Удивительная жизнь смоленского отшельника

30.06.2014 15:17
Автор новости: редактор

В 80-е годы знаменитый журналист Василий Песков рассказал в «Комсомольской правде» необыкновенную историю семейства староверов Лыковых, которые больше 40 лет прожили в тайге в полном отрыве от цивилизации. Но немногие знают, что жизнь этих отшельников стала вдохновляющим примером для некоторых советских людей. Среди тех, кто тогда захотел также, как Лыковы уединиться в таежных просторах был и один житель Смоленска. Его история похожа на роман, который был.

Утопист из Смоленска

В 1950 году в семье смолянина Гранита Марцинкевича родился сын Виктор. Его родители были образованными и интеллигентными людьми – отец областной чиновник, а мать – сотрудница библиотеки научного института. Видимо поэтому они постарались, чтобы их сын получил хорошее образование – он окончил два вуза в Горьком, где изучал геологию, астрономию, физику и биологию. Затем он стал геологом.  

Кроме этого молодой смолянин много читал, писал стихи, и мечтал о том, что когда-нибудь он будет жить в глухом лесу, находясь в полном единении с природой.

Но он был не простым геологом-романтиком, а скорее романтичным научным естествоиспытателем. Ведь со временем его юношеские мечты и, полученные в вузах знания, оформились в четкую, хотя и утопическую систему взглядов о возвращении человека в естественную среду обитания. Этот процесс он называл “эковозвратом”.

Виктор был уверен, что цивилизация разрушает естество самого человека, что таким образом человек губит самого себя. Чтобы спастись и избавиться от общественных пороков, человечество должно снова научиться жить в естественной среде. Он даже сформулировал три основных постулата, по которым и стал жить: «Счастье жизни – в ее простоте», «Человек, стремись к естеству – будешь здоров», «Болезнь – это сигнал к изменению образа жизни».

Его заинтересовал опыт семейства отшельников Лыковых, но в отличие от них он не был религиозен, поэтому говорил, что для выживания в суровых природных условиях «нужно работать, а не молиться». 

Подобно Томасу Мору, придумавшему идеальное несуществующее государство – остров Утопия, Виктор тоже выдумал идеальную страну, которую назвал Факторией. В этом удивительном сказочном месте нет современной цивилизации, там люди живут в полном согласии с законами дикой природы. Как настоящий утопист, Виктор считал, что Фактория – это самое чистое и тихое место на всей Земле, и что она, действительно, существует где-то в далекой и недоступной таежной Сибири. 

На поиски этого удивительного места он отправился из Смоленска в самом начале 80-х. Ему тогда уже было немногим более 30 лет. Перед этим суровым и долгожданным  путешествием он уничтожил свой паспорт, который считал «унизительной меткой цивилизации». В советские времена это был очень серьезный поступок.

Ему хотелось объехать всю Сибирь не только, чтобы изучить её природу, но и чтобы убедиться в своей правоте. Именно тогда он и решил стать отшельником.

Неожиданная встреча

Путь в сказочную сибирскую Факторию был непрост и занял почти полтора года. Зачастую Виктор шел через суровую тайгу. Причем он не имел огнестрельного оружия, хоть и был хорошим охотником. Но он считал, что человек должен довольствоваться малым, и что брать нужно только то, что природа сама тебе даёт.

В 1982 году он оказался в маленькой иркутской деревушке под названием Коротково, расположенной возле реки Лена. Здесь он решил остановиться на ночлег в семье работницы местного леспромхоза Антипиной.

У хозяйки была дочь Анна, которая с детства привыкла жить в непростых таежных  и кочевых условиях. Ее отец был охотником и рыболовом, поэтому часто брал дочку с собой. Девушка не боялась тайги и диких зверей, ибо отлично стреляла из ружья, хорошо делала петли и силки на разных животных. Она даже охотилась на Подкаменной Тунгуске.

Долгими вечерами Виктор рассказывал о своих взглядах, о загадочной таежной Фактории, которую хотел отыскать, чтобы жить там, в гармонии с природой. Это все было близко и понятно таежной девушке. И Анна полюбила молодого геолога-фантазера.

Паспорта у Виктора не было, тем не менее он решил сменить свою «нерусскую» фамилию на фамилию матери Анны. К тому же ему нравилась приставка «анти», которая означает «против». Так Виктор Марцинкевич стал называться Виктором Антипиным, и именно под этой фамилией он впоследствии и стал знаменит.   

Трудное счастье

Вскоре Виктор и Анна решили, что будут счастливо жить вместе, но вдали от людей. В 1983 году они отправились вглубь Эвенкийской тайги, где выбрали очень отдаленный уголок, и поселились в небольшой самодельной хате. Людей нигде в округе не наблюдалось. До ближайших населённых пунктов было около 200 километров. Их мечта сбылась – они остались одни.

02

Жили натуральным хозяйством, огородничали, собирали дары леса – грибы, ягоды, травы и коренья, силками добывали птиц и мелкое зверье.

Через некоторое время у них родился первенец, которого назвали Северьяном. Но он еще младенцем умер от простуды. Спустя год родился еще один сын Ваня. В шесть лет он умер от клещевого энцефалита. Медицинской помощи, естественно, в тайге не было. К тому же Виктор считал, что в естественных условиях должен выживать сильнейший, поэтому запрещал Анне даже думать про обращение к врачам. Впрочем, справедливости ради, надо сказать, что Антипин сам умел лечить знахарскими методами: мог заговаривать зубную боль, лечил заговорами опухоли, готовил различные травы и сборы.

Зима 1986 года выдалась особо суровой и голодной. Виктор стал ловить тушканчиков, но их было немного и на полноценный рацион не хватало. Иногда ели даже кору деревьев. Проблемы усугубились в феврале, когда родилась дочь. Кормить ее было фактически нечем – взрослые сами-то жили впроголодь. Однажды мимо их жилища пробегало стадо оленей, и Виктор сумел добыть оленье мясо, которое и спасло жизнь ребенку и родителям. В честь этого девочку назвали Оленьей.

После этого Антипины решили перебраться в район реки Бирюсы, где было больше зверья и даров леса. Люди тоже были не так далеко. Тогда же, чтобы прокормить жену и ребенка, Виктор впервые был вынужден отступиться от своих принципов – устроился на временную работу в местный лесхоз на заготовку смолы и древесины. Но вскоре предприятие почему-то закрылось.

Затем у них родилось еще трое детей – Витя, Миша и Алеся. Отец семейства теперь чаще ходил в ближайшую деревню за вещами. Денег у Антипиных принципиально не было, поэтому Виктор рассчитывался, как в старину, мясом, пушниной, разными деревянными поделками, или же отрабатывал. Местные жители во время болезней иногда обращались к нему, как к знахарю. Иногда Виктор приносил газеты, поэтому Антипины, в отличие от Лыковых, были в курсе событий, происходящих в стране и мире.

Анна шила одежду и учила детей читать, писать, считать; читала вслух книги, которые из деревни приносил Виктор. Она же научила девочек шить и вязать. Когда дети подросли, то стали помогать по хозяйству – собирать грибы и ягоды, охотиться и ловить рыбу. Питались в основном бельчатиной, зайчатиной, дичью, а летом – орехами, грибами, ягодами и овощами из огорода. Иногда кое-какие продукты из деревни приносил Виктор.

Конец пути

Конечно же, такая тяжелая жизнь долго продолжаться не могла. Именно по этой причине средний возраст мужчин в дореволюционной России был 35-40 лет, а в 50 лет человек считался уже глубоким стариком.

Виктору в 2000 году исполнилось 50. 03Ему все труднее становилось добывать в тайге пищу для большой семьи. Видя это, а также понимая, что дальше будет только хуже, Анна решила с детьми вернуться к людям. В 2002 году она обратилась за помощью в ближайший поселковый совет, который помог ей и детям перебраться в деревню.

Виктор возвращаться отказался и остался один в лесу. Через год он умер от голода. Похоронили отшельника неподалеку от его таежного жилища в районе реки Бирюса. Так, в 2003 году закончил свой путь смоленский геолог-утопист Виктор Гранитович Марцинкевич (Антипин).

Все эти годы Виктор надеялся, что он, как и путешественник Федор Конюхов, сможет найти какого-нибудь спонсора, который бы помог ему достойно завершить этот эксперимент по возвращению человека в естественную среду обитания. Для этого Антипин писал письма в различные московские инстанции. Но, увы, ни на одно письмо он так и не получил ответа.  

Дмитрий Тихонов


Теги записи:

Комментарии