Кладовая вместо алтаря

или История о том, как смоляне целыми поколениями живут в церкви середины 18 века

21.10.2014 15:47
Автор новости: редактор

В Смоленске по адресу ул. Реввоенсовета, 13 на холме возвышается Спасо-Преображенская церковь. Храм построен в 1766 году. После революции его здание было поделено на комнаты, напоминающие кельи, в которых и поселили людей. Позже церковь была признана памятником архитектуры регионального значения, одной из достопримечательностей Смоленска. Сегодня старинная церковь известна еще и тем, что в ней до сих пор живут люди. Уже внуки и правнуки первых обитателей необычного общежития. 

Истории этой не один десяток лет. Люди живут в храме-общежитии уже несколькими поколениями, все эти годы сохраняя надежду на получение мирского жилья. В советское время из храма сделали склад, чуть позже, в 1978 году, здание переоборудовали под общежитие и заселили сотрудников научно-реставрационной мастерской. Сначала людей селили временно, потом разрешили прописываться на постоянной основе. ОАО “Смоленскреставрация” обанкротилось и с того времени здание стало практически бесхозным – его нет на балансе ни областной, ни городской администрации, ни епархии, а люди, живущие в нем, оказались фактически никому не нужны. Жить тут стало не просто не выносимо, а еще и опасно для жизни. Здание в буквальном смысле трещит по швам. От его основы отделяются фрагменты, свидетельство чему – маячки на трещинах в стенах, которые рвутся каждый год. Пристройка (когда-то тут была трапезная храма, а теперь – мужской туалет) отошла от основного здания, так как была построена позже, чем сама церковь. Потолок отсыревает и потихоньку сыпется прямо на людей. 

Жильцы не в состоянии самостоятельно отремонтировать 300-летнее строение, а управляющие компании просто отказываются брать его на обслуживание, заявляя, что здание требует многомиллионных вложений. Примечательно и то, что и власти, и высшее духовенство в курсе проблемы, но “воз и ныне там”. Буквально год назад храм посещал сам губернатор Смоленской области господин Островский, он выслушал чаяния людей, пожурил профильные городские службы и пообещал всё исправить и всем помочь. СМИ поспешили рассказать о скорой развязке истории храма-общежития: стараниями губернатора храм будет отремонтирован и отдан епархии, а жильцы расселены. Губернатор заверил жильцов, что их проблемы с жильем решатся в скором времени. Спустя год мы решили проверить, как выполняются губернаторские обещания. 

Сейчас в здании церкви живёт 10 семей. Всего 18 человек. Почти в каждой – маленькие дети. Одна семья занимает по 2-3 комнаты. Роман Лукашенков вместе со своей матерью, женой и ребенком живет на третьем этаже здания. Здесь нет ни канализации, ни воды. Каждый день приходится носить воду в комнату и выносить использованную. Роман рассказывает о своем быте: “Меня сюда привезли из роддома, я вырос здесь, сейчас мне 32 года. Вот теперь и у меня сын родился. В таких условиях очень сложно растить маленького ребенка: ни ванны, ни душа, ни горячей воды. На втором этаже хотя бы есть кухня, туалет и вода. Наша семья, да и живущие тут семьи, не могут взять ипотеку или кредит на жилье, поэтому стоим в общей очереди и ждем. В прошлом году губернатор обещали ремонт и переселение. Но…только поменяли несколько окон, дыру в потолке заделали и всё. На этом ремонт закончился. Вот так и живем, но, похоже, ничего не дождемся. 

Мать Романа Татьяна Ивановна Лукашенкова поселилась в необычном общежитии в 1982 году. В то время здесь был хороший ремонт, исправно работали все коммуникации. Татьяна Ивановна рассказывает о своей судьбе: “Я устроилась сюда работать комендантом, проработала 23 года, муж работал гранитчиком. Помню, ждали квартиру вместе, но так он и не дождался. Его уже 12 лет нет в живых. Я 16 лет на группе инвалидности, хотелось бы к концу жизни пожить в нормальных условиях. Как инвалид стою на льготной очереди на получение квартиры. Сын с рождения стоит на общегородской очереди. Сколько еще нам стоять в этих очередях – неизвестно. Как говорится, обещанного ждут 3 года, а мы уже все 30”. 

13

Жильцы храма платят только за свет и отопление, больше и платить не за что. Так как управляющей компании у здания нет, непосредственным управлением дома занимаются сами жильцы. “Дом никем не обслуживается уже лет 15, – уточняет Роман, – Если что-то ломается, собираемся соседями и чиним за свои деньги. Если прорвало водопроводную трубу, ремонтной службы ждать не от кого, нанимаем мастера или делаем своими руками. Хорошо хоть отопление есть, как я знаю, администрация города поручила в приказном порядке одному из городских ЖЭО, чтобы они нас отапливали”. 

Мать и сын вспоминают визит Островского и его обещания. Рассказывает Татьяна Ивановна: “Он еще сказал, что слов на ветер не бросает. Очень хотелось верить ему, ведь надежды уже нет ни на кого. Алексей Островский пообещал переселение и ремонт здания. Переселить нас он обещал в течение двух лет, также сказал, что здание будет отремонтировано, но не как жилое, а уже как церковь. В итоге вставили несколько стекол и заделали дыру в крыше. Принесли нам какие-то бумаги на подпись, со словами: “хотите – подписывайте, что мы сделали ремонт, хотите – нет, мы и так отчитаемся”. 

Туалет в здании общий. На первом этаже – мужской, на втором – женский. Душа нет вообще, есть некое подобие ванной комнаты (одно на всё здание), предназначенное для стирки белья. В здании нет горячей воды – жильцы обходятся холодной. Каждый год, когда нужно включать отопление, у жильцов возникает большая проблема – некому делать опрессовку. Тут же рвутся трубы. Соседям приходится скидываться на их ремонт.

1

Но коммунальные проблемы у жильцов не единственные. «Нам стыдно здесь жить, стыдно перед смолянами и гостями города, – рассказывает Алексей Владимирович Лавренков, который живет на первом этаже вместе с супругой и 3-летним сыном, – Недавно приходили прихожанки и вычитывали нас, что мы тут богохульствуем, что мы живем в святом месте, тем самым оскверняем его. Да, нам стыдно, обидно, мы хотим съехать отсюда, но куда? На улицу? Мы-то не виноваты, что в свое время из этого здания сделали общежитие. А вот стыдно ли власти, что в 21 веке в памятнике архитектуры 18 века живут люди». 

А между тем в здание регулярно наведываются туристы. Причем, их интересует не сколько архитектура церкви, сколько условия быта ее обитателей. “Мы тут как на показ, как экспонаты. Приходят туристы и просто любопытные люди, – сетуют жильцы. – На вопрос “Вы куда?” Отвечают: «Как, тут же церковь…». Кстати, в туристических картах города Спасская церковь указана как достопримечательность. 

Рассказывает Роман Лукашенков: “Движения начинаются после наших жалоб не властям, а на власти, жалоб в федеральные СМИ, во всевозможные организации. В том году мы отправляли жалобы в Москву, после чего наш быт показали по московскому каналу, только после интерес к нам проявил губернатор Островский. Никаких извещений, официальных писем о ходе дела по нашему дому жильцам не приходит, из чего мы делаем вывод, что никаких движений по нашей проблеме нет. Не только губернатор, но и другие чиновники приходили для вида, ходили по комнатам, смотрели, удивлялись, обещали помощь. Но выйдя из этого здания, они, скорее всего, забывают о наших проблемах, даже не поняв, каково это жить без элементарных удобств в здании середины 18 века”. 

Когда номер был подписан в печать, одно из смоленских СМИ сообщило о том, что администрация Смоленска начала перевод здания в муниципальную собственность. Как долго продлится эта процедура пока не сообщается. 

Людмила РЫЖИКОВА


Теги записи:

Loading...

Комментарии