"Пока судья оглашала приговор, кошки шныряли возле сумок"

Послесловие к одному абсурдно-позорному уголовному делу.

11.12.2017 13:06
Автор новости: Шеф-редактор
На прошлой неделе в деревне Шутовка Кардымовского района Смоленской области счастливо завершилось судебное разбирательство над женщиной-инвалидом Татьяной Самсоновой, которая помогла беженцам из Донбасса. Обездвиженную женщину суд полностью оправдал. Все месяцы, пока шло следствие и судебное разбирательство, за происходящим наблюдал наш корреспондент Дмитрий Тихонов. Именно благодаря нашему изданию эта история приобрела общероссийский резонанс. Теперь, после хэппи-энда, мы подводим черту под этой историей и рассказываем, как все было.

Это уголовное дело и судебный процесс стали не только самыми скандально-позорными за последние годы, но и самыми абсурдно-бредовыми. Такого «беспредела» и откровенного непрофессионального идиотизма со стороны правоохранителей не было даже в «лихие» 90-е годы. И вот почему.

Материал по теме:
До революции к офицерской чести относились серьезно и трепетно. Причем не было разницы между честью… →
Во все времена (и даже в 90-е) существовали негласные кодексы чести, как у преступников, так и у тех, кто их ловил. Того, кто нарушал эти неписанные законы, просто переставали уважать. В числе таких непреложных правил чести всегда и везде было покровительство слабым и беззащитным: «Солдат (бандит) ребёнка не обидит». И это распространялось не только на детей, но и на беспомощных инвалидов, ибо они как дети. Но, увы, пришли новые времена и появились новые «отморозки», которые перестали чтить негласные кодексы чести, то есть стали бесчестными…

Все, кто помогал Татьяне Самсоновой справиться с безобразной историей, в которую она попала исключительно по вине правоохранительных органов, говорят о случившемся, как об абсурде и бреде. Это действительно так. И главный бред заключен в том, что на больную обездвиженную женщину было заведено уголовное дело за то, что она абсолютно бескорыстно совершила добрый и благородный поступок – помогла людям, которые приехали в Россию из-за гражданской войны на Украине. Больная, но мужественная женщина пострадала за Добро!

Многое удивляет в этой абсурдно-циничной истории. Много вопросов возникает. Хочется спросить кардымовских правоохранителей: о чем они думали, когда возбуждали это дело? Зачем был разыгран этот абсурдно-циничный спектакль, где полиция и прокуратура выставили себя какими-то карикатурными персонажами? Захотели получить дополнительные бонусы или прославиться? Вот, прославились… Думается, что теперь гимном кардымовских правоохранителей должна стать песня старухи Шапокляк из мультика про Чебурашку: «Хорошими делами прославиться нельзя…».

Неужели сотрудники полиции и прокуратуры не поняли, что ситуация с Татьяной Самсоновой, которая прописала у себя семью донбасских беженцев из пяти человек, в корне отличается от того, что принято называть «резиновыми квартирами», когда регистрируют по несколько сотен человек? 

Вот недавно на Смоленщине нашумела история, когда в Краснинском районе жена сотрудника правоохранительных органов фиктивно зарегистрировала более 150 иностранцев! А в прошлом году бывший полицейский, пользуясь своими служебными познаниями, прописал 250 иностранцев. С каждого трудового мигранта он получал 2500 – 3000 рублей. Сейчас этот экс-полицейский находится в федеральном розыске. 

Зачем Управление по вопросам миграции Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Смоленской области инициировало проверку женщины-инвалида из-за пяти человек, которые к тому же являются одной семьей? Почему работники смоленского УВМ УМВД России считали, что обездвиженная женщина зарегистрировала у себя 11 иностранных граждан? Откуда миграционная служба взяла такие цифры? В миграционной службе не умеют считать до пяти? Или просто хотели с помощью издевательства над больной обездвиженной женщиной заработать себе звездочки на погоны?

Материал по теме:
На Смоленщине продолжается скандальный суд над женщиной-инвалидом Татьяной Самсоновой, которая помогла беженцам из Донбасса. Наша… →
Была ли проведена служебная проверка в отношении сотрудников миграционной службы? Ведь именно они помогли Самсоновой зарегистрировать семью беженцев. И, если следовать логике кардымовских правоохранителей, то сотрудники миграционной службы являются соучастниками в совершении этого как бы преступления.

Вообще думается, что всем, кто причастен к этой гнусной истории не место в правоохранительных органах. Они попросту дискредитировали правоохранительную систему. Именно после таких историй народ начинает тихо ненавидеть любых представителей «закона». 

Особый цинизм этой истории еще и в том, что издевательство над женщиной-инвалидом проходило в то время, когда во всем мире, в том числе и в России, отмечался Международный день инвалидов. С разных высоких трибун и в СМИ раздавались правильные слова о помощи инвалидам, о правах инвалидов, об обеспечении им достойной жизни. Президент страны призвал чиновников менять отношение к людям с ограниченными возможностями. «Нарушение прав инвалидов, черствость к ним вызывают справедливое осуждение и неприятие граждан», – подчеркнул Владимир Путин.

Неужели эти слова главы государства для наших стражей порядка пустой звук? И, кстати, где были, так сказать, старшие товарищи кардымовских правоохранителей? Почему всё это время молчала областная прокуратура, которая вполне могла поправить действия своих районных коллег, чтобы не допустить весь этот бред? Или они тоже хотели улучшить статистику за счет издевательства над беспомощной женщиной?

0011-640x480

Есть ещё один важный аспект этой истории. Речь о помощи беженцам с Донбасса. Когда в 2014 году вспыхнула гражданская война на Украине и начались обстрелы Донбасса президент Путин и правительство РФ, а также все местные власти обратились к гражданам России с призывом оказать всемерную помощь бежавшим из-под обстрелов украинским гражданам. А в Совете Федерации был даже образован постоянный Комитет общественной поддержки жителей Юго-Востока Украины. То есть оказание помощи беженцам с Донбасса стало официальной государственной политикой.

Получается, что смоленская миграционная служба, полиция и прокуратура, которые являются государственными службами, выступили против государственной политики? Ведь они завели уголовное дело на женщину, которая в рамках государственной политики оказала помощь беженцам из Донбасса. Разве это не саботаж?

0081

Материал по теме:
В Кардымовском районе Смоленской области продолжает разворачиваться трагикомическая история вокруг инвалида первой группы Татьяны Самсоновой. Как… →
К тому же те, кого прописала у себя Татьяна Самсонова, не просто «иностранные граждане», как это утверждали кардымовские правоохранители, это БЕЖЕНЦЫ, которые не просто приехали в Россию, как туристы, а бежали от ужасов гражданской войны на Украине. Без вещей, без теплой одежды, без денег и без документов. Потому что их дома были разбомблены украинскими националистами. И во все времена в России к беженцам и их бедам относились с сочувствием, как к своим. А тут… И если вещи называть своими именами, то кардымовские правоохранители повели себя как самые обычные предатели. Между прочим, раньше за такие дела не только в тюрьму сажали… 

Теперь настала пора поговорить и о суде над Татьяной Самсоновой. Точнее о том, как и в каких условиях проходило выездное заседание суда. Оговорюсь сразу, нет никаких претензий к мировой судье судебного участка № 38 в МО «Кардымовский район» Смоленской области Е.А. Добкиной. Как это ни странно звучит, но судья Добкина оказалась единственным вменяемым человеком и профессионалом среди кардымовских правоохранителей.

Тем не менее, это судебное разбирательство больше напоминало какую-то абсурдную фантасмагорию и дешёвый мыльный телесериал. Из-за того, что в кардымовском районном суде нет условий для процесса с участием инвалидов-колясочников, выездное судебное заседание несколько месяцев проходило в деревне Шутовка, где живёт Татьяна Самсонова. Причем, летом и ранней осенью суд проходил в здании бывшей деревенской школы, где нет электричества и не работает отопление. Когда же из-за холода в школе-суде Татьяна Самсонова сильно простудилась, разбирательство перенесли в её дом, где и был зачитан окончательный приговор.

011

Обездвиженную женщину-инвалида судили вначале в школе, а затем в её же доме! Это ли не готовый сценарий для кино абсурда в духе Луиса Бунюэля, Эмира Кустурицы или Карена Шахназарова?

В бывшей школе суд проходил так. Все участники этого «процесса века» собрались в бывшем школьном классе, где явно раньше учились первоклассники или проходили занятия какого-то детского кружка. На стенах висели разноцветные детские рисунки и бумажные аппликации. Судья сидела за учительским столом на фоне коричневого занавеса, украшенного бумажными цветочками. Сбоку от судьи стояли какие-то стеллажи со школьными принадлежностями.

004

Подсудимая Татьяна Самсонова в инвалидной коляске сидела рядом с классной доской, на которой кое-где еще видны следы мела от каких-то учебных упражнений. Здесь же, возле доски, на зеленых школьных стульях расположились и другие участники судебного процесса – свидетели, друзья, родственники, журналисты и односельчане. Раньше тут сеяли "разумное, доброе, вечное", а теперь – бредовое и позорное. Шедеврально!

111131-640x499

И, конечно, особый колорит в этот шабаш внесли выступления представительницы прокуратуры. Обвинительница все время тщетно пыталась запутать и сбить с толку свидетелей, чтобы подогнать их слова под нужные ей выводы. Звучали даже не совсем уместные вопросы: «Где и с кем спали члены украинской семьи? Они пользовались одним холодильником или двумя? Что лежало в холодильнике?» Из-за этого судебное разбирательство временами напоминало допрос радистки Кэт из телефильма про Штирлица.

007

Судебное заседание в доме обездвиженной обвиняемой Татьяны тоже проходило в лучших традициях сюрреализма и местами напоминало серии «Монти Пайтон» и цыганский безбашенный абсурдизм Кустурицы в фильме «Чёрная кошка, белый кот».

009Выглядело это домашнее отправление правосудия следующим образом. Участники процесса, домочадцы и кошки собрались в комнате, которая по советской традиции называется «залом». Пристав сразу установил атрибуты судебной власти – на подоконник был водружен переносной герб РФ, а на стол – складной флажок РФ. Комната, где когда-то жили донбасские беженцы, выполняла роль «совещательной комнаты».

005

Судья расположилась за письменным столом обвиняемой Татьяны, рядом в мягком домашнем кресле – сотрудница прокуратуры, а секретарь суда – сбоку на табуретке или пуфике. Адвокат и общественный защитник сидели на стареньком диване рядом с обвиняемой Самсоновой. Некоторые участники сидели на другом диване, кто-то – на тумбочке из-под телевизора. Ощущение было, что все собрались на какое-то семейное торжество или поминки (тьфу-тьфу-тьфу через левое плечо).

007

Пока судья 40 минут в быстром темпе оглашала приговор, все, как и положено, стояли. Бегали только кошки, которые шныряли возле сумок и надеялись найти что-нибудь вкусненькое. Когда же судья, наконец-то сообщила, что Татьяна Самсонова полностью оправдана, так как в ее действиях отсутствует состав преступления, прозвучали аплодисменты присутствующих.

Вот так закончилось это самое позорно-абсурдное смоленское судебное разбирательство последних лет. Очень хочется верить в то, что оно станет наглядным уроком для всей правоохранительной системы Смоленщины, чтобы всем стало понятно, как не надо работать. Также хочется надеяться, что подобного правоохрЕнительного цирка больше никогда не будет и прокуратура Смоленской области не станет оспаривать оправдательный приговор суда.

Дмитрий ТИХОНОВ

010




Комментарии

css.php