Константин Давыдкин: «Происходящее в Смоленске – пир во время чумы»

Депутат Смоленской областной Думы рассказал о том, что предпочитают замалчивать его коллеги

20.01.2015 11:55
Автор новости: редактор

Редакция Смоленской народной газеты продолжает подводить итоги прошедшего 2014 года. У нас в гостях побывал депутат областной Думы, член фракции “Справедливой России” Константин Давыдкин. Константин Александрович не часто берет слово на думских заседаниях, и сегодня мы восполняем этот пробел. Беседа получилась откровенной, а некоторые факты, изложенные депутатом, наверняка лягут на стол правоохранителей. 

Константин Александрович, как вы оцениваете экономическую ситуацию в Смоленской области? 

Ситуация плачевная. С сожалением вынужден констатировать, что у Смоленской области нет ни экономической политики, ни политики в области сельского хозяйства. У нас даже нет профильного заместителя губернатора, отвечающего за село. Зато у нас есть должность профильного зама, отвечающего за пиар губернатора. Алексей Островский забрал у депутатов средства на исполнение наказов избирателей, увеличив тем самым свой собственный резервный фонд с 200 до 500 миллионов рублей, который использует для одаривания людей. И это о многом говорит: смоленская власть окончательно смирилась со статусом депрессивного региона, и всю свою деятельность сводит к тому, чтобы рисовать красивые отчеты в Москву и пиариться через СМИ. 

– Ваша фракция, насколько я помню, голосовала против принятия бюджета области именно в связи с увеличением резервного фонда. 

И не только в связи с этим. Нас не устраивает урезание льгот смоленским ветеранам, лишение города Смоленска доли доходов от налога физических лиц, растущий госдолг Смоленской области. Но резервный фонд, это, конечно, безобразие. И в первую очередь потому, что он развращает власть. Из просмотра смоленских телепрограмм рядовой смолянин видит радужную картинку: губернатор разъезжает по области и раздает деньги социальным учреждениям из своего резервного фонда. Выглядит красиво, конечно. Но разве этим должен заниматься глава региона? Отсутствие системного, продуманного подхода к развитию ЖКХ стало причиной недавнего коллапса на тепловых сетях в Смоленске.

Меня умиляют неуклюжие попытки Островского, Алашеева и Ляхова, переложить всю ответственность за случившееся на ул.25 сентября исключительно на коммерческую структуру. Конечно «Квадра» виновата, но что делали толпы чиновников смоленской мэрии, которые каждую неделю в ходе штаба по подготовке к зиме инспектировали теплотрассы? «Квадра», если кто не в курсе, все свои действия согласовывает с местной властью, которая задолжала ей сотни миллионов рублей. А ведь это – те самые деньги, которые могли пойти на ремонт тепловых сетей. Ну а частник, естественно, не будет доставать деньги из своего кармана и ремонтировать трубы. Все ремонты делаются за счет тарифа, по которому платят люди. 

IMG_0240 (2)

Что лично меня больше всего возмутило: когда весь город «на ушах стоял» из-за отключенного отопления, глава администрации Алашеев где-то отдыхал вдали от Смоленщины. Это говорит даже не о его безответственности. Это в первую очередь говорит о его непрофессионализме: будь он профессионал, он бы давно усвоил из личного опыта, что все коммунальные передряги в основном и происходят зимой в праздничные дни. В праздники, когда многие твои подчиненные с рюмкой расслабляются – будь на рабочем месте! Так что и авария на тепломагистрали, и муки «Жилищника» по возобновлению подачи тепла в жилые дома смолян – все это зона ответственности и Алашеева, и Островского. Губернатор как высшее должностное лицо региона должен был сам ходить по квартирам и помогать людям. 

– У меня сложилось впечатление, что губернатор намеренно устранился от этой истории, чтобы сберечь свой имидж. 

В том то и проблема, что у нас власть только об имидже и думает. Ситуация в области достойна фельетона. Только вдумайтесь: губернатор катается по области и раздаривает деньги. Глава администрации на планерках получает заявки… через Твиттер! Чем занимаются его подчиненные? Для чего нужна тысячная администрация? Давайте разгоним ее и оставим бесплатный Твиттер и ремонтную бригаду, которая будет ездить по городу и по заявкам людей латать дыры – где снег почистить, где фасад подкрасить, где трубу подварить… Уверен, эффективность будет та же. Я хочу, чтобы вы поняли: происходящее в Смоленске – это признак полной профнепригодности власти. 

IMG_9610

Когда все говорят о программах импортозамещения, у нас закрывается единственный в области молокозавод по той причине, что на Смоленщине нет сырья. Вдумайтесь в это! Поддержка сельхозпроизводителей по-смоленски – это организовать ярмарку для аграриев в центре города, рядом с кладбищем, где продавцам, извините, даже по нужде сходить негде. И все это на фоне сокращения дотаций аграрной отрасли. При этом на своей администрации Островский не экономит. Как писала ваша газета, в 2015 году на содержание чиновников планируется потратить 523 млн рублей, что на 22 миллиона больше, чем в 2014-м! Расходы на заместителей губернатора выросли с 15,6 до 28,8 млн рублей. Я даже не знаю, как это комментировать. 

– Константин Александрович, в последнее время ваше имя упоминалось в прессе в связи с историей вокруг некой московской фирмы, которая якобы перечислила по ошибке почти 4 млн рублей смоленской фирме, с которой вы, якобы, связаны. Чем закончилась эта история? 

Эта история закончится тогда, когда суд обяжет ваших коллег из смоленских СМИ написать опровержения той лжи, которую против меня сфабриковали. А делается все это с единственной целью – очернить тех, кто открыто говорит о происходящем в области. Я и мои коллеги – единственные, кто называет вещи своими именами. 

– На сколько я знаю, вы предприняли свое собственное расследование коррупции и имеете определенные факты. 

Да, имею. Уверен, и губернатор их имеет, но то ли видит и покрывает, то ли не видит. Лично я не верю в слепоту губернатора, который не знает о делах своего первого зама Питкевича. Чем Смоленская область обязана этому человеку? Тем, что он является сыном теперь уже бывшего премьера Удмуртии, одного из самых богатых чиновников в России? Чем он у нас занимается? Может быть тем, чему он научился в корпорациях, куда его пристроили после окончания вуза – зарабатыванию денег? Привез из Удмуртии своих доверенных лиц, дал им хлебные должности. Руководить областным учреждением «Смоленскавтодор» поставлен Владислав Апаков, а Автоколонной 1308 – Эрик Уразов. 

Расскажу подробнее о том, что происходит в «Смоленскавтодоре». Чтобы было понятно, это государственное бюджетное учреждение, через которое проходят фактически все деньги областного дорожного фонда. Это астрономические по смоленским меркам суммы. Только в 2014 году дорожный фонд составил 4 млрд рублей. Как вы понимаете, это закрытая от посторонних глаз структура, секретность там – как в спецслужбах. И вот так уж получилось, что мой бывший компаньон дерзнул иметь с ней дело и влез в госконтракты. 

3

– Речь идет о нашумевшей истории с «Лаукаром»? 

– Да, с «Лаукаром». Мой бывший компаньон Дмитрий Сухов решил поучаствовать в тендерах на поставку гравия и щебня для нужд «Смоленскавтодора» и был шокирован тем, какие накрутки делают подрядные организации. Мы подсчитали: выставляя тендеры на 150 млн рублей, «Смоленскавтодор» закладывает в них свыше 40 процентов прибыли! Сухов посчитал, что скинув даже 25% от суммы тендера можно хорошо заработать. Т.е. он только на одной сделке мог сэкономить для области 35 млн рублей. Владислав Апаков, пользуясь своей безграничной властью, заблокировал исполнение госконтрактов фирмой «Лаукар», а потом в одностороннем порядке расторг с ней контракты. Сразу после этого тендеры выставились снова и были взяты какими-то сомнительными фирмами по полной цене. Куда ушли эти 35 млн рублей? Куда вообще уходят все сверхприбыли «Смоленскавтодора»? 

Но и это еще не всё. Как мы предполагаем, бюджету Смоленской области был нанесен ущерб на сумму в размере 84 млн рублей. На электронной площадке я нашел лот на закупку материалов для производства асфальта, где цена была завышена более чем на треть! Как я это выяснил? Всё очень просто. Я запросил коммерческие предложения у поставщиков, и они указали цену на 30 – 50 % дешевле, чем в лоте! Так, например, «Смоленскавтодор» закупал битум по цене 17,5 тысяч рублей за тонну. В полученных мною коммерческих предложениях от фирм, которые были готовы доставить груз в любую точку Смоленской области, цена на этот же вид продукции составляла 12 тысяч рублей. Естественно, поставщики заложили в эту цену свою прибыль. Не получается ли, что в карман чиновникам с каждой тонны шло по пять тысяч рублей? А ведь счет тоннам идет на тысячи. 

komm pred 2

komm pred

uktion 1

На щебне действовали еще изощреннее. Так, «Смоленскавтодор» закупал щебень гранитной фракции 5-20мм по цене 1900 рублей за тонну, в то время как поставщик из Брянска (!) мог доставить его в любую точку Смоленской области по 895 рублей. Накрутка – в два раза! Причем, проверяется все элементарно: достаточно посмотреть на коммерческие предложения от фирм, у меня они имеются, и результаты аукциона на электронной торговой площадке. А теперь посчитайте, какую накрутку сделал «Смоленскавтодор» только на одном госконтракте суммой 269 млн рублей? Поймите, эти случаи не единичны, это система, выстроенная руководством области! Лично я это иначе как пиром во время чумы назвать не могу. 

Я думаю, что те, кто вопрошал, зачем Питкевичу понадобилось ехать в «депрессивную Смоленскую область», получили ответ на свой вопрос. Самое печальное, что все это делается за счет простых смолян, которые мерзнут в квартирах из-за прорванных труб отопления, ездят по разбитым дорогам, стоят в очередях в детские сады, получают нищенские зарплаты, сводят концы с концами, будучи лишенными социальных льгот. Вы только вдумайтесь: Смоленская область – фактически банкрот. Юридически она банкротом не признана, но когда объем государственного долга вот-вот превысит собственные доходы бюджета за год – это банкротство! Пока смоленские чиновники жируют, вверенная им область застыла в позе попрошайки, выпрашивая из федерального бюджета бесконечные дотации. Все эти факты я в ближайшее время направлю в УМВД и прокуратуру. Что лично мне противнее всего – так это страусиная позиция моих коллег из областной Думы, которые в упор не видят всего этого беспредела. 

– Кстати, о ваших коллегах. Незадолго до нового года ряд СМИ написал о том, что вы в ходе комиссии по депутатской этике нецензурно выражались. Как развивались события? 

Вы знаете, я человек простой, в политических интригах не силен, так что могу и по матушке послать. Как вы правильно сказали, дело было на комиссии по депутатской этике. Меня туда вызвали в связи с историей, в которую меня настойчиво пытаются втянуть московские коммерсанты. Вас не удивляет, с чего бы это вдруг комитет областной Думы решил впрячься за московского коммерсанта, не имея на руках никаких доказательств моей вины, а когда речь заходит о грязных делах исполнительной ветви власти – депутаты молчок? Потом, конечно, Павел Михайлович Беркс оправдывался, мол, делать выводы рано, доказательств вины Давыдкина нет. Но это было потом. Но сначала меня возмутило, когда вся депутатская рать во главе с московским бизнесменом пытаются обвинить меня во всех грехах. Нашли козла отпущения. Ну я и высказался. 

– Потом, когда жар утих, извинялись перед коллегами? 

Я принес слова извинения некоторым коллегам, они тоже выразили мне сочувствие, мол, так было надо, сам же все понимаешь, такие правила игры… А я не хочу в эти игры играть. Не позволял, и не позволю никому очернять мое имя. 

Беседовал Максим ЗАХАРОВ


Теги записи:

Loading...

Комментарии