Сергей КОНЕНКОВ: «Я никогда не забывал о священной родной земле!»

26.08.2014 10:15
Автор новости: редактор

В этом году отмечается 140 лет со дня рождения нашего земляка, выдающегося русского и советского скульптора, народного художника СССР, почётного  гражданина города Смоленска Сергея Тимофеевича КОНЁНКОВА (1874 – 1971).

Он родился и вырос в крестьянской семье, в маленьком селе Караковичи (ныне Ельнинский район). В юности учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, а затем поступил в Академию художеств в Санкт-Петербурге. Проявил большой скульпторский талант, поэтому ещё до революции Конёнкова называли «русским Роденом».

Коненков знаменит своими работами, которые он создал не только в России, но и в Италии, Греции и в США, где он прожил более 20-ти лет. Его скульптуры украшают здание Верховного Суда в Вашингтоне, широко известна его галерея русских художников-эмигрантов и ученых Принстонского университета.

В Смоленске находится один из лучших музеев его творчества.

Рассказывает научный сотрудник смоленского Музея скульптуры С.Т. Коненкова – Татьяна ТИХОНОВА:

тихонова

 – Наш земляк был замечательным и щедрым человеком. Он в разные годы подарил смоленскому музею 41 свою работу. Некоторые работы музей приобретал самостоятельно, а некоторые в Смоленск попали через Министерство культуры. Таким образом, в нашем городе оказалось приличное собрание работ Коненкова – более 80 произведений. Поэтому решено было открыть отдельный музей.

Сергей Тимофеевич часто приезжал в Смоленск, и однажды ему приглянулся этот небольшой красивый дом, который он и выбрал для своего музея. Это здание последней трети XIX века – бывшее банковское учреждение.

Кстати, немногие знают, что наш музей был открыт раньше, чем в Москве – в 1973 году. А московский  Мемориальный музей-мастерская Сергея Коненкова открылся через год – к 100-летию со дня его рождения.

01

Коненков был удивительно добрым и отзывчивым человеком. Он помогал очень многим людям, и об этом говорят архивные документы. В те времена общество было небогатым, люди жили бедно, особенно после войны. Поэтому смоляне зачастую просили своего знаменитого земляка привезти из столицы или даже из-за границы какие-то крайне необходимые вещи, лекарства, очки. И он все это, и многое другое привозил людям. Загружал свою машину полностью гостинцами и подарками. Нередко оказывал материальную поддержку землякам.

При этом Коненков жил скромно и довольствовался только необходимым, хотя, конечно, мог себе позволить многое, но не делал этого.

С рабочими, которые ему помогали выполнять большие заказы, он всегда рассчитывался справедливо и щедро. Сергей Тимофеевич вырос в хорошей, дружной и работящей крестьянской семье, поэтому к любому труду относился с почтением. Он уважал человеческий труд, и сам был настоящим трудоголиком. Вставал в 6 утра, а рабочий день начинался в 8 часов и заканчивался поздно вечером. Никогда не был в отпуске, и пенсионером стал в 96 лет! Лечился только работой и народными средствами – никаких таблеток.

Он получил прекрасное профессиональное образование благодаря своим родственникам, которые собрали ему на учебу необходимые средства. Хотя для крестьян это тогда было непросто. Но они решили, что хотя бы один в семье должен быть грамотным.

Простая крестьянская жизнь, жизнь рядом с лесом навсегда запечатлелась в памяти будущего скульптора. Видимо поэтому у него много произведений, выполненных из дерева, много народных мифологических сюжетов. И надо сказать, что Коненков никогда не срубал деревья для своих скульптур, а использовал только сухие коряги, пни и сухостой. Для него лес – это не только символ русской природы, но и символ красоты вообще.

Больше двух десятилетий Сергей Тимофеевич прожил за границей – в 20-е годы многие советские деятели искусств ездили в Италию и США, чтобы, как говорится, себя показать и мир посмотреть. При этом Коненков не собирался эмигрировать, просто там у него появилось много заказов. А работа для него всегда была на первом месте.

Более того, современники отмечают, что Коненков Америку не любил, и всегда с иронией к ней относился. Хотя его творчество было востребовано в США, его скульптурная манера очень нравилась американцам. Поэтому ему часто там заказывали портреты ученых, культурных и общественных деятелей. Но он все равно скучал по России, и даже устраивал вечера в народном стиле, где сам играл на гармошке.

03

Он был очень разносторонним человеком с широчайшим кругозором. Его интересовало не только искусство, но и религия, философия, вопросы мироздания, космос, генетика.

По своим внутренним убеждениям Сергей Тимофеевич был скорее мистическим философом. Поэтому, живя в США, он создал цикл рисунков и скульптур, связанных с размышлениями на темы Библии, «Апокалипсиса». Именно тогда Коненков изображает Христа, пророков и апостолов, создаёт эскизы к космогониям. В СССР, конечно, такое было бы невозможно и даже опасно.

Находясь в Америке, он писал Сталину о своем желании поскорей вернуться на Родину. Одновременно с этим он периодически посылал «вождю народов» духовные, полные христианского мистицизма, письма, где цитировал Библию и другие религиозные тексты. Причем, часто он писал их в дореволюционной орфографии, обращаясь к Сталину «дорогой брат Iосиф Виссарiонович».

Кстати, в одном из этих писем, написанном в июле 1940 года, Коненков фактически предсказал нападение гитлеровской Германии на  СССР. Это было за год до начала войны.

 Из письма С.Т. Коненкова к И.В. Сталину: «Сатана хочет разширить ту гору (царство), и сделать одной горой (царством) – чтобы таким образом удержать капитализм, чрез который Сатана владеет мiром. Когда Сатана, чрез своего агента Гога, который теперь действует в земле Магога, подобьет все народы, тогда он (Сатана) направит Гога на Россию.

Все народы пойдут с Гогом, как читаем у Iезекiила 38:7. Готовься и снаряжайся – ты Сатана-Гог (Гитлер) и все полчища твои, собравшiеся к тебе, – и будь им вождем… 11 стих: И скажешь: поднимусь я на землю неогражденную, пойду на беззаботных, живущих безпечно… 16. И поднимешься на народ Мой, на Израиля, как туча, чтобы покрыть землю: это будет в последнiе дни, и Я приведу тебя на землю Мою, чтобы народы узнали Меня, когда Я над тобою Гог (Гитлер) явлю святость Мою пред глазами их… От начала, весь этот раздел пророчества относится к походу Гога (Гитлера) на Россiю». 

14 iюля 1940 г.

 При этом он не был церковным человеком, хотя знал очень хорошо Библию. Религию он воспринимал, как личностный путь нравственного самосовершенствования.

Во время войны Конёнков был членом американского Комитета помощи России, и  перечислял из личных гонораров большие деньги. А его жена, Маргарита Ивановна, работала ответственным секретарем этого Комитета и фактически возглавляла его.

Уже в наше время появились архивные свидетельства, что она была советской разведчицей, получавшей сведения по «Манхэттенскому проекту», то есть по разработке в США ядерного оружия.

Спешное возвращение Коненковых из Америки в СССР в 1945 году, видимо, было связано именно с разведывательной работой Маргариты Ивановны. По личному приказанию И.В. Сталина был зафрахтован пароход «Смольный», на котором Конёнкова с женой и его работами перевезли в Советский Союз.

Кстати, из-за спешки Сергей Тимофеевич не все свои произведения успел вывезти из штатов. Там много его работ осталось. Вообще точного количества работ Коненкова никто не знает. Исследователи называют очень разные цифры – от 800 до 1,5 тысяч.

*  *  *

В марте 1958 года в Смоленске прошла первая выставка произведений Коненкова. Открывал выставку сам Сергей Тимофеевич. Он выступил с речью, которую назвал «Моим землякам».

04

Вот строки из этого обращения к смолянам:

«На моей выставке в Смоленске представлено всего 40 работ. Но эта не­большая по объему выставка для меня особенно значима, так как устроена она на дорогой и родной мне смоленской земле.

Именно здесь, среди милой моему сердцу среднерусской природы, я ощутил в себе непоборимое стремление сделать доброе людям, послужить родному искусству.

Я никогда не стал бы художником-скульптором, если бы с детства не полюбились мне шум леса, журчание родников, чудесная Десна, раздоль­ные и душевные русские народные сказки и песни.

И даже теперь, живя в Москве, я часто во снах вижу курганы над Дес­ной и улицы Рославля, где впервые увидел я каменные здания и услыхал гудок паровоза, где жадно, учась в гимназии, овладевал знаниями.

Прими мой поклон, родная земля, давшая мне возможность мыслить, творить, дерзать!

Мне хочется передать самый сердечный привет всем моим землякам, которые трудятся сейчас в родной деревне Караковичи и в любимом горо­де Рославле.

Первую свою награ­ду – Большую серебряную медаль – я получил за скульптуру «Камнебоец», которую исполнил в начале своего творческого пути, когда мне шел 23-й год. Над этой статуей я работал все лето в деревне Караковичи, на глазах односельчан.

Моей мастерской был тогда простой сарай с разобранной крышей, а мо­им натурщиком был замечательный русский человек Иван Михайлович Куприн. За свою жизнь он полностью испил горькую чашу нужды; беззе­мельный крестьянин, он добывал себе пропитание, работая то на шахтах, то на земляных работах. Он дробил камни на Московско-Варшавском шоссе.

Тяжелый подневольный труд не сломил волю и достоинство этого че­ловека.

Ивану Михайловичу Куприну я многим обязан. Он учил меня жить, учил с юношеских лет ненавидеть несправедливость и презирать тунеядцев.

Когда я сейчас обозреваю прожитое и совершенное, я не могу не помя­нуть добрым словом тех людей, которых воплощал в скульптуре.

Хочется сказать несколько слов об Егоре Андреевиче, которого я изо­бразил в работе из дерева «Егорыч-пасечник». Пятнадцать лет провел он на военной службе. А когда отслужил, стал монахом в рославльском мо­настыре, но за непокорный характер был расстрижен и пошел странство­вать по матушке-Руси – жал рожь, вязал снопы, а зимой обучал ребяти­шек грамоте. Он и меня научил читать и писать.

Егор Андреевич жил на пчельнике близ нашей деревни. Он знал наи­зусть множество народных сказок и сказаний. Я без конца слушал его были и небылицы. Передо мной расстилались скатерти-самобранки, я летал на коврах-самолетах, восхищался Ерусланом Лазаревичем, Бовой-королевичем, слушал и сам наизусть знал былины и сказки о славных русских богаты­рях. Так, на пчельнике, на опушке леса передо мной оживали картины народного эпоса, фантастический мир русской сказки. Это и побудило меня воплотить в скульптуре образы народной мечты и фантазии.

Мне пришлось много постранствовать по белу свету. Я пересекал океа­ны, в Риме и в Греции с восхищением изучал шедевры античного искусст­ва, поднимался вверх по Нилу, жил в Америке. Но никогда не забывал я о священной родной земле». 

 Дмитрий ТИХОНОВ

Фото Григория КАЛАЧЬЯНА

 


Теги записи:

Loading...

Комментарии