Владимир Карнюшин: “Борис Васильев был скромным и небомондным человеком”

4.03.2014 19:38
Автор новости: редактор

Выдающийся советский и российский писатель Борис ВАСИЛЬЕВ (1924 – 2013) родился и вырос в Смоленске.

В 1941 году 17-летним юношей пошел на фронт. Поэтому самые известными его произведениями стали повесть “А зори здесь тихие…” и фильм “Офицеры”, рассказывающие о Великой Отечественной войне.

Борис Васильев – лауреат Государственной премии СССР (1975), лауреат премии Ленинского комсомола, премии имени Сахарова “За гражданское мужество”, премии “За честь и достоинство”, обладатель памятного приза Венецианского фестиваля, а также ордена “За заслуги перед Отечеством” и других наград.

В мае этого года ему исполнилось бы 90 лет. В этот юбилейный год в смоленской средней школе № 17 открылся небольшой музей знаменитого земляка. В школьном музее на нескольких стендах собраны документы, фотографии, книги Бориса Васильева.

Инициатором создания музея выступил директор этой школы,  кандидат филологических наук, автор нескольких монографий о творчестве писателя Владимир КАРНЮШИН: 

– Идея создать музей Бориса Львовича Васильева пришла мне, наверное, потому, что я его знал. Так получилось, что я уже долгое время, как филолог, занимаюсь изучением и пропагандой творчества Васильева. Вообще, конечно, создание такого музея я считал своим личным долгом чести. Ведь я очень обязан Васильеву, как ученый – свою диссертацию я защищал именно по его творчеству.

К сожалению, пока остаюсь единственным на Смоленщине исследователем жизни и творчества Бориса Васильева. Очень надеюсь, что появятся и другие филологи, которых заинтересует наследие нашего великого земляка.

Сейчас в нашем школьном музее не очень много экспонатов, но у нас обязательно будут и личные вещи Васильева, его рукописи и книги. Особо подчеркну, что это школьный литературный музей, который, надеюсь, впоследствии станет основой настоящего музея. В планах еще создание аудио-экскурсий и компьютерного виртуального музея.

02

– Уже много лет в Смоленске говорят о создании в городе литературного музея. Там могла бы быть и экспозиция о Борисе Васильеве. Как вы относитесь к этой идее?

– Конечно, хотелось бы иметь в Смоленске или литературный исследовательский центр, или литературный музей. Чтобы была возможность профессионально заниматься изучением литературной составляющей нашего края. Ведь на Смоленщине много по-настоящему выдающихся писателей и поэтов.

В других городах именно так и поступают. Например, в соседнем городе Орле есть и музеи известных литераторов – Андреева, Бунина, Тургенева, и шикарный литературный музей “Литературная Орловщина”. Почему у нас этого нет?

Правда, в последнее время стали вестись разговоры о создании такого музея при универсальной библиотеке, но мне думается, что литературный музей должен все-таки быть самостоятельным учреждением и иметь собственное помещение, а не находиться в библиотеке.

– Вы давно изучаете творчество Бориса Васильева. Существует ли,  на ваш взгляд, какое-то кардинальное отличие его творчества от творчества других наших писателей? 

– Творчество Васильева серьезно отличается от творчества других смоленских литераторов тем, что его произведения хорошо экранизировались. В советские времена было снято около 20 фильмов по его сценариям. Самые известные – “А зори здесь тихие”, “Офицеры”, “Аты-баты, шли солдаты…”, “Не стреляйте в белых лебедей”, “Завтра была война”. Это были замечательные фильмы, в которых снимались многие выдающиеся актеры.

– Мне показалось, что на Смоленщине имя Васильева долгие годы было забыто. О нем стали говорить только в последнее время и как-то очень уж конъюнктурно….

–  К сожалению, это так. Интерес к нему во многом был подогрет тем, что в Москве появились люди, готовые профинансировать юбилейные мероприятия….

В течение 10 лет я читал на разных факультетах в СмолГУ лекции по Васильеву. А потом почему-то убрали мой лекционный курс. И в результате, как часто у нас бывает, сложилась весьма абсурдная ситуация – этим курсом заинтересовались китайские студенты-филологи. Ведь в Китае повести “А зори здесь тихие” и “В списках не значился” входят в школьную государственную программу по литературе. А у нас – нет! Разве это не абсурд? Недавно в Китае был даже снят телевизионный сериал “А зори здесь тихие”. Понимаете, китайцам Васильев нужен, а нам – нет.

И, кстати, самими первыми посетителями этого музея были именно китайские студенты. Они были приятно удивлены – ведь наш школьный музей, посвященный Борису Васильеву, пока единственный в России.

И именно для китайцев я провел свою первую экскурсию. Я их водил по городу и рассказывал о местах, связанных с Васильевым, и о тех местах, которые он описывал в некоторых своих произведениях. Китайцы слушали с открытыми ртами, им очень понравилось. А у нас это почему-то не надо… 

– Как вы познакомились с Борисом Львовичем?

–  Познакомился я с ним лично в 1999 году, хотя заниматься изучением его творчества начал гораздо раньше. А вот тогда я отвез ему на прочтение свою диссертацию. И потом старался каждый год приезжать к нему на дачу, где он жил со своей женой Зорей Альбертовной. При этом мы с ним еще иногда и перезванивались.

Знаете, когда я первый раз увидел Васильева, то буквально онемел. Потому что понимал, что я встретился с человеком-глыбой. И мне по-настоящему приятно, что спустя много лет, он подарил мне свою книгу с автографом: “Моему смоленскому другу”. О таком я мог только мечтать.

Каким он был человеком?

– С ним легко было общаться. При этом он был очень непростым человеком. Борис Львович хорошо разбирался в людях и видел поверхностный человек или нет. Он все время говорил, что не умеет злиться на людей, и что нужно с добром относиться к каждому человеку. Так он и жил.

00

Вообще, когда я узнал его поближе, то меня не покидало ощущение, что передо мной настоящий дворянин. В благородном смысле этого слова. Ведь его род по материнской линии – это дворяне Алексеевы, которые очень многим связаны с Львом Толстым, связаны с Пушкиным, связаны с генералом Скобелевым. А пра-пра-дед был генерал-лейтенантом артиллерии, героем войны 1812 года. И его портрет висит в Эрмитаже.

Поэтому Васильев с молоком матери впитал в себя русскую интеллигентскую дворянскую культуру.

Признаюсь, поначалу я немного боялся его жены – Зори Альбертовны. Она была настолько умной, проницательной и дальновидной женщиной, что всегда казалось, что она видит тебя насквозь. Удивительная была женщина, с ней у меня тоже сложились потом хорошие доверительные отношения. И, когда в ноябре 2012 года Союз писателей Москвы решил выдвинуть Васильева на соискание Нобелевской премии по литературе, то Зоря Альбертовна лично попросила меня написать литературоведческую работу о творчестве мужа.

Борис Львович с Зорей Альбертовной были удивительной парой. Оба были фронтовиками, воевали. Познакомились в бронетанковой академии, куда оба поступили. И вот с тех самых пор – 66 лет – и до самого конца были вместе. Они понимали друг друга с полуслова. Их неслучайно называли лебединой парой. И умерли, как лебеди, друг за другом с разницей в два месяца.

И всякий раз, когда я приезжал к ним в гости, меня не покидало чувство, что я приехал к каким-то своим близким людям.

Меня, конечно, удивили похороны Бориса Васильева – людей было немного. Хотя  масштаб личности – огромен. А потом я понял – его похороны отражали образ его жизни. Он был скромным, небомондным человеком, который в последнее время вел уединенный образ жизни.

 Беседовал Дмитрий ТИХОНОВ


Теги записи:

Loading...

Комментарии