Смоленское здравоохранение: пациент скорее жив?

10.08.2015 14:22
Автор новости: редактор

Одна из самых болевых точек на Смоленщине – это здравоохранение. И если в городе Смоленске проблема не слишком бросается в глаза, то в населенных пунктах области ситуация катастрофическая. Проведенная в последние годы так называемая «оптимизация» системы здравоохранения резко ухудшила и без того непростое положение болеющих людей в сельской местности.

В феврале этого года на областной коллегии здравоохранения губернатор Смоленской области Алексей Островский заявлял, что «одной из важнейших задач является развитие сельского здравоохранения», а также рассказал «об объективных положительных результатах … и в продлении жизней старшего поколения». Но далеко не все медики разделяют радужную картину, которую рисует губернатор.

К нам в редакцию обратился медицинский специалист, который, по понятным причинам, не может высказать свое мнение в подконтрольных областной администрации СМИ. Он – врач с большим медицинским и управленческим опытом, депутат районного Совета одного из муниципалитетов области. На условиях анонимности он рассказал нам о состоянии дел в областном и сельском здравоохранении Смоленщины.

 

Арифметика «оптимизации»

При оптимизации здравоохранения, которая проводилась в нашей области, никто не советовался со специалистами – с врачами и с главными врачами. Эта оптимизация была принята административно, то есть чиновниками сверху были спущены нормативные цифры – сколько сократить коечного фонда, сколько сократить фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП), сколько ФАПов перевести на сокращенные ставки. Это привело к тому, что ухудшилась доступность для населения медицинской помощи.

002

Когда фельдшерско-акушерские пункты у нас были бюджетными, совершенно неважно было, сколько фельдшер обслуживает людей, такая задача не ставилась. Фельдшер обслуживал свою территорию. Когда же перевели на обязательное медицинское страхование (ОМС), то применили «рыночные» механизмы. И тогда фельдшеру нужно было посмотреть в месяц, к примеру, 2 400 человек. Понятно, что это было невозможно. В результате сократились фельдшерско-акушерские пункты, сократились в них ставки, и пациенты в районах не могут получить медицинскую помощь.

К тому же не надо забывать, что у нас много людей с хроническими заболеваниями. Как известно, хронические болезни имеют тенденцию к обострению. Но при сокращении коечного фонда на 50-60%, человек с каким-либо обострившимся хроническим недугом теперь не может лежать и лечиться в стационаре – там для него нет места. Создаются очереди из больных. И люди просто никуда не идут и остаются дома без лечения. А это очень плохо.

005

Опытные и здравомыслящие медицинские специалисты предупреждали областное руководство о последствиях этой бездумной оптимизации здравоохранения. Медики говорили, что не надо переводить ФАПы на ОМС, что не надо сокращать коечный фонд без детального мониторинга местной ситуации. Но, как обычно, специалистов никто слушать не стал…

 

Как смоленским медикам зарплаты поднимали

Была разработана Программа развития здравоохранения Смоленской области на 2013-2015 годы. В этой программе финансирование закладывалось не по штатному расписанию, которое было утверждено Министерством здравоохранения, а по физическим лицам, работающим в данное время в этом учреждении.

И получилась весьма неприятная ситуация. Например, в учреждении нужно, чтобы работали 100 человек, а работают 60. То есть не хватает 40 человек, обязанности которых перераспределяют между работающими. Понятно, что нагрузка у медиков при этом возрастает значительно. Однако нынешняя модель финансирования оплачивает работу только этих 60 работников и совершенно не учитывает, что они выполняют работу за тех 40, которых не хватает. И получатся, что врачи делают чужую дополнительную работу, но бесплатно, без каких-либо добавок. Нагрузка выросла, а оплата – нет. Разве это нормально? В медицине и так базовые оклады маленькие.

009Тоже самое произошло и с пресловутым повышением зарплаты медицинским работникам. Дорожную карту формировали тоже не по штатному расписанию, а по физическим лицам. И в результате получилось, что одна медсестра, которая работает на трех ставках, получает 30 тысяч, а другая не имеет такой возможности и получает 13,5 тысячи. Но в среднем они обе получают прилично, и с точки зрения статистики все выглядит красиво. Абсолютно такая же ситуация и с зарплатами врачей. И это вызывает справедливое недовольство среди медиков.

Еще раз  подчеркну: диспропорции в оплате труда возникли из-за того, что финансирование осуществляется на физические лица, а не на штатное расписание. И именно это привело к тому, что учреждения здравоохранения Смоленской области недофинансированы за 2013-2015 годы почти на 2 млрд рублей.

 

Кадры, которых нет

Естественно, все это сказывается на кадровом составе медицинских работников. На сегодняшний день в здравоохранении Смоленской области 48% работающих имеют возраст выше пенсионного. То есть молодые кадры не приходят в профессию на этих условиях. Низкие зарплаты и большие нагрузки, устаревшее оборудование, плохие условия труда, отсутствие перспектив с жильем – все это отпугивает молодежь. Особенно, конечно, в районах трудно со служебным жильем. Теперь муниципалитеты не выделяют жилье медицинским работникам.

Как привлечь специалистов в районную и сельскую медицину, если ничего нет – ни нормальной зарплаты, ни жилья, ни условий? Руководителям лечебных учреждений нечем привлечь молодых – нет стимулов.

Среднее поколение профессионалов тоже при первой же возможности уходит из медицины в другие сферы – в торговлю или в обслуживание. Многие уходят в платную медицину, многие уезжают в Москву, где зарплаты гораздо выше.

003

Была хорошая государственная программа “Сельский врач”, где много было нужного заложено, но она так и осталась нереализованной. И снова из-за недофинансирования, а также потому что местные органы власти оказались не заинтересованы. Вот поэтому-то и сложилась трудная обстановка в районной медицине.

 

Смертность – вниз?

Достаточно сложная ситуация со здравоохранением – в Угранском, Монастырщинском, Новодугинском, Холмжирковском, Сычёвском районах. Вообще везде в сельской местности из-за бездумной оптимизации резко снизилась доступность для населения медицинской помощи, ухудшилась и обеспеченность людей лекарствами.

И как результат этой «оптимизации» – высокая смертность, которую чиновники пытаются скрыть разными способами. Но смертность-то у нас дают в основном сердечнососудистые заболевания, а их можно и нужно лечить. Однако на это денег почему-то не выделяют…

Судите сами: сократилось количество выездов медиков в деревни и села, сократилось финансирование скорой медицинской помощи сельскому населению, сократилось финансирование фельдшерско-акушерских пунктов на селе, сократилась диспансеризация сельских жителей и т. д. Понятно, что результат от такой деятельности может быть только один – увеличение смертности населения. И вовсе не случайно Смоленщина показала значительный рост младенческой смертности среди регионов России в первом полугодии 2015 года.

При этом на словах-то говорится, что надо бороться за каждого пациента, а на деле происходит совсем-совсем другое.

006

Причем это характерно почему-то именно для Смоленской области. Насколько мне известно, в соседних и других регионах ситуация со здравоохранением гораздо лучше: там по-иному ведется и кадровая политика, и финансирование. К сожалению,  у меня как у специалиста складывается впечатление, что администрация Смоленской области не понимает уровня возникших проблем.

Здравоохранение в Смоленской области находится в удручающем положении. Конечно, есть в области новые точки роста, есть новые центры с новым оборудованием, появляются кое-где новые технологии, но на селе оказание людям первичной медицинской помощи у нас находится на жутком уровне. Доходит до того, что сельским жителям терапевты ставят диагноз и назначают лечение по телефону!

 

Кто виноват и что делать

Некоторое время назад, еще при Антуфьеве, была хорошая идея – создать в Смоленске для районных жителей бесплатный круглосуточный диагностический центр. Но потом почему-то всю работу в этом направлении заморозили. Между тем, это очень нужный для Смоленщины центр. Важно, чтобы любой житель из какого-либо района в любое время мог пройти комплексное медицинское обследование, получить качественный диагноз и соответствующее лечение.

Ведь сегодня, к сожалению, ситуация такова, что когда больной человек приезжает из района в Смоленск, в Областную больницу, то он за день не может пройти всех специалистов, так как больница работает с 9 до 15 часов. Поэтому человек вынужден искать себе какой-то ночлег или приезжать в Смоленск еще раз. То есть пациент несет приличные денежные расходы, хотя зарплаты в районах очень небольшие.

Или же нужно, чтобы в Областной больнице была организована работа хотя бы в две смены – с 8 до 20 часов. Иначе получается издевательство над больными людьми из районов.

008

И, конечно же, нужно финансировать здравоохранение не по физическим лицам, а по штатному расписанию, утвержденному Министерством здравоохранения. Хватит экономить на медицине и медицинских работниках. Понимаю, что в экономике трудная ситуация, но экономия на медицине очень опасна для всего общества.

У нас на Смоленщине в здравоохранении износ основных фондов составляет 78-80%, капитальные ремонты не проходили на протяжении 25-30 лет. И возникает дилемма – что лучше: капитально ремонтировать, то, что имеем, или строить новое? Другого пути нет, но оставлять здравоохранение в таком виде, как сейчас, нельзя.

Нужно также в срочном порядке вернуть фельдшерско-акушерским пунктам бюджетное финансирование. Это позволит обеспечить сельское население первичной медицинской помощью. А в конечном итоге –  несколько снизить смертность, которая у нас выше, чем в других регионах.

Понятно, что все эти проблемы нужно решать комплексно. Ведь уже дошло до того, что из 217 выпускников Смоленского медицинского университета на Смоленщине остались работать всего 38 молодых врачей. У нас три медицинских колледжа – в Смоленске, Рославле и Вязьме. При этом в области не хватает медсестер. Медицинские специалисты не хотят работать в смоленском здравоохранении! Это ведь серьезнейший показатель того, что в отрасли что-то не так.

И решать этот комплекс медицинских проблем можно только с помощью и на уровне первого должностного лица области. Но у меня, как и у многих моих коллег, складывается впечатление, что нынешний губернатор не видит этих проблем. И, наверное, поэтому он их не решает. Правда, может быть, ему не докладывают о реальной картине? Ведь, по чиновничьей статистике, у нас, действительно, все не так уж плохо. Но статистика и реальность – вещи все-таки разные.

Подготовил Дмитрий ТИХОНОВ


Теги записи:

Loading...

Комментарии