Смоленское здравоохрЕнение

…или история о том, почему на Смоленщине поход к врачу – сродни «русской рулетке»

21.12.2015 10:59
Автор новости: редактор
Со смоленским здравоохранением происходит что-то неладное. В нашу редакцию в последнее время поступают письма с трагическими историями, которые совсем не вяжутся с радужными цифрами официальной статистики. В этих письмах простые смоляне жалуются на различные медицинские учреждения, на непрофессионализм и безразличие врачей, а также на их халатность, которая иногда угрожает жизням пациентов и даже приводит к гибели людей.

Например, жительница Починка в своем письме рассказывает, как из-за неправильного диагноза, поставленного врачами в районной больнице, возникла реальная угроза ее жизни. Починковские гинекологи не смогли у нее установить внематочную беременность, поэтому женщине пришлось ехать в Смоленск, где ей была сделана тяжелая экстренная операция.

А некоторые медицинские случаи, описанные нашими читателями, вообще напоминают детективные истории, разбираться в которых должны правоохранительные органы.

В 2012 году депутат Госдумы Алексей Казаков помог одной смоленской семье. Тогда молодому человеку в Москве, в институте трансплантологии им. Академика В. И. Шумакова, успешно была сделана операция по пересадке печени. Недавно редакция получила письмо от его матери, в котором она рассказала о трагической судьбе сына.

Вот строки из этого скорбного письма:

«После операции прошло два года и два месяца счастливой и интересной жизни, а 26 июля жизнь моего сына оборвалась из-за того, что ему не была своевременно оказана необходимая медицинская помощь.

Мой сын жил рядом с поселком Красный Бор. В 21 час мне позвонила его жена и сообщила, что сын внезапно потерял сознание, успев пожаловаться на боль в шее. Мы тут же вызвали скорую помощь, а я побежала к сыну домой, так как живу недалеко – в Красном Бору. Когда прибежала, то скорой еще не было. Все это время жена сына делала ему искусственное дыхание, он дышал, и сердце его билось. Она в панике еще раз позвонила в скорую с просьбой прислать машину побыстрее. Я еще два раза звонила в скорую. Всего звонков в скорую было четыре – первый в 21:01, последний в 21:43 (что подтверждает распечатка звонков).

Наконец, в 21 час 47 минут скорая приехала. Врач сделал кардиограмму, сын был еще жив (кардиограмма показала работу сердца). Затем врач стал делать массаж сердца руками. Потом опять кардиограмма. “Поздно”, – сказал доктор.

Они приехали спасать человека с пустыми руками, они не сделали того, что должны были в данном случае сделать. Врачи стали меня убеждать, что мой сын умер почти час назад из-за тромба, но это абсолютная ложь. Его сердце остановилось в их присутствии, о чем свидетельствует первая кардиограмма, и они должны были проводить реанимационные действия в течение 30 минут, что не было сделано.

Как только скорая помощь уехала, нам позвонили из похоронного бюро и предложили свои услуги. В данном вопросе все сработано четко и без промедлений. Это члены бригады скорой помощи уже сообщили факт смерти и номер телефона. Видимо, плата за умершего больше, чем за жизнь спасенного человека.

В Москве экспертной комиссией, проводившей независимую экспертизу смерти сына, выявлено множество нарушений профессионального характера. Все это дает мне право утверждать, что мой сын умер из-за преступной халатности, разгильдяйства и беспечности работников скорой помощи. Это должностное преступление должно быть расследовано и виновные, и те, кто их покрывает, должны быть наказаны по всей строгости закона».

К сожалению, в последнее время подобные медицинские истории на Смоленщине стали уже почти обычными.

Материал по теме:
Так получилось, что у меня много знакомых врачей, с которыми часто встречаюсь на улицах города.… →
Все смоленские СМИ в ноябре написали о совершенно жутком и циничном случае, когда молодому восемнадцатилетнему Ивану Иванову из Демидова, попавшему в ДТП, тоже не была вовремя оказана медицинская помощь из-за того, что он не там попал в аварию. После ДТП Ивана привезли в смоленскую больницу скорой помощи «Красный крест», но врачи клиники отказались помочь Ивану, находящемуся в тяжелом состоянии, и со словами «мы областных не берем» направили пострадавшего в Областную больницу. Однако время было упущено, и врачи Областной больницы не успели оказать помощь Ивану – он скончался.

Большой резонанс получил трагический случай в Ярцеве, когда пациент погиб в результате действий дежурного врача районной больницы. Несмотря на отсутствие показаний, доктор решил провести интенсивную терапию больному. В ходе проведения процедуры врач поранил больному правую плечеголовную вену, в результате чего у пациента возникло кровоизлияние в легкие, что повлекло острую массивную кровопотерю. Через несколько часов после этого молодой человек скончался. Тогда судом было установлено, что врач «причинил смерть по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей».

Другой смертельный случай произошел совсем недавно – 11 декабря в детском противотуберкулезном диспансере во время пробы «Диаскинтест» погибла шестилетняя девочка. Ее родители считают, что это случилось не только из-за введенного медицинского препарата, но и потому что им пришлось долго ждать скорую помощь.

После всех подобных случаев возникает немало вопросов. Что вообще происходит? Почему смоленские медики нарушают не только клятву Гиппократа и нормы профессиональной этики, но и российское законодательство?

Почему за десять месяцев 2015 года детская смертность в Смоленской области выросла на 24,6%? Сколько в реальности зарабатывают медицинские работники на Смоленщине? Почему главврачи смоленских лечебных заведений скрывают свои зарплаты?

Куда подевались врачи-профессионалы, которыми раньше славилась Смоленщина? Почему смоленское здравоохранение деградирует?

О плачевном состоянии смоленского здравоохранения все время говорят и активисты регионального штаба ОНФ. «Фронтовики» неоднократно заявляли, что оптимизация в системе здравоохранения, которую проводит областная администрация, привела к тяжелым последствиям в медицинской сфере, особенно на селе. В результате оптимизации в сельской местности было закрыто много фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП), и это значительно ухудшило и без того непростую ситуацию.

Материал по теме:
В рамках подготовки к Всероссийскому Форуму ОНФ по здравоохранению в Смоленске 22-23 апреля состоятся круглые… →
А, например, в поселке Пржевальское Демидовского района, из-за прошедшей оптимизации и сокращения кадров, осталась лишь одна бригада скорой помощи, которая едва успевала откликаться на вызовы большого территориального округа. То есть после такой «оптимизации» качество медицинского обслуживания и его доступность реально ухудшились. И таких примеров – масса по всему региону.

Низкие зарплаты и большие нагрузки, устаревшее оборудование, плохие условия труда, отсутствие перспектив с жильем – все это отпугивает врачебную молодежь. И в результате сегодня в сельской местности на Смоленщине работают всего 230 медицинских специалистов.

Смоленское отделение ОНФ подчеркивает, что одна из самых насущных проблем областной медицины – нехватка кадров. Особенно остро ощущается нехватка врачей в специальностях, требующих длительной подготовки и наиболее подверженных профессиональному риску. На Смоленщине не хватает врачей скорой помощи, анестезиологов-реаниматологов, хирургов, травматологов-ортопедов, детских хирургов и нейрохирургов, кардиологов и других специалистов.

Всего же здравоохранению Смоленской области не хватает почти 4 000 медсестер и санитаров, а также свыше 1 300 врачей! И это притом, что в Смоленске имеется один из лучших в стране медицинских университетов.

Естественно, такое катастрофическое состояние региональной медицины наступило не только по вине самих работников здравоохранения. Это, судя по всему,  результат бездарного и непрофессионального руководства отраслью со стороны областной администрации. Вообще, трудно ожидать других результатов, когда смоленское здравоохранение возглавляет человек, не имеющий никакого медицинского образования!

Еще в 2012 году распоряжением губернатора Алексея Островского начальником департамента Смоленской области по здравоохранению был назначен Владимир Степченков. Назначение состоялось, хотя Степченков к медицине имел лишь косвенное отношение, так как ранее возглавлял различные фирмы, торгующие медпрепаратами. Он всего лишь торговец от медицины, а не медик. И кстати, на этом поприще г-н Степченков умудрился заработать весьма дурную славу, о которой губернатор не мог не знать. Об уголовном скандале, связанном с деятельностью Степченкова, в 2012 году сообщали многие федеральные издания.

Даже в биографии смоленского губернатора Островского в «Википедии» есть строки об этом: «1 июня 2012 года Алексей Островский назначил главой смоленского департамента здравоохранения Владимира Степченкова, ранее занимавшего должность генерального директора ОАО “Смоленск–Фармация”. Новый глава ОАО “Смоленск–Фармация” Игорь Богатов отметил, что в результате действий Степченкова в виде “различных махинаций, создания серых схем” и попытки банкротства в фирме “образовалась финансовая дыра на сумму свыше 100 млн руб.” Председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов также выступил с критикой данного назначения, отметив: “Нужно выяснить, каким образом на пост главы департамента здравоохранения назначено лицо, имеющее не закрытые, а лишь приостановленные уголовные дела”. Также Кабанов указал на то, что прокуратуре необходимо было вынести губернатору предупреждение».

Зачем Алексей Островский поставил управлять областным департаментом по здравоохранению человека, мягко говоря, с подмоченной деловой репутацией? Как можно было доверить смоленское здравоохранение торговцу, в отношении которого велись расследования, в том числе и об умышленном банкротстве возглавляемой им ранее компании? Может, поэтому смоленская медицина находится в жесточайшем кризисе?

Впрочем, проблема, судя по всему, не только в Степченкове. Опытные врачи, которые на официальных мероприятиях поют осанну смоленскому губернатору и нахваливают областную медицину, в приватных беседах рассказывают совсем неприглядные факты. Вот мнение врача с большим медицинским и управленческим опытом, депутата районного Совета одного из муниципалитетов области: «У меня, как и у многих моих коллег, складывается впечатление, что нынешний губернатор не видит этих проблем. И, наверное, поэтому он их не решает. Правда, может быть, ему не докладывают о реальной картине? Ведь, по чиновничьей статистике, у нас, действительно, все не так уж плохо. Но статистика и реальность – вещи все-таки разные». Может, поэтому жители области теперь называют смоленскую медицину «здравоохренением»?

Иван АЛЕКСЕЕВ


Теги записи:

Loading...

Комментарии