Долг с риском для жизни

Как в Дорогобуже обвиняемый с потерпевшим местами поменялись

26.09.2014 16:48
Автор новости: редактор

Десять лет назад в Дорогобуже произошла обычная житейская ситуация, в которой не было ничего криминального. Однако вскоре она переросла в странный, запутанный клубок противоречий, где оказались замешаны бандиты, следователи и суд.

В 2004 году молодой житель города Дорогобуж Смоленской области Анатолий Федотов, примерный семьянин, простой, словоохотливый человек, будучи частным извозчиком, познакомился с начинающим, но уже успешным бизнесменом Эриком Кочеровым. Анатолий частенько подвозил его, по дороге мужчины разговаривали, бывало, делились проблемами и планами. Однажды Толик признался, что собирает деньги на квартиру в Смоленске, и уже большую часть суммы накопил. Через какое-то время Эрик попросил одолжить ему на три месяца 12 300 долларов, на развитие бизнеса по продаже мазута. Тот не мог отказать: три месяца – не такой уж великий срок. Время вышло, а деньги Эрик возвращать не торопился.

Анатолий подождал, потом напомнил один раз, два, три… Так как Эрик его игнорировал,  пришлось подавать на него в суд. Есть решение суда 2004 года о взыскании с Кочерова 357 тысяч рублей плюс неустойку и штрафы. Решение суда он не исполнил. И в 2006 году судебные приставы наложили арест на его имущество, но вырученных денег – 299 тысяч рублей не хватило на покрытие долга. Далее началось непонятное…

Говорит Анатолий Павлович:

– Судебные приставы попросили меня написать расписку, что я не имею претензий к Кочерову, обещая, что на днях остаток долга мне вернут. Я поверил, написал, а деньги не получил. Снова подал заявление о возбуждении исполнительного производства. Далее производство то закрывалось с подачи приставов, то открывалось. Меня словно «разводили»…

Кстати, у Кочерова другая версия происхождения своего долга, вернее, две: сначала он утверждал, что деньги у Федотова брал для развития их совместного бизнеса по продаже рубероида. Потом стал говорить, что Толик вложил в бизнес деньги, но прибыли не было, и, чтобы вернуть вложения, попросил Кочерова написать расписку о том, что он взял у Толика в долг 12 300 долларов.

А 22 мая 2008 года, по словам Кочерова, он, испугавшись угроз, отдал Толику 3,2 миллиона рублей. В поселок Верхнеднепровский Дорогобужского района приехал, мол, черный «Мерседес» (почти как черный ворон), Кочеров сел на заднее сиденье, а Толик сидел впереди. При передаче денег присутствовали бандиты из «чернояровской» группировки, якобы нанятые Толиком: Рябух, Чупляков и Коценков. Рябух взял у Федотова расписку, написанную в машине на клочке бумаги. Позже Кочеров изменил показания – мол, Толика в машине не было, а расписку от него ему передали через несколько дней, не уточнив, кто именно. И на этой странной расписке, где не была обозначена сумма, следственные органы впоследствии построили всю свою обвинительную базу! Вообще, не странно ли, почему Кочеров «вернул» долг не через судебных приставов-исполнителей, а через бандитов, причем, «вернул» гораздо большую сумму?

Со стороны Кочерова нашелся свидетель, утверждающий, что именно у него тот одолжил три миллиона для Федотова. По другому свидетельству, деньги Кочеров взял в банке (!).

–  Денег от Кочерова я не получал, – уверенно говорит Анатолий. – В момент якобы их передачи я был с друзьями из Москвы. Что касается расписки об их получении, я ее написал, да, по просьбе судебного пристава, который сказал, что остаток кочеровского долга мне передадут не сегодня-завтра… бандиты. Я тогда удивился, почему бандиты, но под давлением написал, что от меня требовали, не поставив подпись, подпись подделали – это подтверждает подчерковедческая экспертиза.

В 2012 году Федотов обратился в Дорогобужский районный отдел службы судебных приставов с очередным заявлением о возбуждении в отношении Кочерова исполнительного производства за не возврат остатка долга, при этом он не указал сумму, на которую претендует. Тогда же на Анатолия Павловича завели уголовное дело — за вымогательство (не доказанное) в 2008 году у Кочерова трех миллионов и за… «мошенничество» – Кочеров заявил на него в полицию, что будто бы он требует у него 1 004 184 рубля в счет долга с натекшими процентами. На основании этого голословного, не проверенного заявления следствие вменило обвинение Федотову. Так обвиняемый с потерпевшим поменялись ролями.

–  Откуда взялся миллион? – снова говорит Федотов А.П. – Дело в том, что мошенничество, за которое на меня завели уголовное дело, в крупном размере наказывается лишением свободы на срок до семи лет. Кочеров специально придумал эту сумму, чтобы подогнать ее под особо крупную и таким образом избавиться от меня и не возвращать долг! Мы с моим защитником требовали представить отчет – как и кем была насчитана эта сумма, на которую я как заимодавец будто бы претендую, но это оказалось тайной.   

В августе 2014 года корреспонденту Народной газеты довелось лично присутствовать на одном из судебных заседаний Дорогобужского районного суда по уголовному делу Анатолия Федотова. Всего заседаний было около десяти. Так вот, впечатления шокирующие.

Во-первых, судья Кулагин В.А. запретил использовать диктофон. И на всех предыдущих заседаниях аудиозапись из-за его запрета не велась! Хотя федеральное законодательство предоставляет право журналисту (или другому лицу) вести в ходе судебного процесса аудиозапись (п.7 ст.10 ГПК РФ, п.7 ст.11 АПК РФ, п.5 ст.241 УПК РФ).

Данное право напрямую вытекает из принципа гласности и открытости судебных заседаний, и не может быть ограничено даже судьей, оно безусловно. Но в Дорогобуже свои условности и свои понятия вместо законов.

Во-вторых, судья не допустил в зал ключевых свидетелей Анатолия Павловича – жителей столицы, которые могли подтвердить его алиби: в момент, когда ему 22 мая 2008 года якобы передавали миллионы, они находились с ним в другом месте – об этом они жаждали заявить. Но множественные ходатайства об их допросе судьей отклонялись без объяснений.

Таким образом, суд нарушил статью 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод – право на справедливое судебное разбирательство. Следователи тоже отказались беседовать с людьми, которые могут повлиять на исход дела. И прокурор сказал – нет оснований для этого!

В-третьих, обвиняемый и его защитник сидели в разных концах зала, не имея возможности сообщаться. А это на судах – нонсенс!

Из речи Сергея Константиновича Гаврюшина – защитника Федотова:

– Впервые за мою многолетнюю юридическую практику я сталкиваюсь с таким количеством нарушений, допущенных судьей, гособвинителем и следствием. Я так прямо скажу – дело Федотова шито белыми нитками, здесь очень много нестыковок. Что это за суд, где нет ни состязательности, ни равенства сторон? В материалах уголовного дела нет доказательств, что «банда чернояровских» действовала по поручению Федотова. На первом судебном заседании в августе 2013 года адвокат Федотова Валерий Гурьков заявил пять ходатайств, прося вызвать в суд и допросить в качестве свидетелей этих самых «чернояровских», истребовать документы следствия о том, как они вымогали у Кочерова деньги, ведь в них Кочеров указывает, что в доле находятся федеральный судья Васькова Л.В. и старший судебный пристав Дорогобужского района. Но гособвинитель Заруцкий В.А. противодействовал истребованию этих материалов, а судья отклонял ходатайства. Однако на суде против Федотова выступил свидетель Рябух, который ранее был в «чернояровской» банде и находился в СИЗО-1 под следствием как вымогатель денег у Кочерова. Обвиняемый принял статус свидетеля! Но в уголовно-процессуальном законодательстве не предполагается возможность наделять одно и то же лицо правовым статусом обвиняемого и свидетеля одновременно! Кстати, его подельники Коценков и Чупляков отказались свидетельствовать против Федотова, признавшись, что ни разу не встречались с ним, денег ему не передавали и расписки не видели. Интересно и то, что Рябух сейчас находится на свободе…

– На втором заседании адвоката Гурькова не было, он попросил Федотова отказаться от его услуг в связи с опасением за свою жизнь – в его адрес поступали угрозы. Судья Кулагин отклонял ходатайства Федотова о новом защитнике. Лишение подсудимого права на защиту – это судейский произвол. Далее, Кулагин на суде демонстративно унижал меня как профессионала, когда я заговаривал о ходатайствах, насмехался над «моей логикой». Это тоже судебный произвол. Вообще, очевидно, что Кочеров придумал всю эту историю, чтобы не платить долг, растущий с каждым годом, и подключил для защиты своих интересов правоохранительные органы, судей и членов ОПГ, – убежден защитник.

…Кажется, грамотная, смелая речь защитника должна возыметь действие. Не тут-то было: судья слушал все это с ухмылкой. Более того, заявленное Федотовым в N-ный раз ходатайство о возобновлении судебного следствия в связи с тем, что оно было проведено не качественно, он конечно же отклонил. На следующем судебном заседании, 19 сентября, московских свидетелей невиновности Федотова снова не допустили. Очередное слушание назначено на 3 октября.  

Ася ВАСИЛЕВИЧ

На снимке: защитник обвиняемого — С.К. Гаврюшин;

здание Дорогобужского районного суда.


Теги записи:

Loading...

Комментарии