Ельчанинов. Послесловие о жизни.

К 85-летию художника Владимира Ельчанинова.

17.09.2017 09:17
Автор новости: Шеф-редактор
Фото: Сергей МУХАНОВ
Два года назад не стало нашего земляка, народного художника России – большого мастера и замечательного человека, которому в этом году исполнилось бы 85 лет.

Владимир Васильевич Ельчанинов (1932 – 2015) – заслуженный художник РСФСР (1984), народный художник России (1995), член-корреспондент Российской Академии Художеств.

Ельчанинов был очень интересным собеседником – имел яркий взгляд на многие вещи и не камуфлировал его. Результатом наших бесед стали публикации в смоленской прессе, однако многое осталось «в столе». Сегодня мы решили вернуться к запискам, сделанным несколько лет назад в уютной мастерской художника. Юбилейная выставка работ Владимира Васильевича, о которой идёт речь, состоялась осенью 2012 года и была приурочена к его 80-летию. Итак, слово Владимиру Васильевичу.

Про совет

Главная беда (с чего я хотел бы начать) – у нас полностью отсутствует общественный контроль над чем бы то ни было! Сколько мы говорили – при Прохорове, Маслове, Антуфьеве – нужно, чтобы обязательно был художественно-архитектурный совет при главном архитекторе. Пусть совет не сможет что-то запрещать, но хотя бы – с правом совещательного голоса. Чтобы можно было обсудить любой проект. Вот набережную начали делать – не продумав её, как следует. Что это за набережная, если у неё нет никакого соответствия с рекой?! Что ни делают в городе – ни с кем не советуются!

Выставочный зал имени Тенишевых – хорошо, мы мечтали о нём, довольны, но нас ни разу не пригласили обсудить этот проект! А ведь можно было посоветоваться с нами… Хорошо, что он такой большой, этот зал, но ведь его надо было правильно вписать в эту среду! Мне не нравится, как он поставлен. Надо было додуматься: когда создавали комитет по празднованию 1150-летия Смоленска, туда не вошёл ни один ни архитектор, ни художник, ни дизайнер!.. Где такое видано?!

001

Про Блонье

У меня сердце кровью обливается, когда я вижу, сколько денег загублено зря! Угробили хорошие, интересные идеи, которые были заложены в этот сад. Поставили кругом эти кладбищенские ворота, через которые машина не может проехать – совершенно не нужные, как корове седло. Был хороший фонтан архитектора Шестопала – он в него душу вложил: своё решение, индивидуальное. Нет – взяли, сломали, поставили этот таз с водой! А ведь фонтан – это не только вода, это архитектурное сооружение. И оно должно работать на эту площадку даже без воды. А «таз» не работает, он совершенно не ложится на местность, вызывает антипатию – его всё время обойти хочется. И второй «юбилейный» фонтан такой же, с цветомузыкой. Музыки нет – всё, смотреть не на что!..

Наступило время дилетантов и недоучившихся людей.

Общепита у нас на Блонье не хватало, и появился «Русский двор» – я считаю, это неплохо. Но там началась экспансия – он начал расползаться в разные стороны. Ведь это надо додуматься – посыпать землю белой мраморной крошкой! Кто такое посоветовал? Так только на кладбище делают! Надо было сохранить газон… Потом, бабы эти фанерные с коромыслами – якобы, работы под русский стиль. Это не русский стиль! Это лже-Русь, придуманная дизайнерами. Они не понимают, что делают. У нас есть образец – Талашкино: съездите и посмотрите, как это было сделано нашими мастерами в XIX веке. Вот этот стиль и надо внедрять, если вы хотите быть продолжателями!

002

Про идеологию благоустройства

Замостили улицу Ленина, я говорю: продолжайте, сделайте из неё бульвар! В той части, где кирха, можно сделать полусквер, поставить скамейки с цветниками, установить питьевой фонтанчик, решить это пространство – и у нас был бы уютный уголочек в центре города! Я знаю, что в этом-то и заложена идеология: если мы сделаем красивую улицу – это идеология! Потому что народ захочет по этой улице ходить и захочет остаться в этом городе. Меня всегда беспокоит, когда я вижу, как молодёжь кривится: то плохо, сё плохо, надо уезжать… Нам нужно создавать маленькие оазисы в нашем Смоленске: красивые уголки – чтобы туда хотелось ходить. Я приветствую идею писать на табличках современное название улицы и историческое. Улица Ленина или Пушкина – это для меня большая разница. Всю эту улицу я бы Пушкину и посвятил. В скверике напротив кирхи, о котором я говорю, можно было бы организовать пушкинскую тему – со скульптурами, со скамейками…  Чтобы хотелось туда пройти, а то идёшь по улице – присесть негде…

Вот сквер маленький возле сельхозакадемии, на Большой Советской. Там можно было бы сделать такую остановочку, потому что люди идут в храм, и им негде остановиться, присесть. Я это чувствую по себе. Там очень красивая смотровая площадка получилась бы – нет, стоит забор, зайти нельзя, никому ничего не нужно, всё зарастает… Странно, у нас земля с такой традицией, здесь, казалось бы, только и работать!.. Какой город по рельефу красивый! Смоленск можно потрясающе застроить! А у нас – всё как попало, лишь бы себя сунуть в центр города, привязаться к коммунальной системе, к трубе какой-нибудь, а там – трава не расти.

003

Про советскую власть

Искусство тогда здорово поддерживалось государством – в отличие от того, что мы имеем сегодня. Хотя мы, художники, были чем-то недовольны, нам не хватало так называемой демократии. Мы её получили, и при этой демократии нас выбросили как корпорацию каких-то ненужных людей. И держится всё в настоящий момент только на энтузиазме.

В чём выражалась государственная поддержка? Союз художников имел множество домов творчества по всей стране – в Прибалтике, на Кавказе, на Байкале, в Тверской области, под Ленинградом… Художник мог поехать в дом творчества на два месяца за казённый счёт и там совершенствовать своё мастерство. Если ты там удачно работал, то тебя могли оставить ещё на два месяца – четыре месяца художника поили, кормили, оплачивали проживание и давали деньги на материалы. А потом ещё покупали работы, если ты здорово поработал. Лодыри не поощрялись, бездари – тоже.

Знаете, теперь говорят, будто главным было угодить тогдашней идеологии. Всё это ерунда! Если работа была профессионально немощной, она никогда никуда не проходила. Никогда! Вообще, мне сейчас кажется, что в России в ХХ веке был такой подъём в искусстве, что больше уже не будет. И в музыке, и в литературе, и в изобразительном искусстве – такие достижения, что сейчас ничего даже рядом не стоит! Да, были идеологические преследования, было дело Синявского – Даниэля, но наряду с этим – такой скачок, такой рост искусства! Как это могло случиться? Да, преодолевали трудности; конечно, не говорю, что нас засыпали цветами. Приходилось много работать и проходить мощный профессиональный отбор. Вот в чём суть! Теперь этого профессионального отбора нет совершенно никакого, произвол полный, можно всё, что хочешь.

004

Про смену

Есть ли приток молодой крови в Союз художников? Да как вам сказать… Молодые есть, но крови я там не вижу. Так, самодеятельность всё. Серьёзных выставок нет, поэтому проверить нельзя. Посмотрите, какие сюжеты все пишут – дальше букета боятся вылезти. Почему? Никто ж не купит – зачем ему трудиться?! Как говорится, что покупается, то и продаётся. А у нас при советской власти такого не было никогда! Моя картина «Гражданам России», посвящённая революционным событиям – это моя идея, никакой не заказ социальный, это я её придумал, а потом её у меня купили. Мне никто её не заказывал, и так работали в основном все. Я предлагаю, а потом уже со мной заключаются какие-то договора. А сейчас что – никаких предложений у художников нет! А ведь в искусстве главное качество – индивидуальность.

Какой я вижу выход. Есть государственное финансирование – выделяются какие-то деньги, допустим, музею или нашему управлению культуры. Мы проводим итоговую выставку, и по её результатам поощряем лучшие, самые интересные работы. Если они соответствуют музейному уровню – давайте приобретать их у художников. Поддерживать хотя бы таким образом высокое творчество, остальные пусть зарабатывают, как могут. Я уверен, что настоящее искусство без поддержки государства существовать не может. Оно не выживет!

005

Про кредо

Во-первых, честность в искусстве, во-вторых, понятность, чтобы твоё искусство работало. Я доволен, у меня хорошие отзывы по выставке, но я был убеждён, что так и будет, потому что я нигде не слукавил за всю свою жизнь. Хочу, чтобы таким искусство и продолжали другие художники. Вы спрашиваете меня о народности в творчестве. По-настоящему народный художник, я считаю, это тот, кто служит высоким идеалам. Как Репин, Суриков, Крамской и другие. Идеология должна быть обязательно гуманистической, и произведения искусства должны нести какой-то смысл.

007

Про секрет творческого долголетия

Надо любить своё дело! Несмотря на все перипетии надо работать. Я вот два дня занимался организацией своей юбилейной выставки, потом пришёл в мастерскую и уже написал пару вещей. Я не могу просто сидеть, встречать публику и пожимать руки. Я постоянно работаю и знаю, для чего я это делаю. Нужна непрекращающаяся любовь к своей профессии! У меня есть потребность всё время работать – как говорится, ни дня без строчки.

Сергей МУХАНОВ

 


Теги записи:

Комментарии