Недетские проблемы юной смоленской матери-одиночки

Поможет ли общество адаптироваться матери-одиночке из Михновки?

16.11.2017 12:52
Автор новости: Людмила Рыжикова
фото: Григорий Калачьян
19-летнюю маму из деревни Михновка Смоленского района, которая с 3-месячной дочкой жила в непригодном для жилья доме, определили в "Дом для мамы" в Смоленске. Здесь Ксения (так зовут нашу героиню) находится со своим ребенком в тепле и комфорте. Однако комфорт этот временный: после оплаты коммунальных долгов девушка вернется назад в Михновку в полузаброшенный дом. О том, как подросток из смоленской глубинки в одночасье столкнулся с целым "букетом" взрослых проблем – в нашем материале.

Мы уже рассказывали о том, что у 19-летней Ксении есть трехмесячная малышка Соня. Так вышло, что отец ребенка не помогает девушке и своей дочке, поэтому официально она считается матерью-одиночкой. Родных и близких у Ксюши нет, она выросла и воспитывалась в детском доме, поэтому помощи ждать не от кого. До недавнего времени мама с ребенком жили в ужасных условиях. В полуразваленном доме нет воды, туалета, был отключен газ и отопление (за неуплату). Чтобы спасти молодую маму с ребенком от холода неравнодушная соседка дала ей обогреватель. Готовить на плите, стирать руками, ходить за водой на колонку стало привычно для девушки. О холодильнике, стиральной машине, компьютере можно было только мечтать.

SmwhXTtzXpE

Детство закончилось рано

Но было так не всегда. У Ксении была полноценная семья: отец, мать и двое старших братьев жили в Михновке. По словам Ксении, ее родители алкоголиками не были, хотя многие в селе говорят обратное. Выпивали, да, но в меру и при этом не забывали воспитывать детей.

«Мне было шесть лет, когда мы всей семьей пошли на день рождение к моей бабушке – матери отца. Она тогда жила недалеко от нас, в деревне Кореневщина Смоленского района, – рассказывает Ксения. – Я помню, в этот день была натоплена баня, все успели попариться, а вот отец…помню только, видела из окна, как пожарные баню тушат. После того, как отец умер, мама стала сама не своя и начала пить, сильно пить…».

yxnpla4fPNE

С того времени в семье все пошло наперекосяк. Два брата Ксении также стали злоупотреблять алкоголем и очень рано ушли из жизни, практически в одном возрасте: одному было 20, другому 21. Так девушка и жила с пьющей мамой, пока однажды не пришла из школы и не увидела на скамейке возле дома сильно пьяную мать, а рядом с ней главу Михновского сельского поселения и участкового. «Мне сказали:  поехали. Я ничего не поняла, меня схватили за руку. Тогда мама стала меня вырывать и кричать на них, но меня все-равно забрали», – вспоминает девушка.

f-S8aFPeAyc

Так Ксения оказалась в приюте, потом ее перевели в Борщевскую школу-интернат. Здесь девочка проучилась несколько лет и даже общалась с матерью, которая часто приезжала к ней и забирала на зимние и летние каникулы. В последний раз  увиделись с мамой на суде, когда ту лишали родительских прав.

Дальше продолжились скитания девочки по социальным учреждениям. Борщевскую школу закрыли и ее перевели опять в какой-то приют, из него – в социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Улыбка», а из него в Демидовскую школу-интернат, в которой Ксюша и проучилась 11 лет. Когда девушка поступила туда, связь с матерью оборвалась. Да и не искала она дочку и не звонила. Тогда Ксюша сама решала ее разыскать, с трудом нашла телефонный номер их соседки в Михновке и узнала, что матери уже нет, она умерла от цирроза печени.

pi69Qip8n6w

«Я у себя одна…»

У девушки никого не осталось, одна родная бабушка, которая не могла оформить опекунство над девочкой по состоянию здоровья (она ослепла). 

После учебы в интернате  Ксюша поступила в Касплянский техникум  учиться на швею, а через год  вернулась домой, в родную Михновку, где ее ждала запущенная квартира. Электричество, газ, тепло были отключены за долги. О том, чтобы провести воду, девушка даже и не мечтала – это было ей не по карману.

Нужно было расплачиваться с долгами и как-то жить дальше.  Ксения устроилась в ресторан официанткой, потом –  помощником кондитера, спустя время – стала  помощником повара. Параллельно  решила получить еще одну профессию – слесарь по ремонту автомобилей. Потихоньку  начала выплачивать коммунальные долги, казалось, все налаживалось …

RQqiNWhNs-AВместе и навсегда

«Наш класс дежурил по столовой. Из больших ведер мы разливали суп по тарелкам. Я еле держала тяжелое ведро, тогда Никита предложил мне помочь: он взял в руки ведро, а я начала разливать суп. У нас сразу нашлись общие темы, он мне понравился, да и я ему тоже. С тех пор мы начали общаться и дружить», –  с улыбкой  рассказывает Ксения.

 Знакомство с парнем было чем-то светлым…Родная душа, к которой она так быстро и крепко привязалась. Подростки вместе воспитывались в доме-интернате, вместе отучились в Касплянском техникуме и вместе поехали в Смоленск. Друг без друга жизни они себе уже не представляли.

У Никиты  в отличие от Ксюши,  была мать, которая воспитывала еще двух малолетних детей. Почему она отдала сына в детдом, Ксения толком не знает, но после интерната Никита уже не хотел жить с матерью,  жил в основном у своей девушки. И  Ксения забеременела…

IMG_2917-1

Кайф или любовь…

Казалось бы, можно думать о свадьбе, рождении ребенка, счастливой семейной жизни, но действительность написала другой сценарий. 

Опустив глаза, Ксения рассказала, что у Никиты оказалась одна страсть, которая их разъединила. Это наркотики. Сначала ей казалось, что зависимости у парня нет, ну, покурил один раз «травку» и все. Потом это стало повторяться чаще, одного «подхода» было мало, он стал курить постоянно, а дозы увеличивались, вместе с расходами на них. И тут началось… Парень стал продавать все, что можно из дома Ксюши, сам при этом не работал, но ей было его жалко, он обещал, что бросит, но все опять повторялось. Иногда Никита и вправду бросал, но до первого звонка очередного друга «по кайфу».

ksusha

Когда Ксения забеременела, в ее квартире без элементарных удобств стало невозможно жить, тем более почти без мебели и бытовой техники. Первое время девушка жила у матери Никиты. «У меня дома было холодно, вода только на улице, поэтому я приходила к ним домой, хотя бы помыть ребенка, но там и без нас очень тесно, – рассказывает Ксюша. – Да и органы опеки узнали, что я у них живу, пришли, предъявили мне претензию, мол, почему я не живу у себя дома. Я объяснила, что там нет удобств, тогда мне пригрозили, что отнимут ребенка, поэтому я перестала туда ходить, хотя с мамой Никиты общаюсь до сих пор»

Хоть молодой человек, со слов Ксении, не обижал ее, все же теперь она побаивалась оставлять ребенка рядом с «обкуренным» папой. Терпеть это дальше Ксюша не хотела и приняла решение расстаться. Она поставила условие Никите: если он хочет вернуть дочку и ее, то должен  пойти лечиться и устроиться на работу…

"С появлением дочки я стала сильнее…"

Так она осталась с трехмесячной Соней совсем одна. Сейчас Ксения живет в смоленском «Доме для мамы» вместе с другими молодыми мамами, которым судьба уготовила непростые испытания. Девушки с детьми живут в уютных комнатах, помогают друг другу, с ними работают психологи, социальные работники, им помогают выбраться из жизненной «ямы».

IMG_2888-1

Здесь Ксения чувствует себя в безопасности и точно знает, что ребенка у нее тут не отберут. Девушка понимает, что жить здесь постоянно не получится и нужно думать, как быть дальше. «С появлением дочки, я стала сильнее, понимаю, что кроме меня у нее никого нет. Моя главная мечта, достойно вырастить любимую дочурку и для этого я сделаю все», – сказала в конце беседы Ксения.

Благодаря помощи волонтеров у девушки появилась кое-какая мебель, холодильник, телевизор, вещи для малышки. Ксюша планирует купить швейную машинку и шить вещи на дому, рассчитывает она только на себя и на помощь неравнодушных и небезразличных людей.

IMG_2919-1

Та же история другими глазами

В администрации Михновского поселение о судьбе Ксюши прекрасно знали.   Ведущий специалист администрации Елена Синякова  рассказала нам, что когда Ксюша вернулась из интерната, с помощью администрации в ее комнате сделали небольшой косметический ремонт: поставили пластиковые окна, двери, отремонтировали полы. Чиновники знали и об отсутствии газа в квартире, помогли собрать средства, нашли волонтеров и всем миром подключили жилье к газу.

IMG_2879-1

Все время пока девушка находилась в детском доме, у нее накапливались положенные ей по закону выплаты. Окончив школу-интернат, Ксения получила приличную сумму, которую потратила на выплату части долгов по коммунальным платежам,  на ремонт и на покупку мебели и бытовой техники.

«У нее был телевизор, микроволновка, холодильник, двухспальная кровать, мебель и многое другое, – поясняет Елена Синякова. – А ее парень – наркоман вынес из дома все, что она приобрела. Сама глава поселения подходила к ней и говорила, что к добру это не приведет, но Ксения не слушала. До декрета и после родов он жил у нее, продавал ее вещи, требовал с нее деньги. Неоднократно с помощью участкового приходилось выпроваживать его из Ксюшиной квартиры, так как он умудрялся сам выгонять ее оттуда».

Также Елена Валерьевна рассказала, что перед тем, как направить Ксению в «Дом для мамы», было организовано собрание руководителей социальной организации и представителей администрации поселения. 

IMG_2885-1

«Никто и слова не сказал о том, чтобы забрать ребенка у Ксюши, обсуждались только варианты помощи девушки и условия, при которых ей с ребенком будет лучше и безопаснее жить. Все понимали, что жить с наркоманом  – это страшно для нее и ребенка, поэтому мы настояли на том, чтобы она переехала в «Дом для мамы», – объясняет чиновница.

Мы поинтересовались, может ли администрация помочь Ксении как сироте и матери-одиночке провести воду в квартиру и расплатиться полностью с долгами по коммуналке (за воду и мусор на ней еще «висят» 14 тысяч рублей). Елена Валерьевна пояснила, что у Ксении уже нет статуса сироты, так как ей исполнилось 18 лет. Вся помощь, которую оказывала местная администрация после ее выхода из интерната, была добровольной, никаких обязательств у чиновников перед ней уже нет. Да,  у девушки трудная жизненная ситуация, она нуждается в поддержке и помощи, но важно, чтобы она правильно ею распорядилась и выбрала то, что для нее действительно важно в жизни.

IMG_2876-1

Все, кто хочет помочь Ксении и ее малышке Соне, могут позвонить по телефону 34-45-34 (ведущий специалист администрации Михновского поселения Елена Валерьевна Синякова) или 8-904-367-57-01 (социальное учреждение «Дом для мамы»), чтобы узнать координаты самой Ксении, звоните в редакцию smolnarod.ru по телефону 27-03-29.


Теги записи:

Комментарии