Эпоха романтической демократии

О бурной политической жизни Смоленска конца восьмидесятых – в беседе с Геннадием Косенковым

3.02.2015 11:51
Автор новости: редактор
Политическая жизнь Смоленска в конце 80-х – начале 90-х была по-настоящему бурной. Именно тогда появилась наша первая общественная организация – Смоленский Народный Фронт (СНФ), который дал нашему региону много интересных и ярких политических и общественных деятелей – демократов первой волны. И именно с образования СНФ на Смоленщине началась многопартийность – стали появляться местные отделения различных партий.

Одной из таких партий была Демократическая партия России (ДПР). Это вторая партия (после ЛДПР), образованная еще во времена СССР. Поэтому в этом году ДПР исполняется 25 лет. Об этом и многом другом мы решили побеседовать с Геннадием Ивановичем Косенковым, который в начале 90-х не только входил в СНФ, но и возглавлял Смоленское отделение Демократической партии России (ДПР). 

02

– Перед развалом Советского Союза и в начале 90-х ДПР была самой массовой партией после КПСС. Региональные организации ДПР были по всей стране, выходили партийные газеты. Теперь же ее мало кто знает. Что случилось?

– Демократическая партия России была образована на учредительном съезде в Москве в мае 1990 года. Так вышло, что фактически с самого начала я был председателем оргкомитета, а затем и Смоленской областной организации ДПР. Как известно, ДПР также негласно называли “партией Травкина”, который был идейным вдохновителем, организатором создания и лидером партии в начальный период. Однако уже даже на этом учредительном съезде начался внутренний раскол из-за некоторых авторитарных замашек Травкина.

Политическая партия с названием ДПР существует и до сих пор, но можно сказать, что это уже совсем другая партия. Хотя там еще есть некоторые люди, которые были с самого начала.

Уход же ДПР из активной политической жизни связан, на мой взгляд, с тем, что партия, как понимало это тогда подавляющее большинство ее членов, организовывалась еще в советские времена с одной целью – создать политическую структуру альтернативную КПСС, или, как говорил тогда Травкин, “чтобы завалить монстра”. Многие демократы первой волны и пришли в ДПР, чтобы системно и организованно бороться с КПСС. И когда в 91 году КПСС не стало, то получилось, что ДПР свою миссию выполнила. Врага, как такового не стало. Поэтому часть людей, намеревавшихся профессионально заниматься политикой в новых условиях, из ДПР перешли в другие появившиеся к тому времени партии.

Но все равно в партии и около нее было еще много известных людей – тогдашний министр юстиции Николай Федоров, кинорежиссер Станислав Говорухин и экономист Сергей Глазьев, которые, кстати, на выборах 1993 года попали в Госдуму именно от ДПР. Впоследствии судьбы этих людей не были связаны с ДПР, хотя именно она дала им политический импульс.

– В феврале 90-го года, еще при коммунистической власти, Смоленский Народный Фронт провел самый массовый митинг за всю историю нашего города. Этому событию нынче тоже исполняется 25 лет. Вы были в числе организаторов митинга. Расскажите, как это было?

– Появление в 1989 году Смоленского Народного Фронта оказало огромное влияние на всю политическую жизнь Смоленщины. СНФ дал толчок развитию многопартийности в нашей области. В программных документах СНФ содержались основные требования вообще всех демократических организаций и движений тогдашнего СССР: отмена политической монополии КПСС; демократизация общества; многоукладность экономики и т.д.

В те времена СНФ занимался организацией собраний оппозиционно настроенных людей, организацией различных пикетов, выпуском листовок, распространением альтернативных газет (в том числе поступавших в Смоленск из Москвы и других регионов СССР), участием в выборах, проведением демонстраций и митингов. Выпускалась газета СНФ “Сход”, которую делали на каком-то ротапринте полукустарным способом.

И могу сказать, что со стороны властей никаких серьезных попыток как-то задавить Народный Фронт не было. Власть в основном наблюдала за этой общественной и по-настоящему народной инициативой. Иногда пытались сорвать какие-то собрания, не дать то или иное помещение, распускались всякие дурацкие слухи. Но это, как вы понимаете, мелочи по сравнению с тем, что творилось в 30-е годы…

И вот, 25 февраля в СНФ было принято решение провести общегородской митинг. До этого СНФ уже организовывал несколько подобных мероприятий, но меньшего масштаба. Кроме того еженедельно, по субботам, проходили собрания-митинги в актовом зале Промрайвоенкомата.

За неделю до назначенного дня в Доме Советов прошли переговоры с партийно-советскими органами и милицией, чтобы на митинге был порядок. Все начиналось с демонстрации – собравшись на Поповке в парке 1100-летия Смоленска, демонстранты с транспарантами, плакатами и лозунгами, в сопровождении милиции, направились к центру города, где на улице Коммунистической прямо у входа в Центральную Сберкассу был поставлен микрофон.

Сам митинг проходил на этой площади возле Сберкассы и памятника Владимиру Куриленко. В результате народу собралось много – битком была забита не только площадь, но и близлежащие улицы. По некоторым оценкам в этом оппозиционном митинге приняло участие около 10 тысяч смолян. Всё, в соответствии с договоренностью, охраняла милиция (не мозоля глаза, но на всякий случай наготове в подворотнях ближайших домов) и охранники порядка с красными повязками от СНФ (50 человек “аппаратчиков” и 50 “фронтовиков” с надписями “СНФ” на повязках).

митинг смоленск 1989

Лозунги были, естественно, против КПСС: “Долой самодержавие аппарата!”, “Обком КПСС – в отставку!” и т.д. Причем, люди зачастую приходили с самодельными плакатами. Мне, выступавшему первым после объявления об открытия митинга, и было поручено первым крикнуть в микрофон: “Обком Власенко – в отставку!”. Это при том, что на митинге присутствовали руководители обкома и горкома КПСС и сам Власенко.

Для тех, кто не в курсе или забыл, сообщаю, что, несмотря на то, что власть в СССР считалась советской, на деле же всем руководила единственная партия – КПСС, имевшая в каждой области свои комитеты – обкомы. На Смоленщине тогда первым секретарем областного комитета партии был Анатолий Власенко, который фактически и являлся руководителем региона. То есть крикнуть в те времена такой лозунг – это покруче было, чем сегодня выкрикнуть, например, “Областную Администрацию Островского – в отставку!”

Ничего подобного в Смоленске с 1917 года не было. Ведь еще в 1985 году за такие речи можно было попасть в кутузку. Кстати, сегодня такой лозунг тоже невозможен – из-за него нынче тоже могут быть неприятности. Это к вопросу об уровне свободы 25 лет назад…

Над лестницей Сберкассы висел бело-сине-красный флаг, что само по себе в те времена было очень смело. Тем не менее, выступающих было много. Выступали и горожане, и рабочие, и интеллигенция, и партийно-советская номенклатура. Выступил даже сам Власенко, но его народ освистал, и он ретировался куда-то.

– Были какие-то результаты от этого митинга?

– Через пару месяцев Власенко, действительно, убрали из обкома. Вместо него первым секретарем был избран Самородский. Думаю, что митинг внес свою лепту в эту отставку.

– Вы некоторое время в 90-е работали в мэрии…

– Был такой опыт. Вообще я работал заместителем директора по научной работе СФ Всесоюзного НИИ электрификации сельского хозяйства. Потом, уже в 1991-м, организовал свою фирму. А затем меня пригласили первым заместителем мэра по экономической реформе. Вначале я отказался, но потом дал согласие при условии, что отработаю в мэрии только год. Я уже тогда понимал, что бывшие партийно-советские чиновники будут использовать первых демократов, как прикрытие для обтяпывания своих делишек.

– Не могу не задать вопрос: почему вы ушли из смоленской политики?

– Это сложный вопрос. Знаете, я пережил на своем веку две “оттепели” – 60-е и 90-е, и, если честно, очень разочаровался и в самой политике, и в политиках, и даже где-то в людях. Как известно, в природе оттепель – явление временное, после нее снова наступают холода…

К тому же я никогда серьезно и профессионально политикой заниматься не собирался. В политику пришел, как и многие тогда, чтобы “завалить монстра”, т.е. КПСС. Потом стало неинтересно, и я занялся другими делами.

Беседовал Дмитрий ТИХОНОВ


Теги записи:

Loading...

Комментарии