Где-то тут заканчивается Смоленск

Как местные власти губят главный символ Смоленской области

27.05.2015 10:46
Автор новости: редактор
Когда-то наши предки говорили, что Смоленск начинается с Днепра. Во все века великая русская река была судоходна. Недаром в морской столице России, на стрелке Васильевского острова, монументальная скульптура Днепра стоит вровень с еще тремя русскими реками – Нева, Волга и Волхов.

Сегодня русский Днепр целиком и полностью протекает по территории Смоленской области. За последние десять лет великая река превратилась в помойку. Ровно такую же, как и город, коим правят безразличные к его судьбе варяги и жулики-временщики.

Официально судоходство на смоленском Днепре было запрещено в 1974 году. Возглавлявший тогда Смоленскую область Иван Ефимович Клименко очень расстраивался, что транспортные суда якобы размывают берега и уничтожают рыбу. Позже по смоленскому участку Днепра запретили ходить всем судам, хотя, как отмечают специалисты, достаточно было бы запретить движение глиссирующих кораблей. Так или иначе, именно это сомнительное решение явилось камнем преткновения и в наше время.

(Не)судоходный Днепр

Когда в 2009 году по Днепру поплыл пароходик, во всех уголках Смоленска начали говорить о возрождении пассажирского судоходства. На корабле, получившим ласкающее слух имя «Смолянка», переплавала вся тогдашняя мэрия во главе с еще не севшим Эдуардом Качановским. Губернатор Сергей Антуфьев лично обещал помогать в развитии судоходства на Днепре.

«Тогда нам казалось, что дело сделано, еще немного и Днепр станет по-настоящему судоходной рекой, а в скором времени тут появится большой речной порт», – вспоминает директор ООО «Смоленский фарватер» Сергей Астапенков.

Смоленск

Но в том же 2009-м году политические разборки внутри региональной власти привели к тому, что вопрос о включении Днепра в реестр судоходных рек и озер России, что называется, «завис». Многочисленные письма и хождения заинтересованных лиц по кабинетам областной администрации успехом не увенчались. В ответ на просьбы ускорить процесс внесения Днепра в реестр судоходных рек давались формальные отписки и пространные обещания.

Бюрократической неразберихой воспользовались недоброжелатели «Смоленского фарватера», натравившие на фирму, занимающуюся речными прогулками, прокуратуру.

Материал по теме:
В 2015 году на расчистку русла Днепра из федерального бюджета будет выделено 6,3 миллионов рублей.… →
В июле 2011 года транспортная прокуратура подала исковое заявление о запрете «Смолянке» осуществлять судоходство. Надзорный орган выявил нарушения требований Федерального законодательства при перевозке пассажиров на теплоходе по реке Днепр в черте Смоленска. В частности, запрет обосновывался тем, что в черте города Днепр не является внутренним водным путем.

Как сообщил наш источник, работавший в те годы в смоленской прокуратуре, штрафовавшие «Смолянку» сотрудники надзорного органа сами неоднократно проводили увеселительные прогулки на теплоходе, а когда пришло время штрафовать, прикрывались приказом. «У меня зарплата 75 тысяч (2011 год), если не выполню приказ начальства и не оштрафую вас, куда я потом пойду работать?», – приводит слова представителя транспортной прокуратуры, штрафовавшего «Смоленский фарватер», наш источник.

Несмотря на развернувшуюся охоту, «Смолянка» продолжала курсировать по городской черте. Хозяевам теплоходика было проще платить штрафы, чем лишать смолян удовольствия речных прогулок. Но и штрафовавшие не зря ели свой хлеб. Так, в 2013 году «Смоленский фарватер» оштрафовали за отсутствие навигационно-гидрографического оборудования. Отныне, по каким-то правилам, на теплоходе должна стоять система ГЛОНАСС, установка которой стоила около 300 тысяч рублей. Самое парадоксальное, что российский навигатор вряд ли бы смог определить точное местоположение кораблика, так как прогулочный маршрут теплохода составлял от 700 до 1000 метров.

Так или иначе, злопыхатели добились своего, и этот штраф стал последней каплей. С тех пор теплоход ни разу не выходил на прогулочный рейс. Его команда сошла на берег, а над Смоленском повисла угроза услышать прощальный марш, провожающий судно от местных берегов.

Три круга смоленского ада

Когда в 2012 году власть в области сменилась, казалось, у «Смолянки» появился второй шанс. Последующие разговоры руководства «Смоленского фарватера» с тогда еще губернатором Алексеем Островским, его замом, миллиардером Питкевичем, внушили в команду теплохода оптимизм.

«Все жали нам руки, говорили, что наше дело правое и нам обязательно помогут, – рассказывает владелец теплохода, смолянин Сергей Астапенков. – Мы пришли с конкретным примером, как судоходство было разрешено и устроено в Орле. Михаил Питкевич очень им вдохновился и даже собрал большое совещание по этому поводу, где дали указание главе администрации Алашееву выпустить постановление о разрешении судоходства по реке Днепр в черте города».

Материал по теме:
В Смоленске начались работы по расчистке русла реки Днепр, выполняемые силами ООО «Неруд» с привлечением… →
Но Алашеев не захотел выполнять поручения старших товарищей из областной администрации. Как поговаривают в мэрии Смоленска, Николай Николаевич заявил, что ему будто бы нет резона пускать теплоход по реке перед выборами. Мол, а вдруг разрешу, а вдруг, что случится, а оно мне надо перед выборами?

Но решение приехавшего в Смоленск из портового Владивостока Алашеева было не единственным вариантом для «Смолянки» продолжить свое плавание. Были еще два пути, оба испробованы и истоптаны до кровавых стоп руководством «Смоленского фарватера».

Первый, «Питерский» вариант, подразумевал принятие областного закона, по которому Днепр будет включен в состав внутренних транспортных путей, не входящих в состав транспортных путей России. Этот вариант используется в Санкт-Петербурге. Именно благодаря этому в Северной столице туристы могут прокатиться по рекам и каналам города или наблюдать за разведением мостов с воды. Но с этим вариантом категорически не согласилось ближайшее окружение Островского, в частности вице-губернатор Александр Медведев.

Дело в том, что именно Медведев курировал программу по очистке русла Днепра, на которую было выделено 82 млн рублей. Коррупционная схема, возникшая вокруг программы, уже неоднократно и подробно описана, но мало кто знает, что именно «распил» этих миллионов фактически закрыл для «Смолянки» Днепр.

Так, руководству «Смоленского фарватера» неоднократно объявлялось, что в случае включения Днепра в реестр судоходных рек Смоленская область перестанет получать деньги по программе очистки русла реки, а деньги, судя по всему, уже давно поделены.

Смоленск

У команды теплохода есть вариант – ждать окончания действия программы (до лета 2016 года) и тогда снова попробовать поднять этот вопрос, но гарантии, что в здании областной администрации не придумают еще какую-то отмазку, конечно, нет.

Казалось бы, самый простой вариант вернуть «Смолянку» в плаванье из трех существующих, это подать заявку в Москву для включения Днепра в реестр внутренних водных путей России. Но заявка эта должна быть подана администрацией Смоленской области. «Я встречался с Островским, рассказывал о планах, просил помочь только с этим, – говорит Сергей Астапенков. – Губернатор говорил – все решим, но проходили месяцы, а с места ничего так и не сдвинулось».

По словам владельца «Смолянки», 17 июня он записался на очередной прием к врио губернатора. «Если и после этого ничего не решится, то под «Прощание славянки» 20 июня наш теплоход уйдет в Могилев», – заявил Астапенков.

Прощание «Смолянки»

С 2009 года каждый сезон единственный смоленский теплоход проходит плановый техосмотр. Обходится это в 80-90 тысяч рублей. И по сей день у корабля есть все разрешающие документы, лицензия и главное – обученная команда. В свои лучшие времена «Смолянка» перевозила по 200-300 человек в день. На ее борту игрались свадьбы, проводились шумные вечеринки и важные переговоры.

Те, кто говорит, что судно разрушает экосистему Днепра, просто не знают, что осадка у этого уникального кораблика всего 40 сантиметров. К примеру, у иной моторной лодки осадка 80 см. По словам Сергея Астапенкова, когда все было хорошо, и корабль осуществлял регулярные рейсы, в Смоленск валом пошли письма из ассоциации речного флота России с предложениями сотрудничества.

Смоленск

«Были проекты пристаней, гостиниц, плавучих ресторанов, все это были готовы построить частные инвесторы за право плавать и возить туристов по Днепру», – говорит хозяин «Смолянки». Тогда же начали говорить о возрождении туристического речного маршрута Смоленск-Могилев-Киев. Но все уперлось в несудоходность Днепра.

Вообще Днепр – одна из немногих крупных рек в России, по которой запрещено судоходство. И порой складывается впечатление, что смоленским властям просто выгодно, чтобы Смоленск и смоляне жили в серой, унылой канаве, не видя ничего хорошего. Тогда очень удачно можно дурить голову рассказами о светлом будущем, время от времени одаривая счастливчиков средствами из резервного фонда.

Алексей ВОЛКОВ


Теги записи:

Loading...

Комментарии