Разговор с актёром Владимиром Арбузовым на неожиданную тему

Детство и партийность. Случай актёра Арбузова

7.07.2019 09:33
Автор новости: Шеф-редактор


19 мая этого года исполнилось бы 100 лет Всесоюзной пионерской организации имени В.И. Ленина, доживи она до наших дней. Юбилей, согласитесь, серьёзный. Июнь традиционно начался Международным днём защиты детей и не менее традиционно завершился Днём российской молодёжи – 27 июня. Такой вот «парад планет».
Однако в этом году, помимо века пионерии, есть ещё одна особенность. 27 июня свой 60-летний юбилей отметил прекрасный актёр Смоленского областного театра кукол имени Д.Н. Светильникова Владимир АРБУЗОВ.

Мы не могли пройти мимо этого события. Но мы решили отойти от плоских «юбилейных» интервью и поговорить с актёром на неожиданную тему – о том, что волнует многих читателей и что хорошо знает собеседник. Так будет интересно и нам, и ему.

Будущий мастер сцены поочерёдно состоял в октябрятах, пионерах, комсомольцах, коммунистах. У него – два высших образования. Практически вся его творческая жизнь посвящена детям или непосредственно связана с ними. Помимо детей общих, наших и ваших, так сказать, общественных, у него есть двое собственных. Он знает проблемы подрастающего поколения не понаслышке, и ему есть что рассказать. (Разговор ведётся на «ты», поскольку собеседники давно знают друг друга.)

007– Владимир Алексеевич, прежде всего, «Смоленская народная газета» поздравляет тебя с юбилеем!

– Спасибо!

– Есть такая точка зрения, что детские организации, бесспорно, очень нужны, но ошибкой Советской власти была излишняя заидеологизированность работы с детьми. Чтобы читатель представлял масштабы твоей подкованности, переспрошу. Ты полностью, весь положенный срок состоял и в октябрятах, и в пионерах, и в комсомоле?

– Да. Плюс я 16 лет состоял в партии. И прежде чем я вступил в партию, я целый учебный год вёл активную общественную работу – на уровне комитета комсомола института. Такие были требования на тот момент по вступлению в КПСС.

– А когда, интересно, ты вышел из партии?

– После 18-й партконференции. Принёс билет в партком, – там никто не удивился, потому что многие уходили. Написал заявление…

– Понятно. Как ты оцениваешь пионерский опыт своей жизни – как удачный или неудачный?

– Если и неудачный, то только из-за меня, раздолбая! Сейчас я могу оценить, что была масса интересных дел! И были ребята, которые варились в их гуще – как в пионерии, так и в комсомоле!..

– Назови эти дела, пожалуйста…

– Пожалуйста: начиная со сбора металлолома и макулатуры. Слёты пионерские, соревнования, рейды… Кипела жизнь! И я бы не сказал, что было много политики. Не было такого, что – соберём металлолом и уроем, допустим, китайцев!.. «Поможем стране, наведём порядок!» – это было. И ты шёл с метлой для этого, а не ради международной политики.

– Где ты учился в школе?

– Вязьма, потом – Ульяновск.

006

– А как ты оцениваешь свой комсомольский опыт?

– Я с тоской вспоминаю комсомольскую жизнь. Жаль, что такого больше нет. Да, в какой-то момент нам стали говорить: смотрите, они что-то вам объявили – и в сауну с девками!.. Да бог с ними! Ну, в сауну – и в сауну. Всегда так было, что руководство находит себе тёплые места, по-другому просто не бывает. Так было оно, так есть и так будет. Но ведь какие дела делались!.. Сейчас, с позиции 60-летнего мужика, я говорю: это было хо-ро-шо! Да, с какими-то перегибами, но пионерия, комсомол – это была возможность организовать ребят и как-то влиять на них. И политическую составляющую, поверь, вряд ли кто-то из них так уж болезненно воспринимал! Её, эту составляющую, дядьки понимали, которые руководили. А сейчас ничего этого нет – и что, так уж здорово? Нет! С водой выплеснули младенца. Посмотри вокруг, посмотри, как живёт весь мир – все укрепляют свои режимы, воздействуя на детей и молодёжь! Без идеологии – никак.

– То есть, ты считаешь, что идеология – это в принципе нормально?

– Да, это в обществе, как соль в еде.

– Считалось, что комсомольская организация патронирует пионерскую, а пионерия, в свою очередь, шефствует над октябрятами. Ты помнишь какие-то моменты из этой опеки?

– Были вожатые, да. Помню, мы делились на октябрятские «звёздочки», помню соревнования в учёбе, помню такие выражения, как «мы возьмём тебя на буксир». Дети ходили друг к другу домой, вместе занимались… Дел, конечно, было значительно больше, чем я могу сейчас вспомнить.

002

– То есть, дел было много, и, по сути, они были хорошие и правильные?

– Абсолютно согласен с этим! А ты вспомни, насколько престижным считалось попасть в «Артек» или «Орлёнок» – как ребята тянулись, подтягивались ради этого! Я тебе приведу такой пример. Ни один режиссёр не создаст актёрский ансамбль, хороший коллектив – на пьянке. Только на работе можно сплотиться! Когда каждый хочет доказать другому, что он – хороший артист. Нужна совместная работа! Поэтому если сейчас говорить про партию, про октябрят, пионеров и комсомольцев – на чём они строились? На работе! Да, был и совместный отдых, но главное – куча хороших дел!

– Ты сказал о том, что нравилось в пионерской работе. А было ли что-то, что вызывало отторжение?

– Всё ты мне закладываешь в уши одно и то же. Я тебе точно могу сказать: не было никакого ощущения идеологического давления. Соответственно, не было никакого протеста, что вот, нами руководят, нами манипулируют!.. Ничего такого не было. Наоборот. Мне сейчас жалко – наверное, надо было чаще быть с классом, а не бегать по улице, отлынивая.

– Нужен ли аналог пионерской организации в современной России?

– Конечно, почему нет. Ещё можно и октябрят каких-нибудь… Я знаю 39-ю школу здесь, в Смоленске, там есть аналог – юные гагаринцы. Правда, не знаю, насколько широко распространено это движение, но несколько школ его поддержало. У гагаринцев своя символика, своя атрибутика – это консолидирует. Чем не аналог пионерам?

– А чем новые пионеры могли бы заниматься? Какие дела ты бы им посоветовал?

– Я тебе так скажу: была бы политическая воля! А чем заниматься – всегда найдётся.

004

– У нас обычно организации создаются под какие-то громкие проекты. Вот, Олимпиада – пусть будут волонтёры! Нашли способ, как не платить людям за работу…

– Не знаю, мне кажется, у государства нашлись бы деньги, чтобы консолидировать молодёжь, которая сейчас, извините, предоставлена сама себе! Сужу по своему сыну-старшекласснику: их в школе ничего не объединяет, кроме учебного процесса. Ну, КВНы какие-то проходят, танцевальные вечера – всё! Какого-то общего движения нет, и, мне кажется, оно было бы подхвачено молодёжью, даже очень! Видимо, это сложно придумать, раз у нас до сих пор нет даже государственной идеи, которая объединила бы все слои общества. Я уверен, что правительство озабочено этим.

– Серьёзно?

– Это государственное равнодушие, конечно, должно закончиться. Я не понимаю: ну как это можно не заниматься детьми?! Ведь кто такие октябрята? Это же определённый пласт общества, и партия чётко это чувствовала. Они должны быть под контролем, понимаешь? Как мы отказались от такого пласта, как пионерия – подростки с четвёртого по седьмой классы?! Это же миллионы людей!.. Как же не бороться за их умы? А чем нынешние комсомольцы-старшеклассники занимаются? В «Ю-тьюбе» сидят??

– То есть, была бы организация, а дела найдутся…

– Нет, не организация. Политическая воля! И всё бы нашлось. Вот смотри. Я учился в институте культуры в Ленинграде – это была чистой воды кузница идеологических кадров. Конечно, можно взять таких выпускников, и в каждый рабочий цех, в каждое учебное подразделение ввести номенклатурную должность уполномоченного по патриотическому воспитанию. И пусть он ходит, лекции какие-то читает, совершает другие телодвижения… А можно – провести в стране чемпионат мира по футболу! И – всё! Такого мощного патриотического подъёма ты хрен найдёшь! Когда все сидели у телевизоров, молились на наших ребят, болели за страну! Орали: «Даёшь, Россия!..» Я холоден к футболу, абсолютно, и тоже сидел, всё смотрел!..

005

– Чем нынешние дети отличаются от вашего поколения в детстве?

– Давно замечено, что каждое поколение ругало своих детей, было ими недовольно, считало, что они всё хуже и хуже. Я уже плохо помню, каким я был ребёнком… Да дебилом был! Помню столько поступков, за которые мне стыдно и от которых хочется плакать – так я и сейчас нечто такое иногда совершаю… Я не знаю, что сказать.

– Ты уже давно являешься актёром. Насколько изменился зритель, то есть дети, в зале театра кукол за последние годы?

– У детей стало клиповое сознание. Для них постоянно должна меняться картинка! Каждые, допустим, 30 секунд – иначе удержать внимание очень трудно. Но, конечно, если пришёл интеллигентный зритель, то есть папа-мама рядом сидят, то дети ведут себя тихо. А бывает, учительница окрикивает: «Петров!..» Мы на сцене всё это слышим. Конечно, есть моменты в спектаклях, когда никакой порядок наводить не надо. Тишина и полное внимание!

Беседовал Сергей МУХАНОВ

В публикации использованы фотографии Дмитрия Прудникова и Сергея Муханова.





Теги записи:

Комментарии




css.php