проблему, она никогда сама собой не рассосется.

Забота о всех братских захоронениях должна стать государственной задачей. В этой связи должна появиться или специальная строка расходов в федеральном бюджете, или создан специальный межрегиональный фонд реконструкции братских захоронений, может быть даже международный, на худой конец – это должно быть совместной заботой муниципалитетов и субъектов Федерации, их совместных целевых программ. Работа эта должна выполняться сетью военно-мемориальных компаний и быть в зоне ответственности военкоматов в первую очередь. Напомню: сразу после войны было разработано 8 проектов братских кладбищ с гипсовым солдатом, которые и по сей день подкрашиваются и латаются во многих районах. Давно пора их осовременить, чтобы передать потомкам в достойном, вызывающем скорбь и восхищение виде.

Пришло время переиздать похоронки и передать их семьям погибших, как документ вечного хранения, как семейную реликвию памяти. Сегодня Россия не в том состоянии, что была после войны. У нас есть все, чтобы как полагается решить данную проблему.

Меня беспокоит еще и то, что моя Смоленщина, как и другие регионы, пережившие оккупацию, по сей день находится, по сути, в состоянии войны с фашистской Германией. Нет такого года, чтобы дети, правнуки солдат войны не подрывались на минах и снарядах, оставленных врагом. Давно пора окончательно решить проблему массового разминирования территорий, где полыхали фронты Великой Отечественной.

Теперь об отношении к тем, кто пережил войну, понес неимоверные страдания и утраты. И прежде всего речь веду о «детях войны».

В течение последних двух лет мы в Госдуме рассматривали около двух десятков проектов законов о статусе детей войны и не приняли ни один вариант. Что за этим? Бездушие? Сытый голодному не товарищ? Или те самые пресловутые двойные стандарты, когда говорим красивые правильные слова, а на деле отмахиваемся от принятия важнейших социальных решений.

На одном из депутатских приемов ко мне обратилась смолянка Тамара Михайловна Васильева. Она родилась 11 мая 41 года. Ее мама получила ранение и погибла. Сколько бед и несчастий пережила тогда эта девочка, сейчас трудно описать. Но встала на ноги. Получила образование. Трудилась. Воспитала прекрасных детей. «Мне не надо никакой материальной помощи, – говорила мне женщина. – Но в тот же День победы очень неуютно чувствовать себя, нас как бы и нет, нам ни привета, ни теплого слова, ни уважения и внимания».

Скажите, что нам мешает установить статус детей войны, кто мешает нам установить памятник этим людям. Кто мешает проводить их чествования? Так давайте же это сделаем, если не к 9 мая, так в течение нынешнего знаменательного юбилейного года.

И еще один очень важный момент. Судьбы переживших войну и живущих сегодня в отвратительных бытовых условиях просто рвут сердце.

В 2008г нашим президентом Владимиром Владимировичем Путиным был подписан беспрецедентный Указ об обеспечении благоустроенным жильем участников войны, стоящих в очереди до 2005 года. И мы в праве гордится этим. А как быть с ветеранами по статье 20 федерального закона?

Недавно ко мне обратилась смолянка Нина Николаевна Сапожникова, труженик тыла, ветеран труда. До войны потеряла отца и мать. Ей и еще двум детишкам родителей заменил старший брат Алексей. В 44-м она получила похоронку: «Ваш брат Сапожников Алексей Николаевич пал смертью храбрых в боях за Советскую Родину как отличный разведчик». Сама Нина Николаевна в военное лихолетье после освобождения Смоленщины была в прямом смысле за лошадь, ее, 17-летнюю, запрягали в плуг и вспахивали залежную землю, а там, где не шел плуг, брались за лопаты, чтобы вскопать норму 7 соток за день. Делали это от зари до зари и ночь прихватывали. Нина Николаевна в результате надорвала позвоночник, потеряла возможность иметь детей. После войны сорок лет работала медицинской сестрой. И до сих пор в свои 89 лет женщина-инвалид, ветеран войны живет в барачной комнатенке с печным отоплением. С туалетом во дворе. В очереди на улучшение жилищных условий стоит 42 года. И на все вопросы слышит от чиновников один ответ: ваша очередь не подошла. А президент в своем поздравлении в ее адрес пишет: «Мы никогда не забудем, что пережили и выстрадали дети военных лет. Наш священный долг – сделать все возможное, чтобы Вы на деле чувствовали поддержку государства и общества».

Так не пора ли нам, законодателям, правительству, руководству регионов услышать наконец эти слова нашего президента и наполнить их реальным делом, запустив программу незамедлительного обеспечения благоустроенным социальным жильем одиноких ветеранов войны, получивших это звание по статье 20.

Очень важно, чтобы у нас появились бесплатные социальные гостиницы для временного переселения таких граждан, как Нина Николаевна Сапожникова. Понимаете, совершенно стыдно говорить этим людям, что в стране нет денег на их поддержку, когда на их глазах 10-15 процентов нашего населения позволяет себе строить дворцы по всем городам и весям, когда элита, пользующаяся сегодня плодами жертвенной жизни таких людей, как Сапожникова, купается в роскоши, когда пустуют сотни квартир в элитных новостройках.

Бессовестно говорить о недостатке денег в стране для обустройства жизни ветеранов, когда они миллионами тратятся на непотребство, которое, как многим известно, в виде искусства подается, например, в Московском Гоголь-центре, где на вечеринках для золотой богемы раздается по 35 килограммов отборной черной икры, где демонстрируется фильм о моральных распутницах из Пусси Ройт, где под знаменами свободы творчества царит на сцене эпатажность, убожество духа и смыслов. И в стране, и в столице находятся средства на пыль в глаза, вызывающе бесстыдную роскошь, на бездумные шоу, на шикарную жизнь нередко просто ополоумевших от баснословных богатств наших олигархов, всякого рода золотых парашютистов в управлении бизнеса, а вот ветераны войны продолжают доживать свой век в трущебных халупах.

Давайте, коллеги, сделаем все от нас зависящее, чтобы не было мучительно больно смотреть сегодня в глаза российским ветеранам, в глаза жертв Великой Отечественной войны.



Loading...

Комментарии