Опасный прецедент: смоленский суд сделал клиентов банков потенциальными преступниками

Смоленские правоохранители одержали ещё одну доблестную победу над здравым смыслом, совестью и пенсионеркой.

5.06.2018 11:48
Автор новости: Шеф-редактор
Теперь любой гражданин России, отправляясь в банк, может стать фигурантом уголовного дела. В Ленинском районном суде Смоленска полным абсурдом завершился скандальный судебный процесс, в котором были замешаны правоохранительные органы и коммерческий банк.

Уже два года наша редакция рассказывает о беспрецедентном издевательстве смоленских правоохранительных органов над пенсионеркой. Это крайне некрасивое для смоленских правоохранителей уголовное дело и судебный процесс, когда кассирша Промсвязьбанка Сам-ко, а по совместительству жена работника областной прокуратуры, обвиняет пенсионерку Светлану Николаевну в присвоении 100 тысяч рублей.

В марте 2017 года на первом судебном разбирательстве, которое проходило в Ленинском районном суде Смоленска, пенсионерка Светлана Николаевна была признана невиновной и оправдана «в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления». Однако второе судебное разбирательство, проходившее в том же суде, завершилось вынесением женщине, как мы убеждены, циничного и абсурдного обвинительного приговора.

Напомним, вся эта бредовая история началась три года назад. Летом 2015 года смоленская пенсионерка Светлана Николаевна сняла в филиале Промсвязьбанка крупную сумму денег. А через три недели кассирша банка Сам-ко подала на нее заявление в полицию из-за недостачи в кассе 100 тысяч рублей, которые, как объясняла кассирша, она по ошибке выдала пенсионерке, а та, якобы, увидев лишнюю сумму, присвоила ее себе, совершив тем самым «тайное хищение денежных средств».

На Светлану Николаевну было заведено уголовное дело. Хотя все правоохранители прекрасно понимали, что этот случай не относится к уголовной ответственности, так как находится в рамках гражданско-правовых отношений. Тем не менее, дело инициировала областная прокуратура. Почти год работники смоленских правоохранительных органов таскали пенсионерку по допросам, оказывали на нее психологическое давление, пытались заставить ее признаться в преступлении, которого она не совершала.

001

В августе 2016 года начался суд над Светланой Николаевной. В ходе судебного разбирательства выяснилось, что у мужа кассирши (сотрудника областной прокуратуры) имелся вклад в этом банке на сумму в 100 тысяч рублей, и кассирша погасила банку недостачу из этих денег мужа. Поэтому Промсвязьбанк пенсионерку ни в чем не обвинял, так как не считал себя потерпевшей стороной. Обвинения против пенсионерки выдвинула жена прокурора Сам-ко, видимо, желая покрыть свои семейные убытки. Она и считалась основной потерпевшей по делу.

В марте 2017 года Ленинский районный суд Смоленска полностью оправдал Светлану Николаевну и признал ее невиновной. Казалось бы, хэппи-энд? Однако мучения пенсионерки на этом не закончились. Оправдательный приговор по этому делу был отменен и осенью 2017 года снова начался суд над Светланой Николаевной.

Никаких новых доказательств в ходе второго судебного разбирательства не было предъявлено. Снова были опрошены все свидетели. Примечательно, что никто из них лично не видел выдачу в кассе денег пенсионерке. Кассирша не оформила никакой недостачи, никому в тот день не сообщила об этом. На следующий день касса тоже не пересчитывалась. Бывшая потерпевшая Сам-ко, которая ранее подавала заявление о привлечении пенсионерки к уголовной ответственности, теперь являлась свидетелем, а Промсвязьбанк сделали потерпевшим. Причем, Сам-ко по инициативе суда исключили из списка потерпевших.

Однако странность в том, что Промсвязьбанк не признал себя потерпевшим. В материалах дела имеется документ, в котором региональный директор Промсвязьбанка Ж.В. Дворецкая письменно подтвердила, что

«факт наличия недостачи в результате выдачи излишних денежных средств кассиром Сам-ко И.В. документально не зафиксирован, документально внесение личных денежных средств в Банк кассиром Сам-ко не оформлено, заявления в правоохранительные органы Банком по данному инциденту не подавалось, взыскания денежных средств с кассира Сам-ко не осуществлялось».

В оглашенном втором приговоре, который зачитывался почти 1,5 часа, имеются явные нестыковки, искаженные интерпретации показаний, обвинительные выводы зачастую делаются на основе предположений, а не фактических доказательств. К тому же совершенно неясно: каким образом в одном и том же суде при наличии одних и тех же доказательств, разными судьями делаются диаметрально противоположные выводы? Как такое возможно? Концовку же приговора, то есть суть обвинения и наказания пенсионерки вообще можно считать абсурдно-циничным издевательством над здравым смыслом и формальной логикой.  

Процитируем этот шедевр смоленской судебной мысли:

«Суд квалифицирует действия [подсудимой – ред.] по части первой статьи 158 УК РФ, как кража, то есть тайное хищение чужого имущества. … Суд приходит к выводу о назначении наказания в виде штрафа … В связи с тем, что [подсудимая – ред.] осуждается за совершение преступления небольшой тяжести, срок давности по которому составляет два года после совершения преступления, то она подлежит освобождению от назначенного наказания.

На основании изложенного … суд приговорил признать виновной [подсудимую – ред.] в совершении преступления предусмотренного частью первой статьи 158 УК РФ, и назначить ей наказание в виде штрафа в сумме 60 тысяч рублей. Освободить [подсудимую – ред.] от назначенного наказания в связи с истечением срока давности на основании пункта «а» части первой статьи 78 УК РФ».

И всё! 

Таким образом, суд признаёт, что кража была совершена, но в приговоре нет никакого упоминания о возвращении кому-либо этих, якобы украденных 100 тысяч рублей! Где логика и деньги? Кому принадлежат деньги? Кто потерпевший? И вообще «был ли мальчик»? Бред? Абсурд? Нонсенс? Ведь, если, как утверждает суд, все-таки была кража, то почему украденные деньги не возращены владельцу? И вообще, как можно считать выдачу денег в кассе – кражей?

Материал по теме:
Любой гражданин, отправившись в банк за своим вкладом, может стать фигурантом уголовного дела. Причем, несмотря… →
Но не все так просто. Как поясняют юристы, если данный приговор вступит в силу, то кассирша-прокурорша сможет составить уже гражданский иск о взыскании со Светланы Николаевны якобы нанесенного ущерба, то есть 100 тысяч рублей. Видимо, на это и расчет.

Пенсионерка и ее адвокат предполагают, что это позорное судилище было устроено только потому, что муж кассирши Сам-ко является сотрудником областной прокуратуры и у него имеются обширные дружеские связи среди полицейских, следователей и судей. Если суммировать сказанное, то можно предположить, что граждане столкнулись либо с возможным сговором судьи с истцом, либо с какой-то иной возможной заинтересованностью в исходе этого грязного дела.

Впрочем, на эту же мысль наводило и само оглашение приговора. Дело в том, что у жены прокурора фамилия с редкой формой ударения. Есть такие фамилии, которые пишутся одинаково, но из-за ударения произносятся по-разному. Например, фамилия Иванов может произносится с ударением на «а», а может – с ударением на «о»: ИвАнов и ИванОв.

У кассирши-прокурорши фамилия с редким ударением на «е», а не с распространенным на «о». И большинство людей произносит эту фамилию с ударением именно на «о». Так вот, судья при чтении приговора за 1,5 часа ни разу не ошибся в правильном произнесении фамилии с редким ударением. Думается, что такое возможно только в том случае, если человек хорошо знаком с этой фамилией…

Кстати, председатель коллегии адвокатов Наталья Романенкова по-прежнему считает, что по делу отсутствуют объективные данные сопричастности Светланы Николаевны к хищению денежных средств из кассы банка, что обвинение основано на голословных показаниях кассира, лица крайне заинтересованного в исходе дела, что в деле масса нестыковок и противоречий, а многое вообще откровенно притянуто за уши.

Можно поздравить смоленских правоохранителей с еще одной доблестной победой над здравым смыслом, совестью и пенсионеркой. А также с появлением на их мундирах и мантиях очередного большого жирного и грязного пятна. Впрочем, похоже, что они этого уже не замечают…  

И последнее. Одним из итогов этого абсурдного судебного разбирательства стало то, что обвинительный приговор Ленинского районного суда Смоленска создал опасный юридический прецедент. Ибо теперь любой гражданин, отправившись в банк за своим вкладом, вполне может стать фигурантом уголовного дела, так как банковские структуры теперь смогут списывать свои денежные недостачи на клиентов. Увы, но на месте Светланы Николаевны может оказаться каждый из нас.

Дмитрий ТИХОНОВ



Теги записи:

Читайте также


Комментарии

css.php