День за днем – грибок и плесень

Жильцы Хлудовской казармы в Ярцево живут в нечеловеческих условиях

20.11.2014 11:41
Автор новости: редактор

Жаль, что видеокамера не передает запах. В доме №185 по улице Интернациональная в Ярцево – он особый. Это запах плесени, сырости, неисправной канализации, курева… запах безысходности, который разносится по коридорам «дома-призрака» и отравляет жизнь всем, кто имел несчастье поселиться здесь волею ярцевских властей.

Здание построено при Николае II в 1890-е годы купцом Хлудовым для работников Ярцевской текстильной мануфактуры. Изначально в доме проживало 300-350 семей, многие из которых до устройства на фабрику жили в землянках. Сейчас этот дом является памятником архитектуры и в нем по-прежнему живут люди. С некоторых жильцов перед заселением требовали приобрести за собственные деньги охранные грамоты, и даже призвали новоселов гордиться тем, в каком историческом здании они теперь будут жить.

Дикость ситуации еще и в том, что дом разделен на две части: одна пребывает в полностью заброшенном состоянии, официально признана аварийной, является пристанищем бомжей и крыс. Другая – отремонтирована, и со стороны даже выглядит прилично: свежая штукатурка, металлочерепица, пластиковые окна. Однако приличным все это выглядит лишь издалека. Стоит рассмотреть дом внимательнее и зайти внутрь, и вы уже не останетесь равнодушными к тем, кто в нем живет.

Жильцы дома убеждены: заселять сюда людей нельзя было изначально. «Когда идея только возникла, мне кажется, это уже было на грани преступления. Федеральная программа предусматривает предоставление нам благоустроенного, нового жилья, которое бы было значительно лучше тех домов, в которых мы жили, – рассказывает Валентина Коробейникова. – Раньше мы жили в бараках. Там не было горячей воды, но там было тепло, индивидуальное отопление, зелень кругом, цветы. А нас переселили из бараков фактически в общежитие. Экспертизы показали, что этот дом не пригоден для проживания. Дом трещит по всем швам, везде сырость и плесень».

Свои опасения жильцы высказали чиновникам еще до вселения. Но последние поспешили их развеять. Например, руководитель подрядной организации, проводившей ремонт, сообщил, что он сам и его работники тоже приобрели здесь квартиры. Тут, мол, и стены толстые, а значит дом теплый, и ремонт сделан капитальный. Что еще нужно для счастливой жизни?! «Будете тут жить и нас благодарить!». Единственное, что сразу смутило жильцов – отсутствие балконов. А чтобы окончательно “добить” сомневающихся, заверили: сейчас заканчивается стройка еще одного дома для переселенцев, и если вам тут не понравится – дадим вам квартиры в новостройке. Из слов чиновников следовало, что Хлудовская казарма – это вроде как временное жилье, а новоселам даже чемоданы распаковывать не надо. Главное – подпись поставить под актом приемки, и все дела! Но на всякий случай пригрозили: если на переезд не согласитесь – выплатят вам лишь стоимость ваших бараков, а это не более 200 тысяч рублей. И переселяйтесь потом с этими деньгами, куда хотите.

Плесень и грибок на окне одной из расселенных квартир

Проблемы у жильцов начались в первые же недели после новоселья. Выяснилось, что в доме не просто плохая вентиляция, а ее… попросту нет! Как только люди начали пользоваться газом и ванной, сырость стала оседать на стенах. После включения отопления в доме воцарился идеальный микроклимат для размножения грибка и мошек. Стены моментально покрылись черным налетом. Проблему усугубило то, что соседнее, заброшенное крыло дома, уже было изъедено грибком. В результате паразит с легкостью перекинулся на отремонтированную часть здания. Валентина Коробейникова находит единственное спасение: с началом отопительного сезона переезжает к детям, а зимой, с морозами, возвращается домой и живет с распахнутыми настежь окнами. Хорошие вещи здесь стараются уносить к друзьям, потому как и они моментально приходят негодность.

У Нелли Летовой двое маленьких сыновей. Каждую ночь ей приходится дважды их переодевать, т.к. одежда пропитывается сыростью. Дети постоянно болеют. Зайдя в квартиру Летовой, становится не по себе: плесень везде – на мебели, окнах, потолках. Всем этим целыми днями дышат два маленьких пацана. За стеной – соседняя, аварийная часть здания, так что квартира Летовой принимает основной удар на пути победоносного шествия грибка по Хлудовской казарме. Чтобы хоть как-то поддерживать квартиру в приличном состоянии, женщине пришлось осваивать навыки строительных работ: замазывать плесень, подклеивать обои и подштукатуривать потолки.

Юные заложники решений ярцевских властей

Нелли Летова показывает постановление Ярцевского городского суда от 26 февраля 2013 года, «о понуждении администрации Ярцева предоставить жилое помещение для проживания в виде отдельной квартиры», которое до сих пор не исполнено. «Квартира предоставлена не была, судебные приставы свою работу не выполнили. Аналогичные решения суда есть еще у трех жильцов дома, но и у них ситуация аналогичная. Пока по судебным решениям переселения добились две семьи», – рассказывает Летова. 

Иная история у Светланы Поляковой. В 2009 году она подписала соглашение на переселение в дом №1 по улице Чайковского. В 2011 году явившись за документами в администрацию, обнаружила, что ей подсовывают бумаги с адресом ул. Интернациональная, дом 184. Светлана Михайловна не стала спешить ставить подпись, и решила сначала внимательно осмотреть предложенную квартиру. Даже беглого осмотра хватило, чтобы увидеть почерневшие от грибка и сырости углы «новостройки». Женщина решительно отказалась принимать квартиру. Обнаглевшие чиновники ярцевской мэрии принялись буквально насильно вселять женщину. «Никаких вариантов не предлагали, все ответы на мои письма – как один под копирку, только разные подписи и разные даты. «Если вас жилье не устраивает – подавайте в суд». Я подала в суд и выиграла.  Заключение суда таково: квартира, ключи от которой мы отказались получать, не пригодна для проживания. Перед этим независимая комиссия провела экспертизу и признала весь дом непригодным для проживания. «На данный момент у моей семьи жилья вообще нет, приходится снимать, как и всем людям, оставшимся без крыши над головой», – рассказывает Светлана Полякова.  

Коридоры Хлудовской казармы

Решение вложить федеральные средства, выделяемые в рамках программы переселения граждан из аварийного и ветхого жилья именно в это здание, было принято в 2009 году главой администрации Ярцево Владимиром Галкиным. Его же администрация приняла дом в эксплуатацию и начала переселять сюда жильцов. С тех пор история жителей хлудовской казармы – это история противостояния бесправного человека с бюрократической машиной, которая ни на уровне региональной, ни на уровне местной власти не в состоянии решить их проблемы.  Точнее, она даже не пытается это сделать.

«Свои права мы отстаиваем с 2010 года, как только сюда заселились. Проживание здесь невозможно, – говорит жилец дома Нелли Летова. – Обращались к губернатору, в департамент Смоленской области по строительству, к главе администрации Ярцевского района, которых здесь поменялось несколько человек. Никто на наши жалобы не реагирует, иной раз на них даже ответов нет».

Счета за коммунальные услуги - как в роскошных квартирах

«Людей переселяют вроде как в новое жилье, но предоставляют им худшие жилищные условия, – считает главный редактор ярцевской газеты «Ярмакс» Игорь Огородник. – По моей информации, компания, которая производила восстановительные работы, в стадии ликвидации. Насколько мне известно, в ярцевской администрации по уже сложившейся практике многие документы уничтожены».

Между тем, история с Хлудовской казармой отражает типичную для Ярцева, да и в целом для Смоленщины, картину того, как осваиваются федеральные деньги на переселение граждан из бараков. Мы уже рассказывали о том, как в середине мая 2014 года в Ярцеве произошел пожар в доме №21 по улице Горького. Горел мансардный этаж (читай, чердак) четырехэтажного жилого дома, который местные власти тоже «удружили» нуждающимся в расселении. Экспертиза установила, что мансардного этажа в проекте дома нет и в помине, а сама надстройка выполнена с многочисленными нарушениями, что способствовало распространению огня. Во избежание скандала властям пришлось спешно закупать квартиры для погорельцев из маневренного жилого фонда города Ярцево за счет региональных средств. Ну а федеральные миллионы в буквальном смысле сгорели. Возвращаясь к Хлудовской казарме, добавим, что и здесь недавно был пожар, правда, в заброшенном, нежилом крыле здания. Так и живут вынужденные переселенцы, как на пороховой бочке. 

Максим ЗАХАРОВ 

КСТАТИ 

На прошлой неделе стало известно, что Смоленская область попала в перечень 11 регионов России, где дома для переселенцев из аварийного и ветхого жилья возводятся с нарушением строительных норм. Об этом сообщает пресс-служба Минстроя России. С июля по ноябрь этого года в реестр уже включены 11 регионов – Иркутская, Брянская, Смоленская, Костромская, Московская и Вологодская области, Республика Тыва, Башкортостан и Карелия, Еврейская автономная область, Алтайский край. Еще по 8 субъектам, которые, возможно, тоже попадут в данный реестр, проходят проверки. В «черном списке» могут оказаться строительные объекты Вологодской, Новосибирской, Тверской, Пензенской, Тюменской, Свердловской и Самарской области, а также Ставропольского края. 

Как мы уже сообщали, «Общероссийский народный фронт» проводит мониторинг качества возводимого для переселенцев жилья, результаты которого обобщаются на уровне федеральной власти России. В частности, одна из точек напряженности возникла в городе Гагарине, где новостройки для переселенцев были выполнены с множеством нарушений. Не лучше обстоит ситуация в Смоленске и Ярцево. Судя по всему, эти нарушения и стали сигналом для Минстроя обратить пристальное внимание на Смоленскую область.


Теги записи:

Loading...

Комментарии