Страсти по смоленской Громовой башне. Часть II

Смоленская общественность взволнована планами РВИО в отношении Громовой башни.

16.03.2017 08:54
Автор новости: Шеф-редактор
У смоленской крепости в этом году юбилей – исполняется 415 лет с момента постройки. Также нынче отмечает свой 40-летний юбилей и музей “Смоленск – щит России”, созданный в 1977 году в Громовой башне смоленской крепостной стены.

И вот в преддверии этих двух серьезных юбилейных дат в Смоленске разгорается скандал, связанный и с крепостью, и с Громовой башней.

Дело в том, что Российское военно-историческое общество (РВИО) намерено взять под свой контроль музей в Громовой башне, чтобы сделать там новую экспозицию. Также РВИО планирует “забрать под свою юрисдикцию” и другие башни крепостной стены, где тоже действуют смоленские музеи. На сайте РВИО был опубликован проект “Новая Башня Громовая” и конкурс идей по созданию нового музея в башне.

Первыми, естественно, удивились и возмутились сотрудники музея в Громовой башне, которые попали в ситуацию “без меня меня женили”. Музейщики написали возмущенное письмо в областную администрацию и в Союз музеев России. Однако мнение и доводы коллектива музея не были услышаны в администрации Смоленской области.

Наша редакция пыталась получить комментарии о сложившейся ситуации в областном департаменте по культуре и туризму, а также в смоленском музее-заповеднике. Но руководители этих организаций от комментариев отказались.

Планы и заявления представителей РВИО взволновали смоленскую общественность. Поэтому наша редакция решила опубликовать некоторые комментарии и мнения обеспокоенных смоленских музейных работников, историков и краеведов. Окончание.

Почему хорошо функционирующий и самоокупающийся музей должен перейти под юрисдикцию общественно-государственной организации? 

0001Николай СОЛОВЬЕВ, бывший директор Смоленского государственного музея-заповедника:

– Осенью 2016 года в смоленских СМИ одной из самых обсуждаемых тем стали “наполеоновские” планы исполнительного директора РВИО Владислава Кононова по “развитию” смоленских музеев. Цитирую: “Что предлагаем мы: начать с малого. Забрать под свою юрисдикцию и на полное содержание (включая зарплаты сотрудников) башню Громовую с находящимся в ней отделом музея-заповедника. Модернизировать экспозицию. Показать, что можно там сделать, если соединить лучшие умы (и смоленские, и столичные) с ресурсом военно-исторического общества. После этого, поэтапно и постепенно – выходить на другие башни крепостной стены. Навскидку – Донец и Моховая почти готовы к музеефикации. В существенном обновлении нуждается Никольская башня и находящийся в ней музей льна. И так далее. Такая вот идея”.

Сказано – сделано. Сначала в музее “Смоленск – щит России” побывала директор музея военной истории РВИО М. Назарова. После посещения она поделилась впечатлениями: “Мы хотим максимально бережно использовать все, что здесь есть, музей чудесный. Здесь хотим сделать реэкспозицию с тем, чтобы было больше возможностей для изучения истории, больше различных мероприятий для посещения. Мы хотим сделать башню Громовую центром притяжения горожан и гостей города”.

Затем на сайте РВИО появились сладкоречивые слова: “Громовая – одна из самых красивых башен “ожерелья земли русской”, Смоленской крепостной стены, возведенной зодчим Федором Конем. Это первая из отреставрированных башен крепости, восстановленная в своем первоначальном виде. Посетители смогут увидеть уникальный внутренний интерьер башни, пройтись по ее узким крутым лестницам, полюбоваться деревянным шатром изнутри. На втором и третьем ярусах башни развернётся экспозиция, посвящённая героическому столетию, определившему судьбы не только Смоленска, но и всей страны – XVII веку. На четвертом ярусе под куполом башни будет предусмотрено пространство для проведения массовых мероприятий. Посетители могут пройтись по пряслу, единственному в городе месту стены, официально отведенному под туристические прогулки”.

Материал по теме:
У смоленской крепости в этом году юбилей – исполняется 415 лет с момента постройки. Также… →
Правда, возникает много вопросов. Например: что в башне располагается сейчас? А вот как раз то, что предлагает РВИО, то и существует. Посетитель может увидеть разделы экспозиции, посвященные строительству крепостной стены, героической обороне Смоленска в XVII веке. Можно посмотреть выставку “Солдат 1812 года” и пройтись по пряслу, а также побывать на представлении смоленского исторического театра “Порубежье”. То есть ничего нового РВИО пока не предложило.

Любой музей славится подлинными экспонатами. В Громовой башне – подлинники. А есть ли они у РВИО для строительства новой экспозиции? Думается, что все профессиональные музейщики понимают, что никакие “тематические оцифрованные изображения” и мультимедийные компьютерные комплексы не заменят подлинных экспонатов. Всем хорошо известно, что у единственного музея РВИО, который существует всего-то несколько лет, нет собственной коллекции.

0003

Реэкспозиция или строительство новой исторической экспозиции – дело сложное и небыстрое. Требуется большая тщательность в работе, ошибки исключены. Существуют этапы строительства, создаются концепции историческая и художественная, тематико-экспозиционный план и многое другое. И первое – изучение источников и работа в фондах. Где это всё в проекте РВИО? Такое ощущение, что сам проект писали не специалисты, а какие-то школьники, скопировавшие всю информацию из Интернета. Кстати, музейные предметы перед перемещением из фондов в музейную экспозицию проходят часто реставрацию, и сопровождается это огромным количеством бумаг, актами приема-передачи.

Насколько я понимаю, в РВИО профессиональных музейщиков, музейных художников, дизайнеров, специализирующихся на создании музейного пространства, нет, как и специалистов-историков по данной теме. Отсюда и их желание “осуществить застройку новой экспозиции на Объекте” в течение всего двух месяцев! Абсолютный непрофессионализм и дилетантство. Есть и другие вопросы, которые понятны специалистам, но их обсуждение займет много времени.

004

Желание РВИО получить готовый музей в центре города понятно. Музей давно пользуется большой популярностью и любим смолянами. Состояние башни хорошее, не надо вкладывать много денег. Ведь только в прошлом году за счет внебюджетных средств музеем-заповедником в башню было вложено около миллиона рублей.

В предложенном РВИО проекте соглашения смоленский музей-заповедник отказывается от здания, должен предоставить экспонаты и разработать концепцию. Есть еще один важный момент. Музей-заповедник финансируется из бюджета области, и выпадающие доходы от башни Громовой (2 млн рублей) теперь уйдут в Москву, и никто их не возместит. Для музея-заповедника, находящегося на голодном пайке, это большие деньги.

005

Возникает закономерный вопрос: почему хорошо функционирующий и самоокупающийся музей должен перейти под юрисдикцию какой-то общественно-государственной организации? 

006

Но сотрудники музея-заповедника, насколько мне известно, были против. Они даже написали письма в областную администрацию и в Союз музеев России, где в числе прочего говорится следующее: “Музей “Смоленск – щит России” был открыт в 1977 году. За 2016 год музей провел 543 экскурсий при годовом плане 330, заработал 2.008.530 рублей при годовом плане 980 000 рублей, башню посетило 27 571 человек, 1223 человека прослушали лекции, которые сотрудники прочитали вне музея. Изъятие такого важного звена из общей цепи отрицательно скажется на деятельности всего музея-заповедника. Сегодня музей (в башне Громовой – ред.) является одним из немногих учреждений культуры Смоленской области (и даже России), который с финансовой точки зрения себя окупает. Лишаясь такого отдела, музей-заповедник лишается и одного из своих главных источников дохода”.

В чем же роль РВИО? Скажите, в чем новации?

111Сергей МИНЧЕНКОВ, историк-реконструктор, выпускник исторического факультета СГПУ:

– На сайте РВИО опубликован как бы “проект” обустройства башни Громовой смоленской крепости. Там же опубликован и “творческий конкурс” на лучшие идеи.

Главный приз этого соревнования – членство в общественном совете по рассмотрению и утверждению новой концепции музея “Смоленск – щит России”. Это как эпиграф абсурдной ситуации с реставрацией крепости.

Местные власти не способны реставрировать и использовать этот памятник уже много-много лет, Министерство культуры тоже. Приходит РВИО – окологосударственная структура – и все, что она смогла сделать, так это просто взять уже работающее и переоформить на свой баланс, потом поставить галочку: мол, создали еще один музей, который станет популяризатором истории и патриотизма.

Проект РВИО именуется “НОВАЯ башня Громовая”. Но самое смешное в том, что в преамбуле проекта написано то, что уже есть и действует. Причем без РВИО. Так в чем же будет новизна? И в чем заключается работа РВИО?

Цитата из “проекта”: “Посетители смогут увидеть уникальный внутренний интерьер башни, пройтись по ее узким крутым лестницам, полюбоваться деревянным шатром изнутри”. А разве раньше это было нельзя? Это все уже есть и действует не одно десятилетие.

Материал по теме:
В конце июня наша газета уже рассказывала о том, в каком ужасном состоянии находится главный… →
Еще одна цитата из РВИО: “На втором и третьем ярусах башни развернётся экспозиция, посвящённая героическому столетию, определившему судьбы не только Смоленска, но и всей страны – XVII веку”. Так ведь сейчас действует именно такая экспозиция. Более того, в башне силами музейщиков и коллекционеров была дополнительно создана уникальная экспозиция “Солдат 1812 года”. Такими же силами могла быть создана любая другая экспозиция по другим эпохам. Не хватает, как всегда, одного – денег. Вот где помощь Минкульта нужна. Или привлекать частные средства, или устраивать благотворительные акции и концерты.

В проекте РВИО говорится: “На четвертом ярусе под куполом башни будет предусмотрено пространство для проведения массовых мероприятий. Посетители могут пройтись по пряслу, единственному в городе месту стены, официально отведенному под туристические прогулки”. А разве раньше такого не было? Все это существует уже много лет. В чем же роль РВИО? Скажите, в чем новации? Где новые идеи?

Своих идей у РВИО нет, поэтому решили объявить творческое соревнование. Предлагают смолянам рисовать рисунки, писать стихи, высылать поделки. Мне это сразу напомнило конкурс программы “Спокойной ночи, малыши!”. Там тоже Хрюша со Степашкой призывают детишек присылать свои творческие поделки.

И приз главный – “членство в общественном совете по рассмотрению и утверждению новой концепции музея” – как бы говорит: ваше мнение ценно для нас, мы подумаем и сделаем, как обычно. Просто, как мне кажется, РВИО получило задание забрать лучшие провинциальные музеи под свое крыло. Причем не создать, а забрать.

орел-640x480

А почему нельзя было для начала отреставрировать другие башни и стену? Почему надо отобрать действующий музей?

Напомню, какие башни собирается забрать РВИО под свой контроль: Громовую – там сейчас музей “Смоленск – щит России” и выставка “Солдат 1812 года”, Моховую – там музей “Смоленские украсы”, Никольскую – там музей “Смоленский лен”. Эти башни уже отреставрированы и используются смолянами.

047

Зато другие башни останутся в плачевном состоянии еще долгие годы, пока у власти люди, для которых история города ничего не значит.

На сайте РВИО в задачах общества в пункте 10 значится: “Сохранение и восстановление всех видов и наименований памятников военной истории России”. Спрашивается, в чем же заключается помощь РВИО по реставрации и сохранению великого памятника крепостного зодчества? 

Эрзац вместо истории

Владимир-АникеевВладимир АНИКЕЕВ, искусствовед, член Союза художников:

– Многострадальная смоленская крепостная стена – выдающийся памятник русского военно-оборонительного зодчества – за четыре века своей истории не раз подверглась осадам, штурмам и разрушениям. Но, как ни кощунственно это звучит, боевые отметины, нанесённые чужеземными завоевателями, только добавляли смоленским стенам ореола неприступности смоленской твердыни и свидетельства стойкости её защитников. В то время как местная власть не очень дорожила своей героической историей и больше старалась стереть ветшающие стены с лица земли, чем заботиться об их сохранении. Так было в XIX веке, когда местным жителям было позволено разбирать крепостные стены на бут.

Небрежение к нашим историческим и культурным ценностям в прошлом можно объяснить невежеством. Но даже после изгнания фашистских оккупантов и восстановления города работы по реставрации крепостной стены велись ни шатко ни валко, с использованием большемерного кирпича местного производства, крошившегося прямо в руках.

Но вот пришли благословенные времена, и на город в преддверии его юбилея – 1150-летия первого упоминания в летописи – пролился денежный дождь. Реставрация к тому времени уже стала одной из самых доходных высокооплачиваемых и, следовательно, высокооткатных отраслей культуры, и к невежеству прошлого добавилась его непременная современная спутница – алчность.

00015

Город наводнили строительные рабочие различных, в основном не местных, фирм и фирмочек. Они с энтузиазмом заделали заподлицо и раскрасили швы на двух, расположенных в центре города, участках крепостной стены – на площади Победы и ул. Дзержинского, какой-то синтетической смесью зашпаклевали порталы ворот, “замурцевали” швы в белокаменном цоколе. Стена, утратив все свои приметы времени и боевые отметины, стала похожа на картонку из детской игры. Взялись и за восточный участок, где соорудили перекрытия в башне Орел, единственной сохранившей к тому времени свой исторический облик. Вознамерились возвести над башней шатровую кровлю, но завершилось всё пожаром, мерзостью запустения и закладкой кирпичом входа в башню.

017

Еще до юбилейных “реставрационных” работ десятилетиями стену окружали карусельками, торговыми точками, высаживали вдоль неё памятные аллейки. И как итог, в нарушение статуса памятника, доступ к стене или башням прекращается, а участки возле крепости спешно застраиваются разного рода подсобными и хозяйственными строениями, мешающими восприятию памятника. Во многом, наряду с архитектурным ансамблем Соборного холма, формировавшая исторический облик русского города смоленская крепостная стена, долгое время лидировавшая в телевизионном конкурсе на лучшую достопримечательность России, как единое целое, как исторически сложившийся памятник, перестала существовать.

Но поскольку громадные юбилейные деньги быстро “освоили” и новых не предвидится (уголовные дела по фактам коррупции, приписок, неисполнения предписанных контрактом работ и т.д. возбуждались потом на протяжении нескольких лет, но, как водится, закончились, в большинстве своём, ничем), настало время отъёма лакомых кусков. Разумеется, с самыми благими намерениями, которыми известно куда вымощена дорога.  

007

Парадокс, но Российское военно-историческое общество (РВИО), вместо того, чтобы разработать программу консервации и обустройства (обеспечения безопасного доступа, благоустройства прилегаемой территории, организации возможности панорамного обзора с отдельных крепостных башен, квалифицированного экскурсионного обслуживания) федерального памятника, достойного быть объектом мирового культурного наследия, пошло по пути коммерциализации, изымая башню Громовую, являющуюся федеральной собственностью, (и, естественно, все доходы от использования) под московскую опеку.

Материал по теме:
Редакция «Смоленской народной газеты» пытается разобраться в том, почему туристическая отрасль не приносит региону ожидаемую… →
Выдающееся военно-оборонительное сооружение, которое возводилось всеми городами государства Российского, с его уникальной архитектурой и героической 400-летней историей, всё больше превращается в дорогостоящий суррогат: вместо консервации и сохранения исторической среды стена стала “замурцовываться”, а её охранная зона “обустраиваться”. Это понятно: проведение консервации – дело совсем не доходное, требует времени и высококвалифицированных специалистов, а слепить “новодел” можно быстро, и особая квалификация здесь не нужна. При том расценки в обоих случаях высокие – реставрационные. Появилось даже понятие “коммерческая реставрация”, когда можно выиграть тендер, снизив сумму стоимости выполняемых работ (при соответствующем, конечно, “откате” заказчику), а “реставраторов” набрать в подземном переходе, выписав им бумажки, удостоверяющие необходимую квалификацию.

К сожалению, представление о смоленской крепостной стене как о памятнике отечественной истории давно утрачено. На неё можно повесить подобие китайских ширпотребовских часов стоимостью 500 тысяч рублей, для отсчета юбилейного времени, или закатить на крепостной вал символизирующую городской герб пушку, обмотанную какой-то безвкусной мишурой “жовто-блакитного” цвета украинского флага.

Попытки найти применение пустующим разрушающимся башням предпринимались еще в XIX веке, когда три башни были приспособлены под хранение архивов. При этом внешний вид башен был изменен, что вызвало возмущение императора Николая I. Архивы же по прошествии времени, по свидетельству прессы, оказались в безобразном состоянии. В советское время, после изгнания фашистов, в башнях, перегороженных на клетушки, и нишах подошвенных бойниц жили люди. Затем в Никольской башне был устроен переговорный пункт.

020

После лихих 90-х, с появлением частных собственников, более-менее обустроенные уже башни стали сдаваться в аренду под рестораны: в Красной таковой был уничтожен пожаром, в домовой тюремной церкви на месте бывшей Пятницкой башни были размещены ресторан “Смоленская крепость”, поменявший, по-видимому, с приходом нового хозяина название на “Темница” и сменивший позже дислокацию частный Музей русской водки.

Лучшим же вариантом использования башен, как показал опыт, является их музеефикация, чем на протяжении десятков лет занимались создатели музея “Смоленск – щит России” в Громовой башне, изымаемой теперь “в пользу” РВИО. На недовольство какой-то части социально активного смоленского населения обращать внимание не станут, поскольку это не приведет к утрате доверия, просто народ позлословит в Интернете и, в конце концов, отвлечется на какой-нибудь очередной визит “ревизорро”. Более того, к восторгу агрессивного большинства, заполняющего социальные сети, в нарушение законодательства, охранная зона крепостной стены заполняется современным кичем, оскверняющим значимость военно-исторического памятника.

009-640x480

Например, металлическая конструкция в виде сердечка с надписью “Я люблю Смоленск” при выходе из Лопатинского сада в непосредственной близости от прясла крепостной стены. При этом главным аргументом защитников подобного “невинного” варварства является “возможность хотя бы “сфоткаться” на фоне крепостной стены, возле которой везде одна только грязь”.

Видимо, на ту же аудиторию будет рассчитана и “идея создания современной экспозиции” в Громовой башне смоленской крепостной стены в концепции Российского военно-исторического общества (РВИО): максимальный эффект – “круто” и “прикольно”, при минимальных усилиях – поставят на всех ярусах башни большеразмерные “плазмы” и будут крутить на них “интерактивные” картинки. Эрзац вместо истории…

Подготовил Дмитрий ТИХОНОВ



Комментарии