«Сигналы Островского»

6.12.2013 18:29
Автор новости: редактор

Инвесторам, предпринимателям и всем, кто делает или желает делать деньги в Смоленской области, послан недвусмысленный сигнал: будущее вашего бизнеса зависит от политической воли одного конкретного человека. В какой степени зависит – вопрос отдельный. Но человек этот явно не скрывает своего желания надавить на бизнес как следует. «Вершителем судеб» в Смоленской области возомнил себя губернатор Алексей Островский.

Смоленскую область не интересуют инвестиции. Ее не интересует малый и средний бизнес. Программы по поддержке первого и второго реализуются для галочки, чтобы было о чем рассказать в ходе очередной пресс-конференции для послушных журналистов. Так, к октябрю 2013 года поступление налога на прибыль организаций в бюджет Смоленской области снизилось на 830 млн рублей а число индивидуальных предпринимателей сократилось на 3 тысячи человек. Эпоха правления Островского запомнится безмятежным возлежанием на тонкой перине федеральных субсидий и иных безвозмездных перечислений. А поддержка бизнеса – это лишь имитация губернаторской воли. 

В конце концов, всегда можно прийти на федеральный канал к Владимиру Рудольфовичу (Соловьеву) и на голубом глазу заявить, что роскошный губернаторский «Лексус» куплен за 3 млн. рублей (а не за 5, как в автосалоне). Что губернатор пресёк строительство резиденции (при этом сам переселился на казенные 1,5 Га с коттеджем, прислугой и вертолетной площадкой). Можно попенять на прежнюю власть, которая оставила область в долгах (их объем за время правления Островского сравнялся с доходами области).

Сейчас ситуация сложная, вещает губернатор, но вот в будущем (когда наступит «будущее» – не уточняется) жить точно станет лучше.

Да что уж там Владимир Рудольфович! «Пройтись по ушам» и Владимиру Владимировичу дело привычное. Президенту можно похвастаться материнским капиталом в 148 тысяч рублей, который достался от предшественника, и выплатой матерям, чьи детишки не смогли получить место в садике. А самому через несколько месяцев поставить вопрос об урезании «аппетитов смоленских мамаш» в три раза и полном упразднении «детсадовских» выплат. Словесный кисель, который проливается на уши доверчивых граждан, федеральных чиновников и даже президента России стал таким привычным и тягучим, что подчас даже лень его комментировать.

Но вернемся к тому, что у Островского получается действительно хорошо. Как человек, обремененный властью, он счел вполне нормальным вмешательство в работу частного финансового учреждения. «Шитов (Павел Шитов – председатель совета директоров «Смоленского банка» – прим.ред.) создал финансовую пирамиду, и вкладчики «Смоленского банка» рано или поздно столкнутся с большими проблемами,  – как-то заявил Островский в ходе пресс-конференции. Примерно в это же время из «Смоленского банка» были изъяты средства областного фонда поддержки предпринимательства, ряда областных и муниципальных учреждений, которые обслуживались там в течение нескольких лет. Посредством слухов распространялась информация о том, что налоговые органы и прочие госструктуры отказывают юрлицам в перечислении денег на счета все того же банка…

Не доказано, скажете вы? Как бы не так! Островский, опьянев от вседозволенности, сам, открыто заявил о своем личном отношении к банку. Заявление прозвучало в ходе выступления на открытии Международного дня людей с ограниченными физическими возможностями. Видимо, перед такой аудиторией Островский почувствовал свои возможности поистине безграничными: «то, что крах произойдет, было понятно уже давно, – заявил Алексей Островский. – И власть определенные сигналы в общество посылала в отношение нахождения ваших вкладов в этой бизнес-структуре.  Кто-то услышал нас, кто-то нет».

Далее Островский заявляет, что администрация Смоленской области предпринимает усилия, направленные на сохранение «Смоленского банка»… при абсолютной смене собственника.

Фактически губернатор признал свое участие в подрыве доверия вкладчиков к финансовому учреждению с целью вмешательства в деятельность хозяйствующего субъекта.

К слову, смена владельца банка хоть и мечта Островского, но на деле – принципиальная позиция Центробанка. Первый зампред ЦБ Михаил Сухов в интервью телеканалу «Россия» сказал: «Деньги на финансовое оздоровление должны даваться новому собственнику». Так что как не хотелось бы Островскому приписать рокировку себе, в реальности к этому процессу он не имеет никакого отношения.

Насколько сигналы от власти существенны для стабильности банка? Существенны, отвечаем мы. Ведь финансовая система нестабильна и держится лишь на взаимном доверии ее участников – банков и их клиентов. Как только доверие подрывается – нарушается и стабильность. Причем, страдают все: финансовую систему постигает кризис, а ее клиентов – возможная потеря сбережений. В условиях, когда словосочетание «финансовый кризис» звучит со страниц прессы чуть ли не каждый день, а новости то и дело начинаются с банковской хроники, любое упоминание в прессе играет против системы. И в этот момент Островский наносит «удар на добивание»:

через подконтрольные СМИ региона рассылается пресс-релиз, в котором администрация Смоленской области… не рекомендует жителям региона осуществлять какие-либо платежи через банкоматы «Смоленского банка».

Администрация, которая не может свести «дебет с кредитом» в собственной «епархии», вдруг стала банковским аналитиком! Ни в одном другом регионе России такой информационный терроризм невозможен.

Взять, к примеру, Ульяновскую область. Там Главное управление ЦБ направило письмо на имя губернатора, в котором обратило внимание на то, что сведения о ситуации на банковском рынке, полученные из любых источников, кроме сайта Банка России, необходимо расценивать как не соответствующие действительности.

Получается, что смоленский губернатор поставил себя выше экспертов Центробанка и раздает жителям области рекомендации, где стоит оплачивать квитанции, а где нет.

Зачем Островскому понадобилось добивать Шитова, подталкивая главное детище последнего – «Смоленский банк» – к краху? Для тех, кто не в теме: Павел Шитов наряду с предпринимательской деятельностью оказывал влияние на расстановку политических сил в Смоленской области. Весной 2013 года он стал членом «губернаторской» партии ЛДПР, а в июне был включен в число кандидатов от ЛДПР на выборах в областную Думу. Но за две недели до выборов Шитов неожиданно для всех впал в немилость: бизнесмена исключили из рядов партии и из предвыборного списка, так и не вернув ему 7 млн рублей, которые тот пожертвовал на предвыборную кампанию ЛДПР. Что же произошло?

Поговаривают, что Шитова банально использовали: воспользовались его деньгами, и оградили от возможной финансовой помощи банкира другие, враждебные губернатору политические силы.

После такого «кидка», опасаясь мести Шитова, оставить его в покое Островский, конечно, уже не мог. От амбициозного банкира нужно было избавляться любой ценой. В том числе, ценой вкладов его клиентов. Главное, своевременно заявить через подконтрольные СМИ о том, что… «администрация Смоленской области спасает «Смоленский банк»!  Господа-неумехи для начала потрудились бы спасти Смоленскую область… Но этой компании, судя по всему, до Смоленщины нет никакого дела.

PS. Когда готовилась эта статья, об ограничении по вкладам в Смоленске заявил еще один банк – «Смолевич». Судя по всему, «сигналы губернатора Островского» изрядно пошатнули банковскую систему региона, и теперь обивать пороги банков в надежде вернуть свой вклад станет для смолян таким же привычным делом, как и пороги чиновничьих кабинетов.

Алексей МИРНЫЙ

 

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Кандидат экономических наук Виталий Филинов:

– «Смоленский банк» получил серьезный удар по своей репутации и финансово-хозяйственной деятельности. На мой взгляд, это связано с отзывом лицензии у «Мастер-банка», поскольку у них были единые платежные серверы. Но не в последнюю очередь на ситуации сказалось падение ликвидности всей банковской системы России. Происходит сокращение наличных денег на счетах юридических и физических лиц. Люди начинают изымать деньги, и как результат – банкам нечем рассчитываться по принятым на себя обязательствам.

Что касается дальнейшей судьбы банка, то удар по нему был нанесен очень серьезный, и в скором времени оправиться от него он не сможет. Возможен лишь постепенный выход из кризиса. Но терять этот финансовый институт регион не должен, поскольку банк занял очень существенную долю рынка малого кредитования. В противном случае, это будет серьезный урон для финансовой системы региона.


Теги записи:

Loading...

Комментарии